пенсионер

Людмила приехала в Бахмут за пенсией вместе с мужем. Женщине 81 год, и ей сложно ходить. Одной рукой она опирается на трость, а второй держится за супруга: «Мы ж пахали. Я на заводе «Стирол» 10 лет с противогазом отработала, муж в забое шахтёром — 17». В не подконтрольной Украине Горловке их ждут дочь и сын с инвалидностью. «Разве мы можем его бросить?» — заглядывает она мужу в глаза. 
Лик на иконке весь в трещинах, края оборваны. Зато надпись читается хорошо. С подоконника в комнате Олега Лаврентьева она призывает бодрствовать и непрестанно молиться. Я смотрю на неё и думаю: этот человек тяжело работал и наверняка обращался к Богу. Но вот он передо мной и не здесь — на чужой железной кровати, лишённый дома, а к старости — ещё и памяти. 
«Никакой старости нет — есть период зрелости», — считает Вероника Коломенская. В маленькой комнате гериатрического пансионата она показывает свой портрет. На чёрно-белой фотографии ей нет и сорока, а сейчас — почти 80. Вероника ходит с трудом, но не жалуется, наоборот, больше шутит и улыбается. «МедиаПорту» она рассказала свою историю — как в советские годы создавала гериатрический пансионат и как теперь стала его подопечной. 
Инспектор Дмитрий Гайдук держал и отвлекал разговорами 85-летнего мужчину, который хотел прыгнуть из окна, пока другие полицейские пытались попасть в квартиру.
В начале 2016 года пенсии получали 956 тысяч пенсионеров из числа внутренне перемещённых лиц. После внедрения процедуры верификации ВПЛ количество переселенцев, получающих пенсии, уменьшилось до 548,9 тысяч.  
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.