«Смысл какой?»

Он потерял почти всю семью, а теперь сам — на скамье подсудимых. 

В Харькове начался суд по делу о взрыве на Московском проспекте. Владимир Сургай, глава семьи, в которой погибли двое взрослых и двое детей, сегодня утром пришёл в суд.

Он пытается шутить с журналистами. Проходя мимо телекамер, произносит что-то вроде: «Знаменитым стать легко». А в окружении микрофонов говорит:

«Да, я понимаю теперь президентов и всех остальных, как им плохо и как нехорошо они себя чувствуют».

В спортивном костюме, с пакетом в руках и без защитника Владимир Сургай выходит из мрачного здания Фрунзенского суда. Благодарит городские власти и врачей.

«Вот нет у ребёнка никого, а они заботятся, как мать и отец. Медперсонал и все, кто участвует в помощи и в сострадании, искренние и чистые сердца у них. По-настоящему. Они не дают возможности даже отдохнуть от того, как они помогают», — рассказывает Владимир Сургай.

Он не отрицает вины. Ждёт «справедливого наказания». И просит прощения у всех.

«То, что заслуживаю, я должен получить. Я думаю, что все будут удовлетворённые. Частично, я думаю, что каждый будет удовлетворён. При чём тут заправщики или кто-то ещё? Зачем кого-то винить?» — признаётся Владимир Сургай.

«Смысл какой? Смысл? Зачем мне искать крайних, защищать себя? Есть содеянное что-то, я должен быть наказан», — так он отвечает на вопрос, почему отказался от адвоката.

Жена, две дочери, внук — в декабрьском ЧП погибла почти вся его семья. Ещё несколько человек пострадали, в том числе 14-летняя Кристина, средняя дочь из семьи Сургай.

«Она живая. Пишет. Рисует правой и левой рукой. Мы делаем наставления докторов. Если ваши молитвы, доброта ваша, если будете думать о хорошем и заботиться через своё сердце о ребёнке, я думаю, она быстрее восстановится. Потому что все те, кто молились, при том, когда ребёнку было плохо, то ребёнок благодаря вам всем, просто даже мысленно... Чуть-чуть даже, оскорбляя, унижая или насмехаясь, это была забота о ребёнке. И она живая и здоровая. Я думаю, что всё будет хорошо», — делится Владимир Сургай.

Снисхождения мужчина не ждёт.

«Вы нас простите ради Бога, если можете все. Люди. И тем, кому... Нет слов больше. Простите, пожалуйста».

Владимир Сургай вместе с дочерью вернулись в ту же квартиру, куда в декабре глава семьи принёс газовый баллон. Хотел отвезти на дачу. Не успел. Соседи, с которыми журналисты общались у подъезда, в один голос твердят: «Бог подсудимого уже наказал». В прокуратуре произносят то же самое, но там говорят, должны действовать по закону (максимальный срок по статье — до 8 лет лишения свободы). Объясняют, что условное наказание тоже возможно. Есть смягчающее обстоятельство: у подсудимого — несовершеннолетняя дочь.

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.