Падение самолёта в Чугуеве: дело закрыто

Уголовное дело по факту ЧП, в котором погиб 21-летний курсант Харьковского университета Воздушных Сил, было закрыто в связи с отсутствием состава преступления.

22 сентября 2012 года на Чугуевском аэродроме разбился учебно-тренировочный самолёт Л-39. Пилот — третьекурсник Харьковского университета Воздушных Сил имени Кожедуба Николай Наконечный — погиб.

Полёт, который закончился трагедией, молодой человек впервые выполнял без инструктора.

На следующий день после ЧП Главнокомандующий Воздушных Сил Вооружённых сил Украины Юрий Байдак озвучил в Харькове предварительные причины произошедшего. По словам главкома, пилот «задрал» самолёт на слишком большой угол и начал «валить на крыло».

Главком Воздушных Сил Юрий Байдак — крайний справа

«Он коснулся крылом, его развернуло, он упал на кабину, по всей видимости, он погиб, потом его ещё раз перевернуло, он начал уже гореть, потому что топлива много, топливо вылилось. И потом пилота выбросило из кабины», — так Юрий Байдак описывал обстоятельства гибели курсанта.

Главком говорил также, что руководитель полётов давал лётчику команду катапультироваться, но тот не реагировал.

По факту падения самолёта прокуратура Центрального региона Украины по надзору за соблюдением законов в военной сфере возбудила уголовное дело. ЧП было квалифицировано по статье 416 Уголовного кодекса Украины — «Нарушение правил полётов и подготовки к ним».

Итоги расследования в ответе на информационный запрос «МедиаПорта» сообщил Харьковский прокурор по надзору за соблюдением законов в военной сфере Дмитрий Шевченко.

Как следует из его письма, уголовное дело по факту гибели курсанта было закрыто ещё 31 октября 2012 года «за отсутствием состава преступления».

Прокурор отмечает, что «объективные причины, которые бы указывали на непосредственную причину катастрофы, не установлены». Таковы выводы судебных экспертиз, а также комиссии Главной инспекции Министерства обороны Украины по этому делу.

В прокуратуре констатировали: до столкновения с землёй самолёт был исправен. Работала и система аварийного катапультирования. Но пилот ею не воспользовался «по причинам, не подтверждённым собранными по делу доказательствами». Таким образом, следствие опровергло версию о технической неисправности воздушного судна и остановилось на «человеческом факторе».

Из ответа Харьковского прокурора по надзору за соблюдением законов в военной сфере Дмитрия Шевченко: «Причинами падения самолёта стали неправильные действия пилота во время выполнения взлёта. Что именно стало причиной таких действий Наконечного Н.М., в ходе досудебного следствия предпринятыми мерами установить не представилось возможным».

Человеческий фактор как причину падения самолёта в ноябре 2012 года назвал и заместитель министра обороны Украины Владимир Можаровский. В своей речи он упомянул о том, что у лётчика были проблемы со здоровьем.

«Был человеческий фактор. Состояние здоровья, о котором мы не знали, а сам курсант скрывал своё самочувствие», — заявил замминистра, не уточнив, чем болел курсант и могло ли это стать причиной трагедии.

Не добавил ясности и временно исполняющий обязанности начальника Харьковского университета Воздушных Сил имени Кожедуба Андрей Алимпиев. Вр.и.о. начальника сказал лишь следующее: «Есть моменты, связанные с тем, что он самолечился. Есть моменты, связанные с психологической нагрузкой».

От чего лечился погибший курсант, не уточняет и военный прокурор Дмитрий Шевченко. Но не подтверждает то, что пилот мог потерять способность управлять самолётом из-за плохого самочувствия. Поэтому прокуратура не стала возбуждать уголовное дело против медработников университета Воздушных Сил.

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.