Эволюция красоты. «Пытошная» под платьем

Вторая часть «Пытошной», в отличие от предыдущей, обойдётся без упоминания жертв сифилиса и обезображенных — войной или салонными экспериментами — лиц. На протяжении сорока скроллов этого материала и описанных в нём шести столетий женщины будут слой за слоем избавляться от одежды, что, обещаю, вызовет прямо противоположное отвращению чувство. Раздевание-погоня за «естественной красотой» не обошлось без пикантностей, абсурда, имитаций, глупостей, фальши и бесстыдного обмана. 

Дамская предприимчивость на пути самоукрашательства с давних времён пуритански осуждалась общественностью и редко оставалась безнаказанной. В XVIII веке по этой причине случались бракоразводные процессы и даже общественные порки. На кострах изобретательных прелестниц не сжигали, но, к примеру, в Англии указом парламента «женские хитрости» были приравнены к колдовству и чародейству. Законодатели единогласно пришли к выводу, что природа и так дала женщине достаточно.

«All women of whatever age, rank, profession, or degree, whether virgin maid or widow, that shall from and after such Act impose upon, seduce, and betray into matrimony any of His Majesty’s subjects by means of scent, paints, cosmetics, washes, artificial teeth, false hair, Spanish wool, ironstays, hoops, high-heeled shoes, or bolstered hips, shall incur the penalty of the law now in force against witchcraft and like misdemeanors, and that the marriage upon conviction shall stand null and void.»

1770, Statue against the Perfidy of Women (George III)

«Всякая женщина, какого бы ни была возраста, сословия, профессии; девственница или вдова, которая обманет, прельстит или обольстит к браку кого-нибудь из сыновей королевского дома посредством благовоний, косметики, фальшивых волос, цинковых белил, корсетом, башмаками на каблуках и фальшивыми бёдрами, подвергнется наказаниям, назначенным ныне законом против чародейства и колдовства, а следственно брак будет считаться незаконным, а потому и расторгается.»

«Закон против коварства женщин», Георг ІІІ, 1770 год

Оружие стратегического назначения

Слово «корсет» (от французского «corps» — тело) появилось в XIV веке и почти сразу вышло за пределы гардероба Бургундского двора. Последующие шесть столетий эта часть дамского туалета менялась под влиянием «идеологии» и достижений технического прогресса.

Ободрённые инквизицией испанские дамы заковывали себя в сооружение с боковыми шарнирами и отверстиями для доступа воздуха — добровольное орудие самоистязания, вес которого достигал 25 килограммов. 

Испания, XV век — металлическая разновидность корсета. Модель — панцирь-клетка

Ближе к XVII веку корсет научились мастерить из китового уса, кожи, каучука и отдельных деревянных или металлических планок. Всю эту не слишком эстетическую конструкцию приходилось прятать под многочисленными слоями ткани и кружев. Но женщины быстро придумали, чем отвлечь внимание от нечувствительных «доспехов».

Верные идее, что искусно полураздетое тело обескураживающе соблазнительно, француженки напудрили и щедро украсили мушками высоко приподнятую корсетом грудь. 

Падение нравов в эпоху Рококо довело обе идеи — груди и корсета — до абсурда. Корсет XVIII века был настолько красив — из парчи и бархата, вышитый золотом и украшенный розетками, — что перестал считаться частью нижнего белья и «вышел» наружу. Его надевали поверх платья. Плюс шабаш глубоких декольте, которые почти обнажали соски, — в таком виде дамы расхаживали по улице и посещали церкви. 

Гравюра «Примерка корсета», Пьер-Александр Вилле. Этот оттиск занимает важное место в истории корсета и моды в целом. Гравюра была опубликована в «Journal de Paris» 29 мая 1788 года

От любви до ненависти один шаг. После Великой французской революции дамский «панцирь» постигла та же участь, что и её жертв, — женщины вдруг отказались от корсета. Почти на 30 лет. Это было, возможно, наиболее радикальное преобразование в дамском гардеробе за всю историю моды. На смену «оковам» пришла «нагая мода». 

Безжалостно избавившись от всей старой одежды, дамы облачились в струящиеся муслиновые платья. Весь туалет, вместе с пояском, перчатками до плеч, шёлковыми чулками и сандалиями, весил всего около 400 граммов. Исподнее мода Директории не признавала, считая, что отсутствие панталон выгодно подчёркивает модный античный силуэт. 

Врачи предупреждали женщин об опасностях: «Журнал де мод» (Journal des modes) в 1802 году рекомендовал своим читательницам посетить Монмартрское кладбище, чтобы посмотреть, сколько молодых женщин, едва достигших 30-летнего возраста, стало жертвой «нагой» моды, банально умерев от простуды. Но тщетно.

Французские карикатуристы не могли не отметить новый фасон

Звёздный час корсета снова наступил в XIX веке — он занял главное место в дамском туалете почти на 100 лет.

В 1820-х годах в Париже на производстве корсетов трудились около 10 тысяч человек, а за год продавалось более 55 миллионов экземпляров. Корсет был архитектурной основой платья, именно он «лепил» силуэт.

Никогда ещё мир не видел таких тоненьких женщин — особым шиком считалось, когда пальцы кавалера смыкались вокруг талии дамы во время танца. С помощью корсета женщина могла достичь абсолютно совершенных форм: сузить талию, округлить бёдра и приобрести поистине царственную осанку. Но леди в основном ценили этот предмет за умение спрятать объёмный живот и придать форму не очень выразительной груди. 

Й. Шоллер. «Станок для шнуровки корсетов», Германия 1844 год

Второй Рококо

Чем туже утягивали корсет, тем пышнее становилась юбка у платья. Юбка? Юбки! Их было просто немыслимое количество.

В бельевой набор приличной дамы входили: две юбки из кисеи, под ними крахмальная юбка и льняная юбка с воланами, дальше юбка на вате, которая доходила до колен, фланелевая юбка, затем нижняя юбка шириной от полутора до двух метров. И у каждой нижней юбки было своё название (!).

Женщины просто утопали в ткани — эту главную отличительную черту дамской одежды середины XIX века портные позаимствовали у стиля Рококо. Текстильная вакханалия и культ количества: на одно платье могло уйти до 15 метров материи.

Знаменитое полотно Франца Ксавьера Винтерхальтера. Императрица Евгения со своими фрейлинами. Париж, 1855 год

Спас ситуацию и, в прямом смысле слова, облегчил жизнь кринолин, который был изобретён Чарльзом Фредериком Вортом.

Кринолин — изначально жёсткая льняная или хлопковая ткань с основой из конских волос (crinis+flax, волос+лён), позднее — жёсткая конструкция, предназначенная для придания юбке требуемой формы

Ворт в совершенстве владел искусством шитья, благодаря чему стал придворным портным у императрицы Евгении. В 1859 году именно по инициативе Её императорского величества к производству кринолинов подключились артели и мануфактуры.  

Из журнала «Модный магазин», 1862, №8:

«Безъ кринолина нeтъ изящнаго туалета и нeтъ хорошей фигуры. Кринолинъ такъ привился къ современному костюму, что кажется и подумать нельзя обойтись безъ него. Представьте себe широкiя и длинныя платья, не поддерживаемыя кринолином!..»

Фабрика по производству кринолинов всевозможных форм, середина XIX века

Популярностью пользовались два вида кринолина — для повседневной одежды и для выхода в свет. И практически все изменения женского силуэта на протяжении 30 лет, с 1860 по 1890 год, диктовал Дом Ворта.

Кринолин верой и правдой служил не только платью, но и даме, которая его носила. С его помощью можно было принимать «благородные позы», предписываемые церемониалом, как при дворе королевы Виктории, так и при дворе императрицы Евгении. Считалось, что кринолин также помогает соблюдать предписанную правилами скромность — его ширина чётко определяла дистанцию между дамами и кавалерами. Но никакая дистанция не спасала, если красавице вдруг вздумывалось чуть приподнять или слегка пораскачивать кринолин.

Одной из обязанностей кондуктора омнибуса было придерживать рукой переднюю часть кринолина, пока леди протискивалась через дверь — иначе обручи каркаса поднимались и демонстрировали присутствующим ее нижнее белье. Когда леди карабкалась на империал омнибуса, джентльменам, сидевшим внутри, полагалось вежливо глядеть в другую сторону. На этой картинке дама, дабы избежать травматичной ситуации, как на соседней картинке, сдаёт кондуктору свой кринолин

Дамские «штанишки»

Появление кринолина в середине XIX века повлекло за собой окончательное утверждение такой части гардероба, как панталоны: до этого момента в истории дамского нижнего белья они были периодическим явлением.

Панталоны до щиколоток стали просто необходимы: когда кринолин раскачивался при ходьбе или женщина поднималась по лестнице — видны были ноги! Ужасно неприлично.

«Остовы скромности», — довольно приговаривали, натягивая панталоны, суровые пуританки. «Уродство и безобразие», — жаловались остальные женщины. Недовольство обязательным предметом гардероба стимулировало изобретательность. Сперва дамы украсили панталоны кружевом и вышивкой, а когда к концу XIX века панталоны сузились и стали одинаковой ширины по всей длине, из «остовов скромности» их переименовали в «херувимчиков» и «ангелочков». О скромности речь больше не шла. 

Конструктивно панталоны XIX века были устроены весьма незатейливо. Штанины не были сшиты между собой: две отдельные тканевые трубы удерживались на талии благодаря общему поясу и туго затянутому корсету. Отсутствие шва в области промежности спасало мадам и мадемуазелей от бесконечного «собрался-разобрался» — прореха позволяла справить естественные потребности, не расшнуровывая всей «брони».

Из модного журнала XIX века:

«Панталоны должны быть в длину ниже колена, нижний край можно обшить кружевами. Если же их спускают на четыре пальца ниже колен, то их кроят прямым фасоном, без обшивки, но непременно с красивой гарнировкой. Дамские панталоны делаются на широком поясе, во избежание складок на боку. Застёжка сбоку или сзади. На белье обязательны метки: в моде латинские буквы, крупные или мелкие по вкусу, цвета белого, синего или красного.»

«Парижский зад»

Война в 1870 году между империей Наполеона III и Пруссией, которая добивалась европейской гегемонии, положила официальный Париж на лопатки. Франция не только понесла большие человеческие и материальные потери, но была унижена: Вильгельм I в 1871 году ни где-нибудь, а именно в Версале объявил о создании Германской империи.

Церемония объявления Вильгельма I императором в Версале. Художник А. фон Вернер, 1885 год

Мода молниеносно изменилась: из-за кризиса юбки сужаются и колоколообразный кринолин сменяет турнюр, придуманный всё тем же знаменитым европейским модельером Чарльзом Вортом.

Карикатура из журнала «Ульк» (Ulk). Берлин, 1883 год. «Пособие по генеалогии: Развитие турнюра»

Теперь корсет доходит почти до колен. Туго зашнурованный, он имет русалочью форму, и платье очень плотно охватывает фигуру.

Фронтальный вид нового силуэта удивления не вызывал: и грудь, и талия были на своём месте. Но стоило даме стать вполоборота, как вдруг обнаруживалось нечто не совсем пропорциональное. Укрытый сзади под платьем турнюр нарочито «рекламировал» ягодицы. Сногсшибательный эффект достигался за счёт волосяных подушечек и всевозможных жёстких конструкций. 

Новую моду сейчас же обвинили в крайней безнравственности. Турнюр обозвали «Cul de Paris» — «парижский зад». 

Добавив объёмов в кормовой части, новое веяние никак не повлияло на требование как можно туже шнуровать корсет на остальных частях  женщины. Дамы продолжали жить под лозунгом «Чтобы быть красивой, надо родиться красивой. Чтобы казаться красивой, надо страдать!». 

По мнению гигиенистов ХIX века, дама, затянутая в корсет, получала всего 1/3 необходимого для жизни кислорода.

К концу ХIX века мода обнаружила скрытые резервы на дамском теле и повелела затянуть корсет ещё туже.  Новый «пытошный» предмет туалета официально назывался «Sans ventre» (дословно — «без живота»), но в народе этот корсет прозвали «Сuirasse» («панцирь»). Он доходил почти до середины бедра, весил несколько килограммов и сковывал движения женщины до такой степени, что в нём с трудом можно было передвигаться. Присесть было и вовсе немыслимо: думаете, откуда пошла традиция принимать кавалеров полулёжа («Барышня лягли и просють»). Но даже при всех этих сложностях S-образный силуэт из корсетных — мой самый любимый. Мне он кажется в высшей степени женственным. 

О том, чтобы нагнуться или съесть лишний кусочек, не могло быть и речи. Тур вальса или партия в волан нередко оборачивались летальным исходом. Обилие смертельных случаев вынудило европейские правительства издать специальные указы, запрещающие носить корсет во время занятий спортом

Накладные объемы для создания модной фигуры, конец XIX века

«S-образный» силуэт рубежа XIX — ХХ веков

Внешне это выглядело так, как будто у дамы напрочь отсутствовал живот. Уравновешивали эту «S» высокая пышная грудь с одной стороны и выпяченный зад с другой. Пышность и объём груди придавали за счёт специальных кружевных подкладок и накладок, а место чуть пониже спины подчёркивалось с помощью ватной или волосяной подушечки, которая крепилась сзади вместе с нижними юбками.

Корсет конца ХIX века мог не только ликвидировать живот — этот невидимый посторонним тайный сообщник также обеспечивал женщине все недостающие части. Он стал второй фигурой. В корсет вшивались (или крепились к нему сверху) фальшивые грудь и бёдра. 

Журнал мод в 1883 году предательски выдавал мужчинам тайну «женского заговора»:

«Большие модницы прибегают к некоторой хитрости, восполняя недостаточную толщину стана особым резиновым корсетом со всеми атрибутами красиво устроенной фигуры».

Слева обычный корсет, который вставок не предполагает. Справа версия корсета, в который легко помещаются «имитаторы» женской груди; можно было вставлять вкладки разных размеров

Я даже представить себе не могу, что чувствовал новоиспечённый муж после свадьбы, когда его мечты вдребезги разбивались об объёмную каучуковую грудь. Были даже громкие бракоразводные процессы, в которых оскорблённый до мозга костей супруг оправдывал своё бегство от спутницы жизни телесной реальностью, которая оказывалась весьма далёкой от заявленного до свадьбы «формата».

«Frou-Frou»

В 1889 году настоящий прорыв в поисках новых форм белья совершила француженка Эрмине Кадоль — она выставила в своей корсетной мастерской изделие из тюля, кружев и шёлка, которое получило название «Le Bien-Etre», в переводе с французского «благополучие». По сути, это был первый бюстгальтер: чашечки поддерживали две сатиновые ленты, а сзади вся конструкция крепилась к поясу-корсету.

Молодая модистка создала первый прототип бюстгальтера, который предназначался для дамы, игравшей в теннис

Разумных доводов Каддоль о смене тесных корсетов на «благополучие» женщины не услышали — о лифчике забыли до лучших времён. И понятно почему: «царствование» внешней S-образной женственности совпало с ханжеством и лицемерием, от которого в конце ХIX века просто изнывала вся Европа. Дело доходило до того, что юные барышни принимали ванну в рубахах под строгим присмотром прислуги — им запрещалось видеть своё обнаженное тело. Какой там лифчик?

Тщательно задрапированная в платье с высоким воротником-стойкой женщина представляла собой хорошо защищённый объект. Культивировался максимум исподнего. Вес «культа» в среднем составлял около двух килограммов — рубашка и панталоны до щиколоток, корсет, который облегал грудь и бёдра, потом корсетный лиф, две или три нижние юбки. 

Жан Кокто о женщинах своей юности:

«Раздеться — это нужно было предусмотреть заранее, словно переезд».

Подавленная сексуальность викторианской эпохи сублимировалась в болезненный интерес к неглиже. Бельё начали открыто выставлять в магазинах, причём не только в больших крытых пассажах, но и в скромных лавках. Манекены в корсетах и развешанные на витрине панталоны и нижние юбки поначалу вызывали возмущение, но довольно быстро такое «эротизированное» пространство стало обычным делом. 

Начало ХХ века стало новой точкой отсчёта для нижнего белья: впервые появилась массовая реклама корсетов, чулок, сорочек и панталон в газетах и журналах. Женщина в дезабилье стала более притягательна для мужчины, чем обнажённая, и производители нижнего белья этот нюанс учитывали.

Первыми откровенное эротическое бельё стали носить актрисы и куртизанки, превратив его в главное орудие разврата.

Бельё начала ХХ века на открытках художника А. Мюллера

Сгустившееся в обществе напряжение вокруг запретной темы нашло разрядку в появлении публичных домов, кабаре и варьете со стриптизом. Кокотки, исполнительницы канкана и певички кабаре внесли огромное разнообразие в бельевой ассортимент. Благодаря парижскому кабаре появилось чёрное женское бельё, а публичные дома стали именно тем местом, где родилось цветное бельё, —считалось, что именно оно «подогревало» воображение клиента.

Французский журнал Le Frou-Frou выходил с 1904 по 1912 год. Основными темами были юмор и мода. В этом журнале можно было найти рисунки практически всех французских художников Бель Эпок. И именно в этом издании впервые появилась реклама презервативов, чуть позже стали размещать объявления о том, как поднять потенцию у мужчин и избавить от фригидности женщин; публиковались адреса клиник, где можно было сделать аборт, — с появлением публичных домов спрос на эти услуги был очень велик

Но ничто так не будоражило воображение мужчин, как нижняя юбка. Точнее звук, который сопровождал женщину, которая её носит. Нежный и шелестящий, он рождался при ходьбе, во время танца или же в тот момент, когда женщина подхватывала подол рукой, — подкладка из тафты тёрлась о воланы нижней юбки. Этот звуковой эффект назывался фру-фру от французского «frou-frou» — «шорох». Особого звука дамы добивались с помощью комбинирования тканей, из которых были сделаны воланы, — кружев, репса и крепа. Словечко быстро вошло в моду — это было время сплошного фру-фру. Пожалуй, именно под этот судьбоносный шорох начал медленно уходить со сцены корсет.

«Просветительское» отступление

В 90-х годах XIX века в моду вошло фотографирование себя изнутри — так общество приспособило под модные нужды открытие Вильгельма Конрада Рентгена.

«…Представляется, как будто X-лучи распространяются во всех телах с одинаковою скоростью и распространение их, по-видимому, совершается в какой-то особой среде…

Я наблюдал множество …теневых изображений, которые, между прочим,  представляют совершенно особую прелесть, и отчасти сфотографировал их»

В.К. Рентген о своём открытии в брошюре «Новый род лучей», декабрь 1895 года.

Уже через шесть месяцев после обнародования открытия X-лучей изобретатель Томас Алва Эдисон в Нью-Йорке показывал всем желающим на флуоресцирующем экране, как выглядит скелет кистей рук, ступней и других частей тела. Ещё через три месяца, в августе 1896 года, ассистент Рентгена Зендер получил первую полную рентгенограмму человеческого скелета.

Предприимчивые шоумены буквально тут же адаптировали науку для публики: в Париже, в Le Cabaret du Neant («Кабаре Небытия») на Монмартре, посетителей-добровольцев приглашали занять место в вертикально стоящем гробу, после чего «жертве» предъявляли якобы его скелет. Но это была не настоящая рентгенограмма, а трюковая иллюзия, которую создавали с помощью зеркал и подсветки. Этот аттракцион пользовался бешеной популярностью в Европе и Америке.

Парижских любителей острых ощущений встречали в мрачном помещении, похожем на камеру пыток. Посетители в окружении черепов, человеческих костей и скелетов, сидя за столиками в виде гробов, обслуживались официантами в униформе служащих похоронных бюро. При этом господа исключительно в полумраке методично напивались

На рубеже веков негативное влияние радиации на человека было практически не изучено и мало кто себе отказывал в развлечении приобрести на память в тематическом «ателье» изображение своих костей, тем более что такая услуга стоила значительно дешевле, чем обычная фотография. 

Но это я к чему, собственно. Великое научное изобретение визуализировало, насколько чудовищны были деформации, виновником которых был корсет.

Врачи в ХIX веке очень активно выступали против ношения каких-либо корсетов и приписывали им целый букет болячек, числом 98 штук. Вот только некоторые из них, в алфавитном порядке: астма, бесплодие, геморрой, горбатость, головные боли, истерия, краткий срок жизни, малокровие, меланхолия, раны груди, рождение уродов, чахотка.

Лозунги врачей того периода:

«Корсеты — это модный яд медленного действия» или «Убийца рода человеческого», а вот ещё: «Самоубийца по моде».

Рентгеновский снимок показывает, что корсет действительно смещает рёбра и из-за этого меняется положение внутренних органов

Но даже такое «наглядное пособие» не мешало женщинам соревноваться за звание обладательницы самой тонкой талии: живым руководством к действию по затягиванию корсетов в 1890 году была «королева полусвета» Клеопатра Диана де Мерод, ей приписывали интимную связь с королём Бельгии Леопольдом ІІ, хотя Диана эту связь отрицала.

Объём её талии был 32 сантиметра, вот к нему-то и стремились её современницы. Обворожительно ужасно, правда? Хоть в кунсткамеру сдавай.

Одна из величайших парижских красавиц, представительница истинного австрийского дворянства, Клеопатра Диана де Mерод; считалась одной из первых красавиц Франции и стала одной из первых в истории фотомоделей: её фотографии в экзотических нарядах украшали открытки и страницы журналов

Реформатор моды

Начало ХХ века. Все рекорды на самую тонкую талию побиты, врачи постоянно «на ушах», а энтузиасты неутомимо предлагают всё новые и новые варианты альтернативного белья. Но ни энтузиасты, ни врачи не обладали влиянием на моду, а потому «индикатор» приличия в виде корсета всё ещё оставался в женском гардеробе.

Первую «вольную» от корсета для дам подписал великий реформатор моды Поль Пуаре. Парижский кутюрье создал нечто гораздо большее, чем просто платье без корсета: он придумал новый образ жизни, который подхватили вся Европа и Америка. Поль Пуаре «создал» женщину, которая освободилась от предрассудков традиционных для «Бель Эпок». Предложив ей жизнь без «оков», он поставил более сложную задачу — похудеть. 

«Женское движение борется за свободу, а я даю женщинам свободу движения.»

Освободив грудь и талию от атласных «тисков», кутюрье стянул женщинам ноги. Разоблачил его, кстати, художник Александр Бенуа, который во время одного из модных показов заметил на ногах моделей «хромую повязку» в виде восьмёрки. Так стала известна истинная природа «походки драматической актрисы», так восхищавшей зрителей. Тот же Бенуа подглядел, что модели Пуаре продолжали пользоваться корсетом, хоть и значительно облегчённым.

Так называемые стреноженные юбки. Впереди на юбке был разрез, и для того, чтобы дорогой шёлк не рвался, женщина должна была передвигаться очень мелкими шагами. А возможно это было только при одном условии — если надета на ноги, в районе коленей, повязка для хромоты, которая не позволяла расширить шаг даже на полсантиметра

Несмотря на популярность, век «хромых» платьев был недолог. Вскоре этот силуэт сошёл с подиума — и корсетам совсем не осталось места. Производители дамской упряжи были на грани финансового краха: чуть ли не ежедневно к Полю Пуаре приходили на поклон управляющие мануфактур и просили не лишать их работы. Но было поздно — платья без корсета уже завоевали Париж. 

«Нежный груз»

От корсета отказались, а бюстгальтер ещё толком не придумали — из терабайтов информации я выделила три версии появления такой банальной в наше время вещицы, как бюстгальтер. 

Версия первая — женщина-врач Гош Саро в 1903 году разрезала пополам корсет и получила лифчик и утягивающий пояс в придачу. Гош Саро допустила роковую ошибку — не запатентовала свой образец. 

Версия вторая — в 1913 году светская дама из Америки Мэри Фелпс Джекобс, собираясь на вечерний раут, обнаружила, что корсет виден в вырезе на спине и портит впечатление от нового платья. Отказавшись от корсета, она вместе с горничной в спешке соорудила из двух носовых платков и двух ленточек коротенький лифчик. Вернувшись после вечеринки, предприимчивая дама тут же села за чертёж бюстгальтера собственной конструкции. В 1915 году Мэри Фелпс запатентовала своё изобретение под названием «бесспинный лифчик» (Backless Brasserie). Благодаря протекции мужа её патент был продан корсетной компании братьев Уорнеров в Бриджпорте, штат Коннектикут,  за 1500 долларов.

Мэри Фелпс держит в руках своё гениальное изобретение

Позже выяснилось, что производство бюстгальтеров принесло фирме братьев Уорнеров 15 000 000 долларов. 

Окончательно поставила крест на дамском панцире Первая мировая война. В 1915 году женщины, потеряв кормильцев, шли работать, и у них не оставалось времени на «экипировку» в корсет.

Слабому полу пришлось пройти то ещё боевое крещение: изменившись внутренне и обретя стрежень, дамы коротко подстригли волосы, укоротили юбки и сели за руль автомобиля, а некоторые даже управляли аэропланами.

Из-за женской активности бельё сильно упростилось. В обиход, помимо лифчика, входят короткие панталоны, которые появились во время «царствования» Коко Шанель и её «маленького чёрного платья». 

Версия третья, основная. Считают, что матерью бюстгальтера стала портниха Ида Розенталь Каганович, которая эмигрировала в США из России. В 1922 году талантливая швея разъединила лиф на две отдельные «чашечки» и соединила их сплошной вставкой из эластичного материала. Именно она догадалась ввести размеры и шить лифчики для женщин всех объёмов и возрастов. 

Ида Розенталь с моделью

До совершенства идею Иды довёл её супруг Уильям Розенталь — он предложил изготавливать стандартные чашки четырёх размеров, которые маркировались буквами А, В, С и D.

Конкуренцию Розенталям пытались составить бюстгальтеры от Мери Кросби. В отличие от модели Розенталей, подчёркивавшей естественную анатомию женской фигуры, патент «деликатной части» Кросби выглядел как нагрудная повязка, которая не разделяла и сплющивала грудь. Тем не менее лифчики от Кросби снискали огромную популярность. «Сплющивание» соответствовало главному модному направлению — «гарсон», которое появилось после скандального выхода в свет литературного произведения Виктора Маргеритта «La Garçonne» («Мальчик»). Женщины, особенно девушки, хотели выглядеть как мальчишки и всячески маскировали наличие бюста.

Бюстгальтер в виде повязки

«А, эта «garconne», — пренебрежительно говорили парижане о девушках, которые жили на пределе: обгоняли на автомобиле старые экипажи, пили алкоголь, как воду, употребляли опиум и танцевали до изнеможения, используя развлечения как наиболее эффективное средство для поддержания стройности — нужно соответствовать стандарту и быть худенькой, как мальчик

Стремление к неопределённости пола скорректировало идеал красоты в сторону худышек с плоской грудью и узкими бёдрами. Вошедшие в моду грации и пояса из нового материала фильдекоса — он идеально обтягивал тело и сильно уплощал все женские выпуклости — добавляли андрогинности.

Vogue, 1922 год:

«…с помощью тренера и безкрахмальной диеты скоро возникнет раса гибких и стройных женщин.»

Стиль «гарсон» родил формулу «нагая под платьем» — в моду вошло бельё формата «вторая кожа». На женщине больше нет слоёв. Почти нет. В моду входят комбинации — невесомые батистовые и шёлковые вещички, обильно украшенные вышивкой и кружевом.

Конец золотой эре 20-х положил биржевой крах — «чёрная пятница» 25 октября 1929 года.

Идеал 30-х утратил присущие 20-м годам черты бьющей через край энергии и молодости. Женская мода стала ориентироваться на более зрелый и женственный образ: в 1935 году подушечки для бюстгальтера, которые придавали женскому бюсту дополнительную пышность, отвоевали положенные для них несколько сантиметров — и ко всеобщей радости мужчин снова была поднята на щит полновесная грудь.

А тем временем юбка всё укорачивалась и укорачивалась — в конце-концов достигла длины до колена. Поскольку на виду были ноги, то самым модным аксессуаром начала ХХ века стали тончайшие шёлковые чулки. Ноги правят модой — телесные, розоватые, персиковые, серые; с невероятными вышивками и замысловатыми орнаментами. Особым шиком было появиться на светском рауте в серебряных или золотых чулках — они были сродни драгоценностям. Скучные чёрные чулки носили вдовы, их надевали на похороны, под вечерние платья или женщины, у которых ноги были далеки от определения «стройные».

Открытие в ХХ веке фильдекоса и фильдеперса стало предвестником настоящей революции в мире эластичных тканей: 27 октября 1938 года фирма DuPont изобрела первые нейлоновые чулки, которые были «прочны, как сталь, и тонки, как паутина». Владельцы фирмы просто озолотились — в первый же год было продано 64 миллиона пар чулок.

Рождение New Look

Вторая мировая война «замораживает» бельевой и чулочный бизнес. Женское бельё теряет прежнюю привлекательность — никаких шелков, кружев и вышивок. Вместо чулок у женщин в арсенале был чернильный карандаш, которым они рисовали себе сзади на ноге от пятки до ягодиц «стрелку»-шов, имитируя этот предмет туалета.

Единственная возможность увидеть сексуальное бельё и чулки — открытки с изображением Pin-Up Girls. Эти картинки стали особенно популярны в период Второй мировой войны  —  практически у каждого американского солдата был такой образчик.

На картинках изображалась идеальная версия того, как должна выглядеть привлекательная женщина: пышногрудая миловидная блондинка с длинными ногами и аппетитными формами. Героини красовались в нижнем белье, которое состояло из высоких закрытых трусов и атласного или сатинового бюстгальтера. 

Моделями пин-апа были: Мэрилин Монро, Джейн Рассер, Джейн Менсфилд, Ава Гарднер, Анита Экберг, Бетти Пейдж, Сид Чарисс, Рита Хейворт.

Родина «pin-up»-картинок — США, но образ новой и обольстительной женщины после Второй мировой войны — теперь известный как New Look — миру дала Франция.

В 1947 году никому неизвестный молодой модельер Кристиан Диор выпустил свою первую коллекцию, которая называлась «Тайна»: модели красовались в платьях с тонкой талией и пышным кринолином. Подоплёкой диоровской тайны стал облегчённый корсет — он был сшит из нескольких слоёв тюля и атласа, простёганных в разных направлениях. Именно он вернул женщинам тонкую талию, пышную грудь и округлые бёдра. 

Модели Кристиана Диора в форме песочных часов захватывают мир. Идеал женщины кутюрье — это осиная талия, покатые плечи и округлые бёдра.

Первая реакция слабого пола была отрицательной — после Второй мировой войны мир ещё не совсем оправился от разрухи, нищеты и голода. В основном творения Диора осуждали за излишнюю дороговизну. 

Демонстрация недовольства новой модой нередко переходила границы и сопровождалась нападениями на модниц

Но уже через год, в 1948-м, вся Европа и Америка с восторгом приняла New Look. Справедливости ради нужно сказать, что в этом направлении творили два кутюрье — Кристиан Диор и Жак Фат. 

Кристиан Диор решил, что в послевоенное время женщина, которая во все времена была иконой Франции, должна войти красиво, и создал необычный силуэт, который возвращал в строй корсет ХІХ века. Длинный лиф был настоящим скульптурными сооружением, грация или корсет утягивали талию до 50 сантиметров.

Пышность платья обеспечивал набор жёстких юбок, сделанных подчас из сетки, а иногда в них вшивались кусочки китового уса. В лиф вставляли специальные поролоновые вкладки, которые назывались «рыбками», чтобы грудь смотрелась объёмнее, а соблазнительную разницу между талией и бёдрами создавали специальными накладками. Такое впечатление, что силуэт New Look лепили на женщине буквально из всего, что было под рукой, лишь бы достичь результата.

В наборе обязательно был прилегающий простёганный бюстгальтер под названием «Шансонет» торпедной формы: 50-е годы ХХ века проходят под знаком «агрессивной женственности», грудь-эталон становится похожей на две готовые к выстрелу торпеды. Чтобы добиться такой формы, конусообразные чашечки массивного бюстгальтера отстрачивали спиралевидной строчкой. Это придавало нужную жёсткость. 

За 20 лет существования легендарного бюстгальтера, с 1949 по 1969 год, было продано 90 миллионов штук

Выход в свет «торпедоносицы»

Модели «New Look» вызывают у истосковавшихся по красоте дам взрыв интереса к нижнему белью. Рынок не заставил себя долго ждать: гигантские мощности, производившие парашютный шёлк и всяческие ремешки-застёжки, мгновенно перепрофилировались на изготовление бюстгальтеров. В 50-х благодаря лайкре, очередному открытию фирмы DuPont, которую стали подмешивать в натуральные ткани, изделия стали более эластичными, и в результате женская грудь, так долго угнетаемая различными обстоятельствами, буквально вырвалась на свободу. Первыми, кто эту свободу открыто продемонстрировал, стали актрисы кино. 

Постепенно острота бюстгальтера сглаживается — от угловатости избавились благодаря актрисе Бриджит Бардо, иконе стиля 60-х. После её главной роли в фильме «И Бог создал женщину», где она по замыслу режиссёра Роже Вадима блистала в неглиже чуть ли не в каждом кадре. Оп! И модницы, поражённые красотой актрисы, ринулись в ателье с просьбами пошить точно такой же бюстгальтер.

Некоторые женщины компенсировали недостатки фигуры за счёт надувания воздухом специальных «кармашков», расположенных в нижней части бюстгальтера — в Америке 50-х и 60-х годов были очень популярны надувные бюстгальтеры. К нему в комплекте шла бесплатная соломинка, через которую барышня надувала чашечки лифчика до желаемого размера.

Очень удобная вещь, между прочим. Хотите пышный бюст? Забудьте об имплантатах! Просто... надуйте себе его. Или попросите друга :)

Любопытный факт: изобретателю и продюсеру Говарду Хьюзу на съёмках фильма «The Outlaw» не понравилось, что у Джейн Рассел сквозь одежду просвечиваются швы бюстгальтера, его инженеры, которые проектировали самолёты, изобрели проволочный каркас, который поддерживал чашечки, благодаря чему грудь Джейн Рассел выглядела до такой степени соблазнительно, что фильм запретили.

Предположительно, испытав новое изобретение инженеров, мисс Рассел посчитала его абсолютно неудобным и вернулась к прежним бюстгальтерам

Смена десятилетия — и мода опровергла саму себя. Легендарные 60-е стали временем «большой стирки» для дамского белья — предводительницы феминистского движения провозгласили бюстгальтер «предметом порабощения». Даже произносить это слово стало недостойно и безнравственно. Девушки устраивали публичные так называемые костры свободы, в которых сгорали бывшие атрибуты женственности. 

Оказавшись вне закона, грудь и бюстгальтер возвращают моду на тощих моделей — подиум принадлежит новому стандарту красоты, продиктованному плоскогрудой блондинкой Твигги.

Параллельно с болезненной худобой — повсюду мини как знамя сексуальной революции: сегодня производители миниатюрных дамских трусиков должны поставить памятник модельеру Мэри Куант за её изобретение. 

Изобретение Мэри Куант сделало её кавалером ордена Британской империи

К началу 70-х юбка укоротилась до такой степени, что при критическом наклоне можно было рассмотреть принт на трусиках у неосмотрительной девушки. Вдобавок мини открывали неограниченные возможности для демонстрации ног, а развитие химической промышленности позволяло с помощью цветных колгот их украшать — в моду входят очень яркие оттенки.

Но вернёмся к бюстгальтеру. После того как девушки-хиппи отправили бюстгальтеры «в топку», чахнущая бельевая промышленность частично нашла применение своим мощностям благодаря моде на тренированное тело. Был изобретён «бюстгальтер-парламентёр» для дам, увлекающихся спортом. Его авторство принадлежит трём женщинам-бегуньям — Хинде Миллер, Лайзе Линдел и Полли Смит, которые очень своевременно сделали вывод, что бег трусцой не добавляет красоты пышному бюсту, и в итоге стали мультимиллионершами.

Схематическое изображение первого «sport bra»

«Sport bra» — современная разновидность

К концу 70-х сексуальное раскрепощение достигло «точки кипения» и большинство перехипповавших женщин вернулись в лоно бюстгальтеров. Бельевая промышленность почувствовала к себе повышенный интерес и от радости наплодила много провокационного и сексуального. 

Синди Кроуфорд в сексуальном белье 80-х. Забавная деталь: в 1939 году требование американских полицейских к голым танцовщицам стриптиз-баров чем-нибудь себя прикрыть закончилось тем, что родились трусики-стринги. И очень долго эта часть нижнего белья была исключительно их униформой. Вплоть до 1981 года, пока голливудский магазин Фредерика Меллингера не предложил рискованные стринги рядовым покупателям. Коммерческий успех мероприятия был ошеломляющим не только в Америке, а и в Европе

Знаменитые Дома мод, чувствуя растущие потребности, начали выпускать именные коллекции нижнего белья, обильно публикуя фото моделей, раздетых от Jean Paul Gaultier, Yves Saint Laurent, Gucci, Gianni Versace. Разнообразие тканей, из которых шили дамское бельё, удовлетворило бы даже самую привередливую женщину. Лиф мог быть из шёлка, кружева, тюля, органзы, муслина, бархата, кожи, жаккарда, джинса и атласа.

К 90-м годам ХХ века нижнее бельё становится «верхним» — знаменитый модельер Жан-Поль Готье создаёт для мирового турне Мадонны «Белокурое честолюбие» — скандальный концертный костюм — белый стёганый корсет с торпедоподобным лифчиком. Отныне и дальше женщины больше не будут прятать корсет под наряд — он становится самостоятельной единицей, такой же, как платье, пиджак или брюки.   

Мадонна в легендарном корсете от Жана-Поля Готье. Чудо-вещицу в 2012 году продали на аукционе Christie's за $52 000

Постоянные поиски модного самовыражения привели 90-е к «бельевому стилю», задача которого была создать иллюзию того, что вы только-только из постели, — элементы нижнего белья проникают в верхнюю одежду.  

Для женщин, которых не устраивал романтический флёр бельевых образов, модная индустрия предлагала «раздражители», которые территориально пересекались с неглиже «для эротических игр». Причём чем меньше материала затрачивалось на эротическое бельё, тем дороже оно стоило.

 La Perla

Невозможно оставить без внимания бюстгальтер, который стал знаменитым в один день, — «Wonderbra». В его объятиях даже самый скромный бюст обретал значительность и соблазнительную ложбинку между грудей. Этот чудо-бюстгальтер, в отличие от своих собратьев, состоял из 40 частей, скрупулёзно продуманных конструкторами.

Снимок 1994 года с Евой Герциговой в кружевном бюстье push-up, который получил название «Hello Boys», взбудоражил умы миллионов мужчин. Для пущего эффекта плакат разместили на придорожных рекламных щитах, приковывая к себе внимание любопытных водителей. Побочным эффектом от неё стали пробки и аварийные ситуации

Следующие десять лет конструкторы с запалом энтузиастов дополняли бюстгальтеры лямками-трансформерами, лямками-невидимками и полностью избавлялись от лямок. Доводили до совершенства все возможные застёжки и сводили к минимуму риск неприятного инцидента, который хоть раз, но случился с каждой женщиной, — расстегнувшийся в публичном месте лифчик. 

Limitless Bra — на картинке только два варианта распределения бретелек. На самом деле их можно «перекинуть» через плечи и шею почти сотней различных способов

В начале ХХI века «бельевая мысль» всё же подустала. И тут в атаку ринулась армия дизайнеров-химиков-физиков. Наперебой они придумывают нижнее бельё, которое умеет благоухать за счёт микроскопических капсул с парфюмом, самоочищаться, маскировать неприятные запахи и даже «защищать» от изнасилования.

И это только начало. Сегодня на службе у нижнего белья нанотехнологии, которые позволяют убрать лишние сантиметры на талии и бёдрах и разгладить морщины на теле во время сна. Есть даже бюстгальтер, который в зависимости от температуры тела (особенно во время флирта, хо-хо!) самостоятельно увеличивает объём груди за счёт специальной пены — она при нагревании меняет объём. По крайне мере, так утверждает реклама.

Тут самое время вспомнить, кто главный заказчик всех этих научных изобретений, какую цель этот заказчик, а точнее заказчица преследует и почему. Именно об этом — проект «МедиаПорта» «Эволюция красоты»: пять десятилетий и два путеводителя по «пытошной».

Вас ждут: сексапильные 50-е, революционные 60-е, переломные 70-е, чудаковатые 80-е, анорексичные 90-е и гламурные «нулевые». 

Список литературы:

Наталия Резанова «Богиня в нежном неглиже»; Раиса Мардуховна Кирсанова «Поль Пуаре — реформатор костюма»; «Fashion: The Ultimate Book of Costume and Style»; Шарлотта Зелинг «Мода. Век модельеров»; Александр Васильев, Назим Мустафаев, «Ар Деко и мода».

На главной иллюстрации фото Лилиан Бассман, 1951 год.

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.