Дуся Калашникова

«Если вы обнаружите, что ваша жизнь переплелась с жизнью чужого человека без особых на то причин, этот человек, скорее всего, член вашего карасса». Курт Воннегут «Колыбель для кошки» Да, речь пойдёт о книге, но, — нет — не о литературном произведении вообще и не о фантастическом романе Воннегута, в частности. В третьей публикации об образовательном центре «Книга» я планировала написать о книге как архитектурном пространстве. Но люди, которые создали этот архитектурно-литературный проект, оказались гораздо интереснее. 
Не вздумайте принимать на свой счёт картинку-лозунг. И уж тем более обижаться на её содержание. Лавочное творчество наверняка принадлежит малолетнему «дизайнеру», который сообщил окружающим кто есть кто, не подумав о том, что сам угодит в словесную ловушку. Что, в общем, справедливо. Харьковская художница-дизайнер Мария Рубан проделала ту же работу, только с точностью до наоборот. Её задача — увлечь детей чтением.
Я думаю... Нет, даже не так. Я уверена — многие родители ежедневно сталкиваются с тем, что ребёнка невозможно заставить читать. Всучить же книгу в руки отпрыска на летних каникулах — вообще «дохлый» номер. И личный пример не всегда помогает — по себе знаю. В читающей семье физиков-математиков с приличной художественной библиотекой я в начальной школе каждый свой книжный «заход» обильно поливала слезами. Правда, длилось это недолго — хвала родительскому терпению.
В заголовке нет ошибки. Не о советах по выбору пойдёт речь, а о тех Советах, при которых выбора не было. Зато был госплан, беспрекословно подчиняясь которому, лёгкая промышленность СССР штамповала фантастически уродливое женское нижнее бельё. В узких рамках идеологии, документально закреплённых ГОСТом, советская женщина, напоминающая гренадёра в юбке, ни на что другое претендовать не могла. Корпулентная дама давала отпор «западным модам» одной левой — и тут же правой закладывала очередной камень в строительство коммунизма. 
Сегодня в полдень неизвестные предприняли попытку нападения на харьковский Евромайдан, который в это время собрался у памятника Шевченко. Несколько десятков человек в спортивной одежде с георгиевскими ленточками неожиданно атаковали митингующих.
Ни слова о том как, в чём, с кем и чем. Никаких гороскопов и стихий. Я предлагаю встретить год Лошади, который, кстати, по-настоящему наступит только 31 января, в компании с исполинами высокой моды — Hermès и Gucci, в становлении которых благородное животное сыграло огромную роль.
Вторая часть «Пытошной», в отличие от предыдущей, обойдётся без упоминания жертв сифилиса и обезображенных — войной или салонными экспериментами — лиц. На протяжении сорока скроллов этого материала и описанных в нём шести столетий женщины будут слой за слоем избавляться от одежды, что, обещаю, вызовет прямо противоположное отвращению чувство. Раздевание-погоня за «естественной красотой» не обошлось без пикантностей, абсурда, имитаций, глупостей, фальши и бесстыдного обмана. 
Две заключительные статьи проекта «Эволюция красоты» — не самые приятные, предупреждаю сразу. Особенно сегодняшняя, где речь пойдёт о косметической хирургии. Слабонервным — как минимум зажмуриваться при виде фото.   Косметическая хирургия начиналась с благородной целью восстанавливать утраченное, а не приукрашивать имеющееся. Знания, которые сегодня используют хирурги-пластики, чтобы «из крокодила сделать бабочку», их предшественники копили с древних времён. Они оттачивали технику на сифилитиках в эпоху Ренессанса и экспериментировали над пострадавшими двух мировых войн.
Двухтысячные годы для индустрии моды и красоты — не просто следующее десятилетие. Человечество, получив редчайшую возможность наблюдать переход из одного тысячелетия в другое, буквально зациклилось на «магических» трёх нулях. XX-й век сменился веком XXI-м, но даже столетиями считать никто уже не хотел. Вселенские масштабы, глобализация и виртуальность — направления базовых перемен почти в любой сфере в это время. То, что пространство поделилось на «online» и «offline», круто повернуло представления об эталоне женской красоты: иконами стиля становятся вымышленные персонажи. Одновременно мода и шоу-бизнес перестают замечать географические границы, щедро добавляя к стандартам женской красоты и дизайнерским коллекциям черты самых экзотических национальностей. 
Женщина последнего десятилетия ХХ века получила в наследство рост, объёмы и полный чемодан несуразного великолепия 80-х. Но почти ничего из этих богатств ей не пригодилось. Мировой кризис конца столетия внёс в «чёрный список» излишества как таковые и безжалостно потрепал «иконы стиля», которые в прошлом десятилетии служили ориентиром для женщин и локомотивом для модной индустрии. Бизнес-вумен не справились с обвалом рынка, а супермодели оказались не по карману потерявшим богатых заказчиков модным домам. Минимализм — на марше. Но вы удивитесь, как много нового можно придумать в этой, казалось бы, безвыходной ситуации.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.