fbpx Алексей Липчанский: «Не помню, но я же не отрицаю» - MediaPort
Аватар пользователя Тетяна Федоркова

Алексей Липчанский: «Не помню, но я же не отрицаю»

И не друг, и не враг. А как? По версии интернет-издания «Городской дозор», которое с повышенным интересом «расследует» события, связанные с оппозицией, именно хозяйственный конфликт между Алексеем Липчанским и его бизнес-партнёром Арсеном Аваковым стал причиной отключения телеканалов в Харькове. Сам Липчанский уверенно не отвечает, имеет ли он какое-то имущественное отношение к харьковскому медиа-бизнесу. Хотя утверждает: знает о харьковском медиапространстве всё.

Поговорить с депутатом «МедиаПорту» удалось в буфете возле Большого зала горсовета. Это было после сессии 28 сентября. Разговор приводим без изменений и дополнений.

МП: На встрече с журналистами вы присутствовали в качестве кого? Как вы сказали, как человек, который в курсе всего вокруг, поэтому?

Алексей Липчанский, депутат горсовета, ВО «Батькивщина»: «Конечно! Я не обвиняемый, я не участник процесса в этой истории. Почему? Потому что в средствах массовой информации широко тиражируется вопрос — ищут крайнего».

МП: Пишут, о том, что вы имеете отношение к конфликту? «Дозор» пишет, например.

Геннадий Адольфович правильно вам сказал, что журналистика...

— …это не журналистика, я помню.

Да, журналистика версий или журналистика слухов. Что опубликовано на «Дозоре»? Вам нужно обратиться к «Дозору» и спросить.

— Но они же откуда-то это берут?

А откуда взяли СМИ, что Геннадий Адольфович что-то там влиял, давил или отключал. Вот откуда? Вчера спрашивали, на протяжении недели задавалась масса всяких вопросов. Он всегда говорил: покажите документ, звонок или ещё что-то. Аналогичная ситуация и здесь. Если смотреть с юридической точки зрения, из тех документов, которые вчера Геннадий Адольфович показывал, есть Липчанский Алексей Иванович, я, который является соучредителем некоего акционерного общества, там десять лет назад был соучредителем, которое является соучредителем телеканала «Право А/ТВК» и имеет там... ну, я не знаю. Никакого влияния оказать не мог, не могу и не умею, а вся история раздута на ровном месте.

— Когда вы отказались от соучредительства?

Я никогда не отказывался.

— То есть вы соучредитель?

Чего? Вы же можете справку взять. Учредитель чего?

— Части «Право А/ТВК»?

Нет. Не «Право А/ТВК». В «Право А/ТВК» два учредителя, два или три юридических лица. Задайте директору телеканала «Право А/ТВК» вопрос, попросите документы.

— А акционерное общество «А/ТВК»?

Акционерном общество «А/ТВК» учредителем есть. Но на сегодняшний день владельцем акций не являюсь.

— Так, а до какого момента являлись?

Я вам не вспомню этой истории. Для того, чтобы вопрос этот уничижировать, акционерное общество «А/ТВК» является учредителем в акционерном обществе «Право АТВК» на, дай Бог памяти, что-то от 10 до 20%. Это влияет как-то? А в акционерном обществе «А/ТВК», запоминайте, нижняя ступенька, товарищ Липчанский максимум там 30% имел, или, может, быть, на сегодняшний день имеет, не боюсь утверждать.

— То есть как это? Вы не знаете, есть ли у вас там доля или нет?

Вы можете сказать точно, сколько денег у вас сейчас в кармане.

— Да, 10 рублей.

Ну, хорошо. А вы можете сказать, сколько денег у вас было в кармане вчера?

— 20 рублей.

Ещё вопрос: сколько волос у вас на голове?

— На этот вопрос я не отвечу.

Или сколько вес?

— 49!

Есть те вещи, простые и понятные, которые легко установить, если есть задача. Так установите. А это можно сделать очень просто. Сделать два запроса.

— Я сделала. Только я хочу у вас лично узнать, вы что, не помните, что-ли?

Не помню, но я же не отрицаю. Не помню.

— Не может быть такого, чтобы человек не помнил, где он является учредителем!

Почему? Я являюсь учредителем, может, двадцать, может, тридцать предприятий. Есть бухгалтера, которые этим занимаются. Я относительно не бедный человек, у меня есть декларация. Услышьте степень влияния.

— Ну, пускай! Тогда вопрос чуть-чуть не по теме: какие у вас отношения с Геннадием Кернесом?

Сложные. Каждые отношения делятся на целый ряд частей. Есть отношения политические. Мы политические конкуренты.

Да, но в то же время, какие-то странные.

Вы можете увидеть, что моя фамилия склоняется регулярно — и сегодня упоминалась. И сегодня забили гвоздь в партию «Батькивщина»!

— Вы как-то к этому лояльно, на мой взгляд, относитесь. Вы здороваетесь, обнимаетесь. Мне кажется, политические враги, оппоненты по-другому...

Алексей Липчанский и Геннадий Кернес после сессии горсовета.

А мы не враги и не оппоненты!

— А как так?

Вот смотрите, если мы с вами в шахматы играем или соревнуемся по бегу, не знаю, спортом занимаемся. Можем ли мы в каком-то виде спорта с вами конкурировать?

— Да.

Поединок на шпагах! Бокс на ринге! Кличко последний раз с кем-то в бой вступал. Они враги?

— Это спорт, это, мне кажется, другие отношения.

А это политика! В политических мероприятиях есть личные отношения, есть какие-то там экономические отношения. Экономических отношений у меня ни с Геннадием Адольфовичем, ни с Аваковым, на сегодняшний день нет, и боюсь, что никогда не было. Может, где-то что-то, вот. Есть политические отношения. Они достаточно сложные, могут меняться во времени. Есть личные отношения. Я считаю, что личные отношения, мы живем в одной стране, в одном городе, ходим по одним улицам.

— То есть хорошие отношения!

У меня со всеми хорошие. Я не могу назвать человека, с которым у меня были бы плохие отношения. И то же самое, если вы спросите у Арсена Борисовича и Геннадия Адольфовича, у кого с ним плохие отношения. Кого бы им хотелось бы видеть мёртвым?

— По вашему мнению, что происходит с каналами?

Это просто ряд накопившихся моментов, годами.

— Чего они вдруг возникли в один момент?

Не вдруг! Не вдруг! Имел место, скорее всего, политический. С чего началось? Спросите у Юхта простой вопрос: почему Юхт три года эксплуатировал станцию без санитарного паспорта? К Юхту пришла проверка.

— Чего она пришла? Три года не приходила.

Потому что на него «стуканули». Кто на него «стуканул»? Он же по телевизору показывал: девушка, которая живёт в соседнем доме, которая по совместительству возглавляет этот... (организацию «Молодые регионы» — ред.) Тут вопрос такой: хорошо она сделала, что «стуканула» или нет?

— Вы как считаете?

Я думаю, хорошо сделала! Виновата она в том, что она не сделала этого три года? Нет. Радиорелейная станция, правильно? Которая работает три года. Хорошо или плохо? Я не знаю, я не санврач, я не судья и судить не собираюсь. Но вот она стоит и работает. Юхт признаёт, что на неё должен быть санитарный паспорт? Да. Он кому-нибудь ответил на вопрос, почему Юхт три года не пошёл, если он в состоянии, вот представьте, в СМИ заявляют: ко мне пришла проверка, на следующий день я побежал в Киев, получил санпаспорт и привёз. Вопрос: почему он этого сделал за три года? Ответ я не знаю. Вот это пошёл спусковой крючок. Пришли к Юхту. Закрыли «7 канал» для «АТН». И после этого события начали хаотично, лавинообразно, начал подниматься крик-вой по всем остальным. Потому что по всем остальным…

В этот же момент поменялось два директора. Задайте вопрос, почему в этот же момент, я не знаю точно дату, июль месяц, а всё событие развивается в июле, почему поменялся директор на канале «Право А/ТВК»? Почему Василий Третецкий, уважаемый человек.

— Вы знаете, почему?

Нет, не знаю.

— А почему у вас это подозрение вызывает? Ну, поменяли директора.

Не вызывает. Почему одновременно? Почему в один момент с выключением «АТН», поменялся директор на «Право А/ТВК», не бывает же.

— Было заявление, я помню, о расширении, продвижении «А/ТВК».

Это же слова! Директор всё мог расширить. Почему в этот же момент, обратите внимание, в течение месяца, закрыли «Харьковские новости». Кто закрыл? Которая 14 лет была в городском эфире.

— Ну, пускай, распустили. Хотят улучшить другой канал. Расширить, увеличить.

Версия может быть такая: они хотели как лучше, а получилось как всегда. Я вас к чему подвожу. Единой причины, одной, почему так случилось, её нет.

— Но есть куча маленьких, похоже, специально (?) созданных...

Скорее всего, не специально. Я боюсь, что это...

—...совпадение?

Да. Ну а скажите, увольнение директора или замена директора на телеканале «Фора» и замена директора на «Право А/ТВК» — это связанные вещи или нет? Вот тут точно скажу вам: нет! Потому что директор «Форы» болен. Виктор Александрович, по-моему, Постольный, уже на протяжении восьми или семи лет он возглавляет, у него определённые проблемы со здоровьем. В это же время Василий Филиппович... Вот вам доказательство простого совпадения. Логично?

Накопился вот этот перечень проблем. Какая ещё проблема произошла, которую средства массой информации показывали? Все ж предприятия, учредитель, не учредитель, имеют человека, который руководит. Бюджеты и всё. Кто у Юхта непосредственно? Вы можете представить, что сидит Арсен Аваков и принимает отчёты. Не можете представить. Дальше. Кто у «Право А/ТВК» руководитель, который принимает директора, бюджета, фонды?

— «Инвестор»?

«Инвестор», правильно. У Юхта кто? Тоже «Инвестор». А у «Форы» кто? «Инвестор». А кто в «Инвесторе» управляет всеми этими процессами?

— Вы имеете ввиду Перееденко.

Во! А что сейчас случилось с Перееденко? К чему я вас подвожу. Что и это, то, что случилось с Перееденко, мы оценок не выносим. Если то, что с директором Постольным случилось то, что случилось, мы оценок не выносим. Уважительные причины. Если с директором Третецким случилось то, что случилось, мы не знаем, что случилось. Если с тарелкой и санстанцией случилось то, что случилось, и ещё целый ряд... «Харьковские новости».

— То есть они сами виноваты.

Не факт! Так нельзя утверждать. Просто есть такая цепочка. Моя всё-таки позитивная, я оптимист по жизни, что это просто цепь — ну вот накопилось. Вот в казино известен случай, когда накопилось: когда 33 раза подряд выпала «красное», в Монако, давно, старый известный случай. Вероятность этого события «два в тридцать третьей степени». Можете себе представить, сколько будет два в тридцать третьей степени?

— Я не умею считать.

Я вам скажу, 8 миллиардов с копейками. Одна восьмимиллиардная — это большая вероятность? И вот это случилось. Совокупность вот этих событий. Тут ещё, чем отличается реальная жизнь от этого, отсутствие менеджмента. Вот чем был занят Перееденко последние месяцы? Представьте, идут дела, какие-то погони, обыски, аресты, он занимается оперативным управлением?

— Ну да, наверное.

Как же, да? Представьте, на вас уголовное дело, дома обыск.

— Если он не задержан, почему бы и не заниматься.

А морально? Представьте, у вас проблемы на работе с руководителем. А тут ещё что-то. То есть всё равно уровень внимания снижается, и неспособность «разруливать» эти моменты...

— Вчера вы были на встрече с журналистами. Вы докладывали?

Встреча была очень сложной. Геннадий Адольфович — человек очень специфический. То есть мой прогноз встречи был, что из двух часов встречи он будет разговаривать полтора часа. Я ошибся. Он разговаривал 50 минут, потому что через час покинул. Мне слова никто не дал. Мне вопросов журналисты не задавали. Мне задали один вопрос: «Как вы относитесь к Авакову?» — или что-то такое. А! «Считаете ли вы Авакова своим другом?».

Я сказал: «Да». Не знаю, как меня считают. Я и Геннадия Адольфовича могу другом назвать.

То есть резюме: это достаточно сложная цепь событий. Просто совпало. Наслоилось. Многие проблемы. Как старый дом, в нём ни разу не чинили ни свет, ни газ, ничего. Наступает момент, когда в один день ломается всё. Отказало электричество, прорвало водопровод, канализацию. Ну всё бывает. И оно совпало ещё, вот это угнетающее явление с Андреем Евгеньевичем Перееденко, оно, очевидно, наложилось. Это вся проблема.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.