Почему у Кернеса получилось?

Победа Геннадия Кернеса на выборах мэра Харькова в избирательную ночь стала причиной десятков отчаянных постов в соцсетях. Его триумф для многих пользователей — в основном, надо признать, не из Харькова — стал доказательством того, что первые местные выборы в постмайданной Украине не привели к изменениям региональных элит, ничего в государстве не изменилось, и вообще #зрада!

Однако на самом деле такой результат Кернеса является предсказуемым и закономерным. Он победил, потому что его стартовая позиция была выгодной. Потому что не было убедительного соперника. Потому что на него откровенно и скрыто работал административный ресурс.

Но он также победил, потому что его действительно выбрали харьковчане. При достаточно низкой явке — на участки пришли 45,6% харьковчан — Геннадий Кернес по предварительным данным получил до 60% процентов голосов (итоговый результат — 65,8 % — ред.). Это значит, что за него проголосовал по крайней мере каждый четвёртый из тех, кто имеет право голоса.

Фото: УНИАН

Его победа — в определённой степени инерционная: во время кампании Кернес не продемонстрировал и малой доли того азарта, с которым бился за каждого избирателя во время выборов-2010.

В то время он занимал должность секретаря горсовета, который исполнял обязанности мэра, поскольку предыдущего мэра — Михаила Добкина — назначили председателем ОГА.

Тогда Кернес имел сомнительную репутацию человека с уголовным прошлым и вызывающим поведением и воспринимался скорее как остроумный персонаж из смешного ролика о «скучном лице» Михаила Добкина.

Тогда Кернес в драматической борьбе победил выдвиженца «Батькивщины», нынешнего министра внутренних дел Арсена Авакова. Разрыв между кандидатами составил менее процента, а тогдашняя оппозиция обвиняла команду Кернеса в фальсификациях.

Синдром скамеек

К победе-2015 Кернес шёл методично, сделав ставку на консервативный, если не сказать «реакционный» электорат: бабушек у подъездов, избирателей среднего и старшего возраста с советским бэкграундом, работников бюджетной и коммунальной сферы.

Неприхотливые и благодарные, они оценили цветные скамейки во дворах многоэтажек и новые троллейбусы, ремонт дорог и масштабную реконструкцию центрального парка и площади. Их не интересует прозрачность тендеров и цена, которую город платит за заказанные услуги, стоимость и условия кредитов.

Фото: Павел Пахоменко

Зато им пришлось по вкусу публичное унижение «умноженного на ноль» директора коммунального предприятия или женщины-директора департамента, которую Кернес заставлял «проглотить жвачку». Они злорадно наблюдали, как на сессиях горсовета мэр крушил бестолковую оппозицию. Они одобряли силовой разгон противников строительства печально известной дороги через Лесопарк.

В конце концов, не стоит преувеличивать политическое значение должности городского головы. Его работа — чтобы работало уличное освещение, вывозили мусор, а водопровод снабжал водой.

Риторика сторонников Кернеса: «зато нам крышу отремонтировали/лифт починили/детскую площадку сделали — впервые с советских времен».

И они, в отличие от сознательных и горячих оппонентов, пришли на избирательные участки.

Если не он

Оппозиционные к действующему мэру силы так и не договорились о едином кандидате на должность городского головы.

Рассеянные усилия и деньги — и ни одна фамилия в бюллетене не имела такой узнаваемости, какая есть у Кернеса. Неожиданно большой результат — около 16% по данным экзит-поллов (официально — 12 % — ред.) — получил Тарас Ситенко, однако местные обозреватели приписывают этот успех бренду «Самопомощи», которую представлял кандидат.

Не противопоставили Кернесу оппонента и бывшие соратники, хотя если бы на электоральном поле действующего мэра пасся бы сильный кандидат от «Оппозиционного блока», дело вполне могло бы дойти до второго тура, прогнозирует выходец из Харькова, киевский политолог Владимир Фесенко.

Фото: Павел Пахоменко

«Оппозиционный блок» собственного кандидата харьковчанам не представил. Им мог бы стать Михаил Добкин, но, в конце концов, в мэры он не баллотировался. Политолог Фесенко предполагает, что речь идет о «банальном договорняке» между старыми друзьями и партнерами, чтобы Кернес гарантированно выиграл в первом туре выборов.

Зато харьковские обозреватели уже давно говорят, что ещё прошлой весной между Кернесом и Добкиным пробежала чёрная кошка. После победы Евромайдана в Киеве тогдашний губернатор Добкин какое-то время упорно клеймил столичных «фашистов», тогда как Кернес фактически сразу изменил свою риторику на умеренно-государственную. А когда в мае прошлого года Михаил Добкин баллотировался в президенты, Кернес ему мешать не стал, но и особой поддержки не предоставил.

О намерении баллотироваться в мэры заявлял экс-регионал Александр Фельдман, однако документы на регистрацию он так и не подал, ограничившись первым номером в списке «Нашего края». В политическое небытие ушли коммунистка Алла Александровская, впервые не принявшая участия в гонке, и ещё одна бывшая знаковая представительница Партии регионов Инна Богословская.

Наконец сыграть на электоральном поле Кернеса мог бывший заместитель председателя ОГА времен губернаторства Михаила Добкина Юрий Сапронов. С одной стороны, он рассчитывал на голоса «постсоветских» избирателей, с другой — активно работал на «национально сознательных» харьковчан: активно помогал волонтерам, давал большие суммы на содержание переселенцев, поддерживал армию. Однако, как свидетельствуют данные экзит-поллов (итоговый результат — 5, 07 % — ред.), он не соблазнил ни тех, ни других.

Означает ли победа Кернеса, что Харьков станет бастионом тихого сопротивления киевской власти на местном уровне?

Конечно, «победой Майдана» его мэрство назвать трудно. Однако и местные, и киевские обозреватели говорят о том, что Кернес в последнее время наладил вполне конструктивные отношения с Банковой.

Дело в том, что он имеет в столице давнего и влиятельного врага — Арсена Авакова. Поэтому, говорят наблюдатели, Кернес заручился поддержкой другого значимого харьковчанина, Бориса Ложкина. Летом этого года горсовет даже присвоил главе Администрации президента звание Почётного гражданина Харькова.

«До сих пор спорят, был бы Харьков стабильным без Кернеса. Но, так или иначе, относительную стабильность в городе он обеспечил и сигналы лояльности центральной власти он посылал», — констатирует Владимир Фесенко.

Политолог говорит, что Кернесу удаётся удачно использовать противоречия внутри властной команды, и Банковая вполне может «держать» его в кресле, чтобы не допустить усиления в стратегически важном городе позиций Арсена Авакова.

Впрочем, продолжает Фесенко, есть ещё один фактор, который будет влиять на будущее мэрство Кернеса — это суд над харьковским мэром, который длится с марта. Его обвиняют в похищении и пытках активистов Евромайдана.

Фото: Павел Пахоменко

Сейчас, по словам наблюдателей, похоже на то, что суд в Полтаве затягивается. Однако, предполагает Владимир Фесенко, динамика рассмотрения дела в будущем вполне может измениться.

По его словам, рано или поздно по делу Кернеса вполне может прозвучать приговор — скорее всего, условный, учитывая состояние здоровья харьковского мэра, который до сих пор передвигается в инвалидной коляске. Однако даже такое решение суда будет означать, что в Харькове нужно проводить новые выборы мэра.

«Поэтому, как пишут в сериалах, «Продолжение следует», — говорит политолог.

Автор: Анна Силаева для «Би-би-си» Украина.

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.