Как украинцы в Сибири нефть добывают? Сибирская трилогия. Часть первая. Бурильщики

Маленький кусочек родины. Поселок Полтавский в глухой российской Сибири. Сюда, в нефтегазовый край, ездят на заработки украинские буровики.

Полтавский – хоть и поселок, но не населенный пункт. Это база компании «Красноленинскнефтегаз», НК КНГ. Вокруг – тайга, а в ней кое-где буровые вышки.

Доехать до Полтавского непросто. Буровиков из Украины компании доставляет чартерным рейсом из Белгорода до города Нягань в Ханты-Мансийском округе, на тысячу километров севернее Тюмени.

«Красноленинскнефтегаз» – компания украино-российская. Но работают тут в основном украинцы. Местные жители шутя называют округ Хохло-Мансийским.

Андрей Кос, заместитель начальника цеха ремонта скважин: «Полтавчане тут и начали. Тут все и началось. Полтавский заезд, тут строилась база. С России тут есть местные: Нягань там, Тюмень. Тут люди у нас работают из Башкирии. Из Белоруссии – район Речица – есть люди. А Украина – Львовская область, Ивано-Франковская, есть Полтавская, есть Луганская».

Больше всего – полтавчан. Поселок называется Полтавским не случайно.

Иван Матиешин, президент компании «Красноленинскнефтегаз»: «В самом начале, когда пришли, он не был поселком Полтавским, но мы в конечном итоге его назвали так. Вот есть такое слово – ностальгия, есть патриотизм, есть желание, есть красота в этом слове своя. Если все это вместе взять… Есть тоска! Ну и оно само по себе красивое название...»

Главный инженер НК КНГ Леонид Небувайло был одним из пионеров – четверть столетия назад, когда тут только начиналась добыча нефти.

Леонид Небувайло, главный инженер компании «Красноленинскнефтегаз»: «Так вот, с 85-го года мы работаем вахтовым методом. И так вот… все заказчики не против нас, чтобы мы работали, и довольны нашей работой».

Вахтовый метод – месяц дома, месяц в тайге.

Вагончики с аскетичным интерьером. 12-часовая смена каждый день. Без выходных, без праздников. Почти без связи с Большой землей.

Александр Крутиков, мастер: «Конечно, приходилось. Новый год как Новый год. Ну так а шо? Уже привычка. Дома мы уже работать, наверное, не сможем каждый день. Это уже привычка – месяц отдыхать, месяц работать каждый день».

Александр Крутиков - буровик со стажем 22 года. В тайгу на вахту попал после армии, помбуром - помощником бурильщика. Сейчас мастер, 8 подчиненных.

Леонид Небувайло, главный инженер компании «Красноленинскнефтегаз»: «Мастер и 8 человек. Бурильщик, два помощника бурильщика и машинист вот этой установки. Называется А 6080».

Буровик, вахтовик, «заробітчанин». Типичный образ: мужчина среднего возраста, около сорока. Сдержанный, молчаливый, привыкший к тяжелому труду в суровом климате.

Иван Матиешин, президент компании «Красноленинскнефтегаз»: «В Украине, к сожалению, для этих специалистов, хороших специалистов, высококвалифицированных, работы нет. По крайней мере, не каждый ее сможет найти».

Они знают, за что работают. Доставка «на рабочее место» самолетом, медобслуживание, питание, официальная зарплата, налоги и пенсионные отчисления – работодатель старается создать не просто достойные, а комфортные условия. Даже теплицу оборудовал, чтобы вахтовики зимой могли полакомиться свежими овощами. Тут и цветы выращивают – немногочисленным женщинам-коллегам к 8-му Марта.

Анатолий Игнашев, технолог тепличного хозяйства: «Ну, это надо еще с осени начинать. Подготавливать с осени, чтобы к 8-му марта они уже красивые были».

Зарабатывает буровик – от тысячи долларов в месяц. Фактически – в два месяца. Потому что следующие 4 недели вахтовик будет дома, отдыхать.

Андрей Кос, заместитель начальника цеха ремонта скважин: «На данном этапе… уровень зарплат, таких как здесь… Если пересчитать, пересчитать это все… то, может, одна-две фирмы. На Украине, на данном этапе, более-менее серьезность и стабильность – это одна организация – «Укрбургаз». Пока. А так…»

Но и требует компания много. Тут суровый режим, сухой закон, техника безопасности. Малейший проступок или нарушение – увольнение «без выходного пособия». Жестко, но такие договоренности. Компания, объясняет президент, заинтересована в специалистах – высококвалифицированных, дисциплинированных, нетребовательных.

Иван Матиешин, президент компании «Красноленинскнефтегаз»: «Все, что касается их востребованности здесь, на этом рынке – да, конечно, они нужны. Нужны эти люди, которым уже не 17 лет, а, как вы заметили, немножко больше, которые имеют солидный и жизненный, и профессиональный опыт в этой сфере. И любой заказчик – неважно, российский, украинский или мы работаем на ТНК ВР – это совместная компания – нуждаются в таких специалистах».

Что делают украинские «заробітчани» в Сибири? Как добывают нефть? Какая она, тайга? Почему буровики не смеются над анекдотами «пошел мужик в лес, навстречу ему медведь»? Об этом – в следующих материалах Сибирской трилогии.


Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.