Когда тепла сердец уже недостаточно

Беженцы с Донбасса потеряли надежду на быстрое возвращение домой и готовятся зимовать «в изгнании». Около сотни семей, которые нашли приют в лагере «Ромашка», уже сейчас чувствуют приближающуюся осень: ночи стали не просто свежими, как раньше, а откровенно холодными.

Бывший пионерский лагерь расположен в лесопарковой зоне неподалеку от Пятихаток. Владелец лагеря Владимир Рожков просит помощи: на восстановление отопительной системы базы отдыха нужна крупная сумма. Впрочем, строительные работы предприниматель уже начал, рассчитывая только на собственные силы: будет помощь — хорошо, нет — справимся сами.

«Кочегаров-истопников тут хватит, я думаю», — улыбается Владимир Рожков. Он показывает подвал одного из корпусов, где работает небольшая строительная бригада. 

Среди рабочих есть и беженцы. Работают они не бесплатно: любой труд должен быть оплачен, считает предприниматель. Хотя за комнаты и питание в «Ромашке» переселенцы из зоны АТО не платят, и Владимир не видит в этом противоречия. 

Он купил заброшенный и полуразрушенный лагерь с целью отстроить здесь приличную базу отдыха. Планы скорректировала война: основной бизнес нынче почти не приносит доходов, денег на масштабную реконструкцию нет. К тому же, в корпусах, хоть немного пригодных для жизни, обустроились переселенцы с Донбасса. Это уже вторая волна: первыми были жители Краматорска и Славянска. Они вернулись домой.

р

Нынешняя «смена» — из Луганска и Донецка. С «подопечными» хозяин базы старается соблюдать дистанцию. Во-первых, чтобы не прикипать душой. Во-вторых, осторожно подбирая слова, объясняет Владимир, «среди беженцев есть разные люди», и с некоторыми гостями у хозяев могут не совпадать политические взгляды и убеждения, а раздоры в большом общежитии ни к чему.

«Хотя мне кажется, что те, кто «Россия, помоги!» поехали в сторону России. А «наши» люди приехали к нам. Впрочем, и здесь есть бабушки с менталитетом «нам все должны».

 — Вот, у нас здесь трое деток. Двое — моих, и у второй мамочки — тоже малыш. Вот, видите, вязаные носки, тёплые пижамы. — Мария, беженка из Донецкой области, показывает небольшую комнатку, в которой ютятся две семьи, всего 7 человек. — Мёрзнем уже, да, особенно по ночам. Спим под двумя одеялами. Спасибо Владимиру и Оксане, волонтёрам, что они есть, эти одеяла!

Обогреватели в корпусах есть, но немного: в тех комнатах, где совсем крошечные дети. В «Ромашке» уже есть свои, местные уроженцы. Да и изношенная электросеть не выдерживает нагрузки. Чтобы выбило пробки, достаточно пары чайников. 

«А ещё здесь в лесу всё-таки сыро. Летом, в жару, хорошо было, свежо. А теперь неуютно. Постираешь одежду — она 3-4 дня сохнет», — добавляет Мария. И тут же, словно испугавшись, что её слова прозвучат как упрёк, рассыпается в благодарностях и владельцам «Ромашки», и волонтёрам, которые ежедневно привозят в лагерь одежду, игрушки для детей, еду, фрукты и овощи. Слова и признательности, и одновременно отчаяния заканчиваются слезами.

На террасе двухэтажного корпуса в это время появляется Владимир со строительной бригадой. Рабочие заходят в комнаты, размышляя, как лучше проложить трубу отопления, куда установить батареи.

Отопительная система в «Ромашке» была, но за годы «безвластия» всё, что было доступно, срезали и сдали на металлолом, в том числе огромный котёл. Уцелели только магистрали — проложенные под землёй трубы, соединяющие корпуса, но в каком они состоянии, неизвестно.

Задача минимум для строителей: ревизия этих магистралей и котёл.

— Это будет твёрдотопливный котёл. Потому что будет ли газ — вопрос. Мы в этом году уже не первый именно такой котёл устанавливаем, — рассказывает Игорь Чугунов, инженер, который руководит строительными работами. — Нет, его не обязательно топить с углём. Мы же в лесу, видите, сколько здесь необрезанных деревьев? Тут хватит, чтобы топить, года на два, если их обрезать. И деткам на головы не будут падать сухие ветки — двойная выгода.

Современный твердотопливный котел не требует круглосуточных усилий, как примитивная топка из фильмов про паровозы-пароходы. Это котлы с высоким КПД, которые достаточно «кормить» пару раз в день.

«Товарищ, нет сил больше вахты стоять, — сказал кочегар кочегару», — цитирует Владимир старый шлягер и смеётся. — Нет, теперь уже не так. Топка котла продумана таким образом, что туда загружаются длинные полена, метровки. И объём камеры сгорания — около кубического метра. Так что одной загрузки должно хватать на полдня. Если, конечно, мороз не -20°С». 

Хозяин базы признаётся: денег на полноценную систему отопления «Ромашки» у него нет. Но холода неумолимо приближаются, и откладывать нельзя. 

«Мы сейчас начали делать то, что 100-процентно потянем собственными силами. Это котёл и трубы-радиаторы для пары корпусов», — объясняет Владимир Рожков. Хорошо бы, если бы нашелся благотворитель, согласный оплатить остальное: это еще несколько зданий, где нужно менять в том числе окна. Сумма для волонтёров неподъёмная, но для солидной организации — вполне посильная: 2 миллиона гривень. Тогда зимовать в «Ромашке» смогут уже не 100 человек, а все 300, как сейчас.

И добавляет: денег просит не для себя и, главное, не в дар. Обещает, когда война закончится и жизнь вернется в мирное русло, «отдать долг» детским отдыхом в обновлённой «Ромашке».