Кэмерон-post

Что ответил вчера на стандартный вопрос Facebook «О чём вы думаете?» премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон.

Мне никогда не забыть вида обломков сгоревшего малазийского авиалайнера, останков 298-ми жертв трагедии и их личных вещей, разбросанных по пшеничным полям вокруг села Грабово в восточной Украине. Точно так же, как с 1988 года меня не оставляют воспоминания об ужасной трагедии над Локерби*21 декабря 1988 года Boeing 747-100, совершавший рейс из лондонского аэропорта Хитроу в нью-йоркский Международный аэропорт имени Джона Кеннеди, был взорван террористами над городом Локерби (Шотландия). Погибло 270 человек (259 при крушении самолёта и 11 на земле)..  

Погибли 10 граждан нашей страны, — этот уик-энд стал для нас днями траура. Также погибли 27 австралийцев (среди них были те, кто потерял родных в крушении рейса MH 370 «Малазийских авиалиний»*Рейс 370 Malaysia Airlines перестал выходить на связь 8 марта 2014 года во время перелёта из Куала-Лумпура (Малайзия) в Пекин (КНР). Впоследствии было установлено, что на авиалайнере неизвестные лица отключили системы связи, самолёт существенно отклонился от курса и находился в воздухе ещё не менее 7 часов. Предположительно, он разбился в южной части Индийского океана и находившиеся на борту 12 членов экипажа и 227 пассажиров погибли.), 43 гражданина Малайзии и 192 гражданина Нидерландов, — это тяжелый удар для наших друзей и союзников. Мы стоим плечом к плечу с этими странами и со всеми, кого затронула эта ужасная трагедия.

Но вместе с сочувствием мы испытываем и чувство гнева. Мы в гневе из-за того, что подобное могло произойти; мы в гневе, потому что конфликт, который мог быть остановлен Москвой, напротив Москвой разжигался. Мы в гневе, потому что кое-кто на Западе, вместо того, чтобы найти в себе решимость взяться за дело, надеялся, что проблема исчезнет сама по себе.

Мы должны установить все факты произошедшего. Но растущее с каждым днём количество доказательств приводит к очевидному  выводу: рейс МН 17 был сбит в небе ракетой «земля-воздух», пущенной из района, захваченного повстанцами.

Если это так, мы должны ясно осознавать — это прямой результат действий России по дестабилизации суверенного государства, нарушению его территориальной целостности, поддержке бандитских вооруженных формирований, обучению и вооружению этих групп.

Мы должны превратить наше негодование в действие. Мы должны действовать, чтобы найти тех, кто совершил это преступление, и привлечь их к суду. Но проблема намного шире, чем правосудие и справедливость.

Мы, европейцы, должны были бы помнить, к каким последствиям приводит попустительство насилию больших стран над малыми. Нам не нужно было бы напоминать, что случается, когда действует доктрина «прав тот, кто сильнее». Мы, казалось бы, не нуждаемся в том, чтобы заново проходить уроки европейской истории.

Но, нет — нуждаемся. Слишком долго слишком многие европейские страны проявляли нежелание осознать, что стоит за событиями в восточной Украине.

Во время заседания Евросоюза вечером в среду я снова был свидетелем этого нежелания.

Некоторые страны, среди которых и Великобритания, требовали действий, соразмерных масштабу долгосрочных угроз. В основном это страны, которые ближе всего к России географически, имеют непосредственный опыт подобных конфликтов и понимают, что стоит на карте. Народы этих стран заплатили большую цену за свою независимость и национальную идентичность, они всегда помнят об этом. Но другие страны были, похоже, больше обеспокоены тем, как превратить ситуацию в Украине в проблему, которую можно контролировать и сдерживать, и не желали видеть в ней вызов, что следует принять и преодолеть. 

Элегантные формулировки и прекрасные коммюнике не заменят реальных действий. Оружие и боевики забрасывались в восточную Украину через российскую границу, военные группировки получали помощь, звучала полуправда, громкие угрозы, постоянные отсрочки выполнения обещаний. Всё это должно прекратиться.

Некоторые международные кризисы разрешить невозможно. Но не этот. Если президент Владимир Путин остановит поддержку боевиков на Востоке Украины и позволит украинским властям восстановить порядок, этот кризис может быть завершен. Конечно, русскоговорящие меньшинства должны получить соответствующую защиту. Вопросы языка и идентичности следует обсуждать и решать. Но сейчас самое насущное — это прекращение поддержки боевиков-сепаратистов со стороны России.  

Если президент Путин не изменит своего отношения к Украине, тогда Европа и Запад должны фундаментально изменить свой подход к России.

Речь не идет о военных действиях, это понятно. Но пришло время заставить считаться с нашими силой, влиянием и ресурсами.

Экономика наших стран сильна и становится еще сильнее. Однако иногда мы ведём себя так, будто мы нуждаемся в России больше, чем Россия нуждается в нас: в доступе к европейским рынкам, европейскому капиталу, нашим знаниям и технологиям.

Мы не ищем конфронтации с Россией. Но мы не должны бояться отстаивать принципы, которые определяют отношения между независимыми странами Европы и от которых в итоге зависит сохранение мира на нашем континенте.

Итак, давайте ясно скажем, что должно произойти.

Первое. Немедленный доступ к месту падения самолета, охрана и защита места преступления. Идентификация останков жертв, обращение с ними со всем подобающим уважением и достоинством, возвращение останков семьям погибших. Прекращение огня. Тщательное расследование всех событий. Наверняка Россия имеет большое количество информации, имеющей отношение к этим событиям, и она должна быть предоставлена во всей полноте. Немедленно.

Второе. Россия немедленно прекращает поставки боевикам и подготовку повстанцев. Они не являются представителями народа Украины. Без поддержки России они угаснут.

И последнее: мы должны установить должные долгосрочные отношения между Украиной и Европейским Союзом; между Украиной и Россией; и, самое важное, между Россией и ЕС, НАТО и Западом в самом широком понимании. 

Какую форму примут эти отношения — зависит от того, как Россия проявит себя в этой ужасной трагедии. Россия может использовать этот момент, чтобы найти выход из этого мучительного и опасного кризиса. Я надеюсь, она это сделает. Но если этого не случится, мы обязаны ответить решительно и сильно.

Около 25 лет назад Великобритания принимала саммит НАТО, который положил конец Холодной Войне и открыл перед Россией путь в высшие институты мирового сообщества. Через шесть недель в британском Уэльсе состоится саммит, центральным вопросом которого снова будут отношения с Россией. Каким путём эти отношения будут развиваться теперь — зависит от России.

Источник: страница премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона в Facebook
Перевод: Геннадий Цупин для MediaPort™
 

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.