Без истерики

UA RU


Детально и без истерики о внутриполитической ситуации: Парламент, Правительство, Президент и реформы. Далее будем писать все слова с маленькой буквы — это неправильно, но значительно облегчит чтение.

1. Начнём с парламента. Альтернативы роспуску парламента нет.

Этот парламент не отображает постмайданную реальность, а именно: резкий поворот от диктатуры к республике, появление ответственного и требовательного гражданского общества, войну с сильным противником, объективную необходимость и субъективное желание кардинальных реформ, стремление народа порвать с советским прошлым, ускоренное формирование политической нации.

Этот парламент полон: тушками, политическими титушками, непосредственными и искренними врагами Украины, предателями, водителями и охранниками олигархов, агентами Кремля и так далее.

Больше половины депутатов этого парламента голосовали за драконовские законы 16 января. Этого достаточно, чтобы распустить этот парламент и выбрать новый.

Категорическим требованием Майдана была полная перезагрузка власти: правительство, президент, парламент. Пришло время третьей фазы этого процесса. Нет причин отказываться от тех требований, ради которых стоял Майдан и погибла Небесная Сотня.

Война выборам не помешает. Более того, теперь «хозяева Донбасса» должны быстро подключиться к вытеснению боевиков, чтобы выборы прошли и там и они получили представительство в парламенте. Если заявить «выборы будут после войны», война будет вечной.

Деньги на выборы найдутся. Справедливое правление (не хочется использовать пожухлое слово «демократия») важнее денег, поскольку если не будет справедливого правления, то и денег не будет. Если бы депутаты приняли хотя бы один из крайне необходимых антикоррупционных актов, то освободилось бы гораздо больше денег, чем нужно на выборы.

2. Реформы. Реформы необходимы: решительные, комплексные, глубокие. Альтернативы нет: если не будет реформ, страна просто развалится на куски. Понятно, что это слово всем надоело. Но реформ ещё не было, были только разговоры о них.

Без антикоррупционных реформ все страдания и смерти будут напрасными, и снова всё будет раскрадено.

Без налоговой реформы не будет экономического роста, благосостояния и занятости.

Без реформы суда и милиции снова будут врадиевки по всей стране и новый социальный взрыв, уже страшный.

Без реформы образования мы станем страной третьего мира без всяких надежд.

Без реформы местного самоуправления ничего не поменяется в городах и сёлах.

Обычно люди боятся перемен и с опаской смотрят на будущие реформы. Но мы как страна и народ проходим через такие испытания, что в нас нарастает понимание: нужно набрать в грудь воздуха и нырнуть в холодную воду, потому что выбора уже нет.

Общество подходит к критической границе готовности к решительным переменам. Это не продлится долго, окно возможностей открывается и через некоторое время закрывается. Нужно использовать шанс, прервать украинскую традицию утраты шансов. Мы уже за последние восемь месяцев использовали много шансов, приучились.

3. Президент. Не спрашивайте, хочет ли он реформ, или нет. Это неважно. Важно, что он понимает: у него как политика — нет иного выбора. Он точно не хочет уйти досрочно вследствие социального взрыва или остаться в истории, не дай Бог, последним президентом.

В отличие от парламентариев, которые могут напакостить и вернуться на следующих выборах, у президентов таких шансов нет. Поэтому в лице президента мы имеем пылкого сторонника реформ. Не факт, что у него хватает необходимых качеств, но точно хватит воли. У него есть амбиция остаться в истории таким себе украинским Ли Кван Ю, а не новым Ющенко, которого «потомок оскорбит презрительным стихом».

4. Правительство. Тут всё сложно.

Арсений Петрович, безусловно, наилучший премьер за всё время независимости Украины. В отличие от сцены Майдана, тут он абсолютно на своём месте. Разнопланово компетентный, чрезвычайно работоспособный, внимательный к деталям, сильный в общении.

Но этого мало.

Это правительство имеет безусловную заслугу: удержать страну после Януковича, во время войны, гражданских беспорядков, бандитизма, беспорядков и призрака хаоса, постоянной угрозы финансового коллапса — это заслуживает почётного места в истории.

Отдали Крым? Хорошо, есть вопросы. А что вы бы сделали в той ситуации? Без армии, с кучей предателей во всех интимных местах государственной машины?

В общем, за стабилизацию правительство в целом и премьер лично должны получить наивысшую оценку.

Но реформ не было. Фактически никаких. Зато все коррупционные схемы были быстренько освоены новыми людьми. Это не обязательно министры: часто министр служил вывеской, лишённой полномочий, а за его спиной крали и крали.

За отсутствие реформ и коррупцию правительство получает наименьший бал.

5. Но это правительство и не могло провести реформы и одолеть коррупцию. Бесполезно было бы этого ожидать.

Во-первых, политики не делают реформ, потому что реформы непопулярны, а политикам нужна популярность. Им нужно переизбраться на следующий срок, и они каждый день помнят об этом. Высказывание, приписываемое Уинстону Черчиллю, о том, что политик думает о будущих выборах, а государь — о будущих поколениях, уже навязло в зубах.

Реформы проводят правительства профессионалов-технократов, которые не имеют политических устремлений, но питают амбиции высшего порядка в государственном строительстве.

Реформы не делают коалиционные правительства, в которых все должности распределены по квотам. «Квотные» чиновники должны красть, чтоб вернуть «долг» политикам, которые их продвигали. Бессмысленно ожидать от коалиционеров, что они выдвинут на должности не «своих», а профессионалов-реформаторов.

Да, в правительстве обязательно окажутся не только коррупционеры, поскольку кому-то ещё же и работать надо, кому-то быть «козлом отпущения», а кому-то — служить вывеской «наш министр с Майдана». Но эти отдельные лица не меняют всей картины системы.

Так что бесполезно было ожидать от коалиционного правительства преодоления коррупции и проведения реформ. Потому что это правительство создано теми самыми партиями, что уже опозорили себя на Майдане.

Отдельные светлые имена — это исключения, подтверждающие правило. Мы их запомним и, несомненно, ещё увидим.

А в целом это правительство удержало ситуацию с войной и государственными финансами, и за это ему благодарность и уважение. Если кто-то думает, что сделал бы лучше, то прошу в студию детальный план действий с учётом всех ограничений и вызовов.

6. Выход из такого конституционного кризиса, который мы имели в декабре-феврале, не происходит за один шаг. Шагов всегда три.

Первое правительство, «правительство национального спасения», должно удержать ситуацию. Это сделано.

Второе правительство должно быть правительством реформ, профессиональным и независимым. Реформаторы делают своё дело, получают народную ненависть и идут занимать почётные места в истории.

Третье должно быть правительством уже новой страны, отображать новую, постреформенную социально-политическую реальность.

Это похоже на пациента, который хронически болеет и нуждается в операции, сложной и рискованной, но в стадии обострения. Первыми приходят врачи, которые сбивают температуру и нормализуют анализы, готовят к операции. Далее идут хирурги, профессиональные и безжалостные: режут, очищают, зашивают. И потом идут третьи, кто постепенно и ласково реабилитирует пациента, возвращая его к жизни — новой жизни, в которой нет места вылеченной болезни.

Так что правительство национального спасения реформ не проводит не только потому, что оно коалиционное. Реформы — не его задача. Удержали ситуацию, не допустили распространения войны, разгула бандитизма на всей территории, не допустили дефолта — значит свою задачу выполнили.

Работа правительства национального спасения не может продолжаться вечно. Наступает время двигаться дальше.

7. И тут ключевая роль снова переходит к парламенту. Реформы без парламента невозможны — потому что в парламентской республике реформы проводятся с помощью законодательных актов.

Этому составу парламента реформы не нужны, он не способен на них. Поэтому попрощаемся с этим составом.

Подходим к самому главному.

Кто сформировал правительство, которое быстренько освоило коррупционные схемы времён Януковича? Кто не принимал крайне необходимые законы о люстрации, госбюджете и так далее? Парламентское большинство: УДАР, «Свобода», БЮТ. Они зарекомендовали себя на Майдане. Да, отдельные лица были, мы их запомнили. И тёмные персоналии запомнили тоже.

И теперь наша задача, задача граждан, гражданского общества — полностью обновить политическую систему. Привести в парламент тех людей, которые назначат правительство реформ, которое примет реформаторские законы.

А мы, сильное общество, которое способно изгнать диктатора, победить в войне сильнейшего противника, расположить к себе мировое сообщество, — мы на это пока не способны.

А) Мы не способны выбрать в парламент порядочных и патриотичных людей. Мы голосуем за старые партийные бренды, наполненные старой чёрной желчью. Мы, киевляне, привели в Киевраду «молодую команду Черновецкого».

Б) Мы не способны надавить на новые демократические микроскопические политические силы, чтобы они объединились. Они пошли на киевские выборы семью колоннами вместо одной и проиграли. Они пойдут на парламентские выборы двенадцатью колоннами и проиграют.

В) Мы не способны отличить популизм и краткосрочный проект от честной и искренней политики. Популисты, пустые, как бутылки из-под кефира, набирают у нас голоса на президентских и киевских выборах.

Г) Мы не способны обеспечить прозрачность и честность выборов даже в столице. Кража голосов, подкуп избирателей, нарушение законодательства — и это в Киеве, который пережил Майдан и победил.

Несмотря на всё, что с нами было, и все перемены в нашем сознании, мы оказались ещё не готовы.

Картинка распределения мест в будущем парламенте уже понятна. Это будет ещё худший парламент, чем нынешний.

Если мы не изменимся сами. И не изменим политический расклад.

Своей гражданской позицией. Своим уровнем сознательности. Личным участием в качестве независимых наблюдателей. Своей разъяснительной работой среди друзей, родных и знакомых. Своей волонтёрской работой в штабах объединённой демократической силы, куда мы должны заставить влиться всех, кому мы доверяем.

Своей зрелостью и стойкостью, недоверием к популизму и политическим проектам олигархов и политтехнологов, за спиной которых часто вырисовываются абрисы зубцов красной кремлёвской стены.

8. Возможно, меня обвинят в отсутствии комментария на тему «кто кому что сказал вчера и позавчера». Неважно.

Политика — это дела, а не слова. Если бы бокс оценивался по тому, что боксёры говорят один другому, а не тому, что они делают, это был бы совсем иной вид спорта. Слова преходящи, единственная их цель — вызвать поступки. Смотрим на поступки, игнорируем слова. Это они не нам говорят. Они говорят друг другу.

9. Вопрос, каким будет закон о выборах, — наиболее критичный вопрос. Будет ли мажоритарная часть парламента? Будут ли открытыми списки? Будут ли позволены блоки? Каким будет проходной барьер? Будет ли обеспечена прозрачность финансирования?

Следим внимательно. Требуем перемен. Это самое главное сегодня — для того, чтобы у нас было завтра.

И не забываем: парни вернутся с фронта и сурово спросят, что мы тут делали, пока они защищали нас своей грудью. Они должны вернуться в страну, готовую к обновлению.

10. Это такой квест. Мы прошли первые уровни. Они были сложными, Но впереди не менее трудные. Мы завоевали право проходить эти уровни своими победами на предыдущих уровнях.

Конец диктатуры. Война за независимость. Рождение политической нации. Следующие уровни: социально-политическое обновление, радикальные комплексные реформы, экономический расцвет, международная субъектность, культурная экспансия. Перескакивать не позволено.

И это означет, что всё идёт по плану.

Прекращаем истерики.

Всё будет хорошо.

Валерий Пекар, специально для УП
Перевод: MediaPort™

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.