День приоткрытых дверей

В Качановской исправительной колонии прошел «День открытых дверей». Так пятничное мероприятие называет руководство колонии. Двери, однако, открыты были не все, и не для всех. В числе этих «не для всех» оказался и «МедиаПорт». Потому источником информации стали не организаторы, а участники и очевидцы — журналисты, которые попали в тот день колонию. Читайте, смотрите и слушайте то, чего мы не слышали своими ушами и не видели своими глазами.

Закрыто

30 декабря Юлию Тимошенко привезли в Харьков в Качановскую исправительную колонию из Киева. 31 декабря «МедиаПорт», как другие харьковские СМИ, предпринял первую попытку попасть на территорию Качановской колонии. Не в камеру к Тимошенко, а просто в колонию (она, напомню, до 9 февраля находилась в статусе следственно-арестованной и разрешение журналистам на встречу с ней мог дать следователь — что, скорее, из области фантастики, но всё же). На редакционной предновогодней планерке решено было писать официальный запрос на посещение — пункт №1 в план на 9 января, понедельника первой полноценной рабочей недели года.

Как раз в тот день позвонили коллеги: «А вы знаете, что в Качановку пускают?». Нет, мы пока этого не знали. Звонок пресс-секретарю управления Государственной пенитенциарной службы в Харьковской области Юрию Чумаку ситуацию немного прояснил. По его словам, такой вопрос пока обсуждается: многие СМИ написали запросы с просьбой показать, как там внутри, за забором учреждения, которое теперь между собой журналисты называют уже не Качановской, а «колонией [в которой сидит] Тимошенко».

Официальное письмо-запрос агентства «МедиаПорт» начальнику (теперь уже бывшему) управления Государственной пенитенциарной службы Украины в Харьковской области генералу Слипченко:

Юрий Чумак, получив письмо, заверил лично меня, что как только будет такая возможность — мы сможем попасть в колонию, как и другие журналисты. «Все зависит от руководства», — пояснил пресс-секретарь. Понятно, что он на службе, и что без решения «вверху» журналисты в колонию не попадут. Но с 10 января прошло больше двух месяцев. Ответа так и не последовало.

15 марта решение, наконец, было принято. Хотя, возможно, его приняли и раньше, но до «МедиаПорта» и друзей-коллег информация дошла в этот день. Начались «созвоны»: «А вы знаете?», «Что? Нет! Неужели? А кто звонил?», «Из пенитенциарной».

«Здравствуйте, — звоним и мы пресс-секретарю. — Тут коллеги говорят, завтра пускают... А мы?». «Нет, «МедиаПорта» в списке нет». «И почему же?». «Решение принимает руководство».

«Почему?» — повторяем вопрос помощнику председателя Государственной пенитенциарной службы Игорю Андрушко.

«Мы как можно шире хотели осветить, и дали центральным [СМИ] прежде всего. Причина в том, что не хватает сил всех охранять и обеспечивать безопасность. Половине отказали, может быть даже больше половины отказали. Старались дать как можно шире информацию, и дали центральным, и прежде всего, информационным агентствам и телевидению, — заявил он. — ...На эту колонию смотрит весь мир. Мы туда отправили один русский канал, немецкий канал, мы отправили информационное агентство из России, чтобы показать, что мы не прячем. Вот как отбиралась ситуация, приоритеты ставились — прежде всего всеукраинские и международные СМИ».

Тогда и было принято редакционное решение получить информацию у тех, кто попал в список: расспросить коллег, отсмотреть кассеты с видео и фотографии, отслушать диктофонные записи.

Здесь нужно сделать небольшое отступление. Журналисты часто делятся друг с другом материалам. «МедиаПорт» сам не жадничает, и у товарищей нередко «побирается». Информация, записи с неэксклюзивных событий, а уж тем более «массовых мероприятий» — распространяются среди нас быстро и просто: щелчком мышки «оправить». Кто не успел, тот не опоздал, а просто получил позже. Поэтому мы стали договариваться с коллегами: кто поделиться информацией и фотографиями, кто позвонит нам оттуда в случае чего, кто впечатления передаст. Договорились.

Приоткрыто

Мероприятие было назначено на 10.00 пятницы, 16-го марта. Накануне вечером защитник Юлии Тимошенко Сергей Власенко рассказал, что экс-премьер-министр, а ныне заключённая Юлия Тимошенко написала заявление руководству колонии, в котором соглашалась и даже просила о встрече с журналистами. «Юлия Владимировна в своем заявлении четко написала: «в период, когда придут журналисты, а у меня будет свидание с защитником — я готова его прервать, чтобы встретиться с прессой». Это всё было оговорено», — утверждает Власенко.

16 марта 2012 года на территорию Качановской исправительной колонии были допущены представители 12 телеканалов и 7 газетных изданий, по словам начальника колонии Ивана Первушкина.

Самого Первушкина журналисты во время экскурсии не видели (во время визита прессы, он был, по разным версиям сотрудников колонии, то ли в отпуске, то ли занят — авт.). По корпусам и цехам гостей водил его заместитель Игорь Колпащиков.

Он приветствовал корреспондентов, операторов и фотографов инструктажем, который сразу всё расставил на свои места.

Игорь Колпащиков, заместитель начальника Качановской исправительной колонии: «Согласно плана мероприятия, отведено порядка трёх часов. Каждый объект, который мы будем посещать, определен временным фактором. Я, вместе со своими помощниками, буду определять время и те объекты, которым мы будем показывать вам. Первый объект, который мы будем посещать, это колония-поселение; далее — заходим в охраняемую зону, это комната краткосрочных свиданий и длительных свиданий; следующий объект — это место, где у нас находятся «пожизненники»; следующий объект — это цех №1, швейная фабрика; потом мы переходим в колонию для осужденных, оттуда заходим в храм, затем идем в магазин, центр реабилитации, отделение №6, и всё».

— А свидание с Тимошенко?

Игорь Колпащиков, заместитель начальника Качановской исправительной колонии: «Свидание с Тимошенко, согласно ст. 110 предоставляется в установленном порядке по заранее написанному заявлению в местах специально для проведения длительных-краткосрочных свиданий».

— Так ведь она написала заявление! (это коллеги об информации от Сергея Власенко)

Игорь Колпащиков, заместитель начальника Качановской исправительной колонии: «Да, есть такое заявление, оно будет рассматриваться. Оно ещё не рассмотрено».

Последующие три часа журналистов водили по колонии. День «открытых дверей» всё-таки.

Поселение — место, где режим не такой строгий. Чтобы жить здесь, женщины должны отбыть определенную часть срока, не нарушать дисциплину, режим, усердно трудиться и «стать на путь исправления»:

Комната для краткосрочных свиданий:

Комната для длительных свиданий. В таких условиях в минувшие выходные Юлия Тимошенко три дня провела с дочерью. 70 гривень в сутки с каждой:

Швейная фабрика — место работы большинства женщин:

Наталья Немцева, начальник швейного цеха: «В цеху работает 276 осужденных. Цех состоит из трёх этажей. На первом, как вы видели, находится подготовительно-раскройный участок. Второй и третий этаж — это швейные бригады. В цеху находится шесть швейных бригад. Шьем для коммунальных служб, для милиции, для железной дороги, для пограничников — для всех».

Игорь Колпащиков назвал максимальную и минимальную зарплаты работниц цеха: 1470 и 480 гривень. Всё, говорит, зависит от квалификации и сложности работы.

В цеху журналисты беспрепятственно общались с заключенными и брали у них интервью. Представители колонии — не мешали. Всё, в данном случае, зависело от желания самой женщины и никаких специальных заявлений не требовалось.

Уже после экскурсии журналисты попытались добиться объяснения от заместителя начальника Качановской колонии: почему никто не препятствовал журналистам общаться ни с одной заключенной, кроме Тимошенко? Колпащиков утверждает, что экс-премьер в этот момент была занята беседой с защитником и следователем СБУ. А так как он не видел её заявления, то не посчитал нужным прерывать беседу.

«В рамках дня открытых дверей у вас была возможность писать интервью осужденных, — признал он. — Вы были во всех помещениях, которые вам показали, которые были утверждены в графике проведения дня открытых дверей... В этот момент, когда вы были, вы видели, что в этот момент происходило общение Юлии Владимировны с её защитником и следователем СБУ».

К слову, защитник Сергей Власенко, который во время экскурсии был с Тимошенко, уверяет, что следователь СБУ ушел до прихода представителей СМИ.

Медико-реабилитационный кабинет — кушетка, гинекологическое кресло, несколько приборов и аппаратов:

Стерильные перчатки лежат в ряд:

Татьяна Демченко, назначенная лечащим врачом Тимошенко в колонии, заявила: здесь есть все, что нужно для лечения осужденной.

«Называть названия аппаратуры я не буду, но скажу, что часть оборудования из исправительной системы, часть оборудования из ведущих клиник города Харькова», — сказала она. Комнату оснастили временно, специально для лечения Тимошенко. Но такие ситуации, говорит она, не редкость: если осужденный тяжело болен, колония в некоторых случаях привозит специальное оборудование, или отправляет человека в больницу.

Юрий Котляревский, главный нейрохирург ГУ здравоохранения ХОГА, уверен, что в этом кабинете можно лечить экс-премьера так, как рекомендовали немецкие врачи.

«Рекомендации немецких специалистов не несут в себе ничего сверхъестественного. Все пациенты с аналогичным заболеванием проходят такое же комплексное лечение, которое расписали немецкие специалисты. Поэтому мы готовы по оборудованию и по наличию всех специалистов в Харькове провести этот комплекс лечения», — заявил он.

— В рекомендациях немецких врачей речь шла о лечении в условиях стационара специализированного медицинского учреждения. Здесь можно ли говорить о создании условий стационара спецмедучреждения?

«Да, здесь собрано все необходимое оборудование, чтобы провести те необходимые мероприятия, чтобы провести все те мероприятия, которые рекомендованы немецкими специалистами», — считает Котляревский.

И Демченко, и Котляревский утверждают, что врачи ждут только решения Тимошенко по поводу плана лечения, который составлен, на основании рекомендаций немецких врачей.

С этими рекомендациями знаком народный депутат Сергей Шевчук, врач по образованию, член фракции «БЮТ-Батькивщина». В этот день он тоже приехал в колонию. На момент общения с прессой, он еще не видел медико-реабилитационного центра, но был убежден: единственным учреждением, где можно оказать необходимую помощь Тимошенко, является Институт нейрохирургии Академии медицинских наук.

Сергей Шевчук, врач, член парламента, член комитета по вопросам здравоохранения, «БЮТ-Батькивщина»: «Если немецкие врачи пишут, что Тимошенко нуждается нейрохирургических манипуляциях, введении гормональных средств, обезболивающих средств, не в целом в тело, в определенные точки, где есть ущемление корешков, чтобы снять болевой синдром, и что эти манипуляции проводятся под контролем компьютерной томографии — так делают в Германии во всяком случае — то понятно, что тут никакого компьютерного томографа нет».

Призакрыто

Уже на обратном пути, вспоминают коллеги, стало понятно, что рядом с окнами комнаты медоборудования — окна камеры Юлии Тимошенко. Их легко узнать, постоянно повторяют защитники и нардепы, которые были в колонии, — по решёткам. На других такой «защиты» нет.

Кое-что журналисты увидеть не могли, зато услышали. По пути из здания швейной фабрики в жилые помещения и вышеупомянутый медицинский кабинет — они услышали грохот в металлические двери. Большинство экскурсантов были ещё в цеху. Сотрудники колонии принялись суетиться возле одной из серых дверей ( при клике на картинку ниже — видео и звук):

 

На вопрос журналистов, что это всё означает, сотрудники колонии ответили: «ведутся работы», и поспешили увести любопытных к следующему пункту программы.

По словам защитника Юлии Тимошенко Сергей Власенко, это он стучал в металлические двери, чтобы привлечь внимание журналистов. Пытался вырваться из помещения для проведения следственных действий, откуда его не выпускали охранники; вышел во дворик, дошел до ограждения с серой дверью, который отделяет корпус от двора, и стал стучать в двери, рассказал Власенко.

«Там, где вы были (медико-реабилитационная комната — ред.), — это стенка от того помещения, где мы находились. Грохот на улице слышали? Это я стучал в металлические двери, чтобы меня оттуда выпустили. Меня два часа там держали силой. Это была следственная комната, мне удалось вырваться на улицу. Мне удалось постучать в двери, потому что я увидел в глазок, что там есть журналисты. И когда они это увидели, меня просто затащили внутрь. Мы находились в следственной комнате, начиная с без десяти одиннадцать, — описал происшедшее защитник.

— Они сказали, что у них нет людей, которые могут меня сопровождать. Это бред. Вы видели, сколько людей вас сопровождали? — возмущается Власенко:

Это объяснение подтвердил уже вечером и начальник колонии Иван Первушкин. Сказал, силой никого не удерживали, но обеспечить необходимое сопровождение защитнику не могли: все силы были брошены на сопровождение представителей СМИ.

Коллеги Власенко по Верховной Раде вообще не смогли зайти в колонию, заявил журналистам Сергей Шевчук. Он сообщил, что перед ним и еще несколькими народными депутатами в «День открытых дверей» — двери закрыли.

Сергей Шевчук, народный депутат, член комитета по вопросам здравоохранения, БЮТ—Батькивщина: «Нас не пускали, два часа мы тут стояли на морозе, сейчас наши врачи в отдельной комнате, закрытой, практически никуда им не дают доступа, только после того, как СМИ уйдут, тогда их пустят собственно в колонию».

Пенитенциарная служба объяснила своё отношение к народным депутатам. На сайте службы сказано, что Сергей Шевчук, Евгений Добряк, Вячеслав Передерий, Антонина Болюра, Елена Бондаренко, Елена Шустик, Владимир Филенко и Элина Шишкина приехали в колонию около 11.00 без предупреждения.

«В это же время в учреждении приходило ранее запланированное мероприятие — «День открытых дверей» для представителей СМИ (36 человек). Для организации надлежащего сопровождения журналистов в охраняемой зоне были задействованы сотрудники колонии для поддержания надлежащей оперативной обстановки в учреждении, а также обеспечения мер безопасности посетителей», — объясняют в пенитенциарной службе причину задержки нардепов.

Выход

Экскурсия закончилась вовремя; как планировали в учреждении, уложились в три часа. Силами Государственной пенитенциарной службы была организована «топ-новость» дня.

Как распорядились увиденным и услышанным журналисты — зависит от формата и редакционной политики СМИ.


«МедиаПорт» выражает благодарность коллегам, среди которых Мария Малевская и Александр Бринза.

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.