«Стокер все наврал»

Кто увлекается литературой о вампирах, то, бесспорно, читал классику – «Дракулу» Брема Стокера – или, по крайней мере, бегло знает сюжет романа. Это произведение конца ХІХ столетия – не первое и, как кто-то может заметить, не наилучшее среди себе подобных, стало, однако, источником вдохновения для многих писателей. Однако мне хотелось бы выделить из общей массы вампирской литературы произведения, написанные именно как продолжение знаменитого «Дракулы» Стокера, а в частности книгу «Дракула. Восстание мертвецов» Дейкра Стокера и Айена Голта.

По трем причинам: во-первых, это новая книга, которая увидела мир в октябре 2009, а в украинском переводе вышла в начале 2010 года; во-вторых, это единственный, насколько мне известно, официально признанный сиквел романа Брема Стокера; а в-третьих, Дейкр Стокер и действительно дальний родственник прославленного писателя.

По крайней мере, две из трех вышеупомянутых причин заинтригуют любителей вампирской литературы. Прежде всего, интересно, как представил себе продолжение этой истории потомок Стокера, а также что и как он написал в паре с Айеном Голтом, ведь книга сразу получила широкую известность.

События этого романа, как и его предшественника, развиваются преимущественно в Англии. Миновало 25 лет после предполагаемой смерти Дракулы. Однако волна страшных убийств опять накатывается на Лондон, а также другие большие европейские города. Как оказывается, рядом с Дракулой всегда был еще один могущественный вампир – графиня Батори, его родственница, которая прославилась в истории своей безумной жестокостью. Однако виденье самого Дракулы здесь иное, а следовательно и угол зрения, под которым авторы рассматривают этого персонажа, и события произведения несколько отличаются от виденья Брема Стокера. Здесь основная борьба идет не между людьми и вампирами, а … самими вампирами, Дракулой (да, он таки не погиб) и Батори. Причина же всему – Мина. Грубо говоря, главная тема произведения – месть графини Дракуле. Звучит интересно, не так ли?

В целом можно и не читать оригинальное произведение Брема Стокера, чтобы иметь представление о предыстории, поскольку авторы пересказывают основные моменты оригинального романа. Это полностью отдельная книга, которая не требует, так сказать, предварительной подготовки. Однако проблема заключается в том, что тот, кто читал первого «Дракулу», увидит огромное количество расхождений и фактов, которые Стокер и Голт подогнали под свое произведение.

Например, круг верных друзей через 25 лет оказывается лишь группой знакомых между собой, однако абсолютно не желающих встречаться и даже враждебно настроенных друг против друга людей. Да, Джонатан и Мина Харкеры – несчастливые супруги, которые только для отвода глаз живут под одной крышей. Мужчина, не имея сил удовлетворить женщину на супружеском ложе, часто заглядывает в рюмку и заходит в дома разврата, а она всеми силами пытается скрыть неестественную молодость и глубоко в душе лелеет любовь к другому.

Доктор Сьюард появляется перед нами полупомешанным наркоманом, который охотится за графиней Батори и пытается предупредить остальных об опасности, однако ему никто не верит. Артур Холмвуд стал просто отшельником, убегая от болезненных воспоминаний, он разорвал все дружественные связи и не признает своего знакомства с бывшими товарищами. Доктор Ван Хелсинг в целом очень противоречивая (по сравнению с первым образом) фигура – он уже дышит на ладан, хотя и не оставляет якобы намерения бороться с вампирами. Однако он и сам оказывается вампиром, хотя нам неизвестно, когда и как это случилось, а главное – чем это мотивируется.

И, собственно, Дракула. Как вы, по-видимому, догадались, он не умер. Более того, в интерпретации Стокера-Голта он является абсолютно другим «человеком», однако об этом немного позже.

Отдельно я бы хотела сказать о вампирах в романе «Дракула. Восстание мертвецов». Это, так сказать, вампиры в современном их понимании, поскольку им присущи многие черты, которых вы не найдете у Брема Стокера. Например, умение летать и преодолевать большие расстояния в человеческом теле (по Стокеру, вампир мог преодолевать небольшие расстояния в образе летучей мыши); способность превращаться в драконоподобное чудовище (как это сделала Батори в метро); тот факт, что кровь вампира – это источник информации о нем и щель в его сознание; умение обмениваться или хотя бы посылать мысли другому человеку на расстоянии; умение видеть эмоции другого в форме цветного пятна вокруг него. Как бы то ни было, а это скорее навеивает воспоминания о вампирах из произведений и фильмов последних десятилетий и только дальше уводит нас от оригинала.

И, собственно, образ Дракулы. В первую очередь, хочется сказать, что он здесь напоминает Кощея Бессмертного, поскольку ни солнце, ни нож в сердце, ни большая потеря крови – ничего не может его убить. Конечно, если бы Дракула не выжил, не было бы и продолжения, однако его неподвластность смерти иногда кажется просто смехотворной. Что еще вызывает удивление, так это изображение его как вампира милосердного («по-своему»), не жестокого (по сравнению с Батори), справедливого (пьет кровь только в случае крайней потребности и избирает для этого «лишь животных, убийц, насильников и воров»), крайне эмоционального и уязвимого (что касается любви), а еще мудрого и ответственного (потому что хочет уничтожить графиню и таким образом спасти Европу от дальнейших ужасных убийств), словом, «воина Господнего» (по сравнению с той же Батори).

Собственно, возможно, я слишком придираюсь, а современным читателям (особенно тем, которые не имели случая познакомиться с романом Брема Стокера) это произведение наоборот придется по вкусу. В целом, построено произведение хорошо, события развиваются стремительно, динамически. Много важных сцен основываются на принципах не столько литературы, как кинематографа. Зрелищность, акцент на зрительных образах и попытка именно поразить (а не проинформировать, описать) напоминают приемы, используемые в блокбастерах и рассчитанные на острые ощущения. И можно было бы даже смириться с тем, что, введя в произведение любовь (!!!) и любовную связь Мины Харкер и Дракулы, Стокер-Голт превратили оригинальную драму в такую себе мыльную оперу, однако последний штрих – это фигура самого Брема Стокера, присутствующего в романе. Все было бы хорошо, однако образ писателя здесь далеко не такой привлекательный, как можно было ожидать. Он изображается жалким неудачником, который длительное время находился в тени Генри Ирвинга, а потом так и не добился успеха на театральном поприще, и даже последний его замысел, пьеса о Дракуле, потерпел поражение. Более того, Стокер погибает от рук настоящего Дракулы, поскольку, как оказывается, он все перекрутил и наврал.

И можно было бы воспринять эту версию как правдивую и получать удовольствие от книги, однако вместе со всеми вышеупомянутыми расхождениями и внесенными изменениями это все слишком напоминает неуважение к автору «Дракулы», желание сыграть на его имени и прославиться за чужой счет не вполне завершенным и в чем-то непродуманным произведением.

Рецензия предоставлена проектом Записки книголюба.