Свидетель ДТП: «Препятствий у скорой не было»

Информация о последствиях аварии с участием машины скорой помощи и пассажирского автобуса в Харькове за последние сутки была полна заявлений и опровержений. «МедиаПорт» уточнил детали и собрал подробности. Что говорят свидетели ДТП, какое состояние пострадавших и в чём чиновники обвиняют журналистов?

Лейтенант полиции Дмитрий Скрипка, командир 7-й роты одного из батальонов, вместе с напарником во вторник, 2 февраля, патрулировал город. Днём, около половины третьего, их полицейский Toyota Prius ехал в районе Немышли — по проспекту Тракторостроителей в сторону станции метро имени Масельского. В попутном направлении, только на несколько десятков метров впереди, ехала машина скорой помощи.

В феврале 2015 года Дмитрий Скрипка, тогда боец батальона «Харьков-1», пострадал в результате теракта у Дворца спорта

Вот она — на кадрах видеорегистратора водителя-очевидца. Останавливается на красный свет светофора на пересечении проспекта Тракторостроителей и улицы Немышлянской.

Источник видео: NewsRoom. Внимание, ненормативная лексика

За светофором «скорая», не включая спецсигналы, заметно набирает ход. Отдаляется от позади идущих машин. Она везёт маленького пациента в сопровождении мамы после обследования в «неотложке» — в 16-ю больницу.


В районе гаражного кооператива, неподалёку от автозаправки «ХАДО», реанимобиль врезается в автобус Setra 204-го маршрута.

Скорость маршрутки составляла примерно 60 км/ч, предполагает Дмитрий. Спидометр «скорой», по его словам, замер на отметке 80 км/ч. Полицейский сохранил в телефоне фотографию повреждённого прибора кареты скорой помощи.

«Препятствий у скорой не было. Он ехал без включённых поворотов, без маячков, без спецсигналов, плавненько, не прям так резко, что-то объезжать яму или какое-то препятствие, а плавненько сошёл на «встречку», — говорит полицейский.

Напарник Дмитрия стал вызывать подкрепление и все службы — скорую, спасателей.

«...я побежал к скорой, выломал двери, которые открывают кабину (задние двери), там сразу мама вывалилась на меня. Впереди сидели двое мужчин — водитель и фельдшер. А сзади — медсестра, мама и ребёнок. Все были без сознания», — рассказывает Дмитрий Скрипка.

Из маршрутки начали выходить пассажиры — их видно на видео, больше десяти человек. Командир роты принял решение достать из машины «скорой» одну из пострадавших женщин. При этом маленького пациента он ещё не видел.

«Мы сначала выгрузили маму. Начали обследовать, что с медработником. Я заметил руку (ребёнка), заваленную вещами, в самый последний момент! Вытянул его из-под завалов, он не дышал.  Несколько раз его «качнул». И он начал хоть чуть-чуть вытягивать воздух, подавать признаки жизни. Я его на руки, мы быстро в Prius (отдал команду экипажу) — в реанимацию», — продолжает Дмитрий. — «Мать тоже откачивали, она начала подавать признаки жизни, у нас был выбор — либо дождаться «скорую», но она могла умереть, или её самим доставить. Мы приняли решение — погрузили её в машину — и в реанимацию».

До прибытия медпомощи полицейские пытались помочь пострадавшей медсестре. Старались действовать аккуратно, говорит Дмитрий. 

«Медсестре чуть-чуть приподняли голову, чтобы освободить дыхательные пути, следили за её дыханием. Когда начала ситуация ухудшаться, достали и начали реанимировать, и в этот момент подъехала «скорая», дальше там уже медики занимались».

57-летний водитель скорой помощи и 43-летняя медсестра получили смертельные травмы, погибли на месте.

Четырёхлетний мальчик, у которого было тяжёлое заболевание крови, умер в больнице через несколько часов после ДТП.

«Прямо во время оперативного вмешательства, в 18 больнице, с привлечением реаниматологов, которые прибыли тоже в очень короткое время в составе бригады экстренной помощи из детской больницы № 1 и из городской больницы скорой помощи, отделения детской нейрохирургии, подключились к проведению операции... Но во время проведения оперативного вмешательства ребёнок умер», — рассказал директор Департамента здравоохранения Александр Галацан.

Госпитализированы пять человек — водитель и двое пассажиров автобуса (их состояние у медиков не вызывает опасений), а также 57-летний фельдшер и 23-летняя пассажирка «скорой», мать погибшего ребёнка. За жизни медика и мамы продолжают бороться врачи. Их состояние называют тяжёлым.

Вечером во вторник, 2 февраля, и в полиции, и в мэрии, сообщили о смерти пострадавшего медика. К утру 3 февраля эту информацию уточнили. Он жив.

«Это теперь такой важный момент?»  

Интерес прессы к масштабному ДТП вызвал недоумение у заместителя городского головы Светланы Горбуновой-Рубан. Вице-мэр не понимает, почему аварии с участием «скорой» и пассажирского автобуса уделяется такое пристальное внимание, ведь в Украине — каждый день ДТП.

«Я зашла — вас так много. Последний раз такое количество журналистов я видела, когда у нас дом на Московском проспекте взорвался. Скажите, а сколько происходит дорожно-транспортных происшествий ежедневно в Украине? Я вчера посмотрела — и в Запорожье что-то случилось, и в Киеве. Везде такое внимание к дорожно-транспортным происшествиям? Это теперь такой важный момент? Я почему задаю такой вопрос — не знаю, снимаете ли вы или не снимаете, это ваше дело, но вы знаете, как-то очень уж сильно используется эта информация. Немножко даже не по себе», — заявила заместитель городского головы.

Настроение Светланы Горбуновой-Рубан с одной стороны можно понять. Её неверно проинформировали, и данные о четвёртом погибшем со ссылкой на горсовет моментально распространили журналисты. С другой стороны — претензию можно адресовать обратно. Ошибку (не важно, откуда она исходила изначально; по словам Горбуновой-Рубан — от облздрава, там это опровергают) признать, очевидно, сложнее. Легче говорить о компетентности СМИ.

Расследование

Полицейский Дмитрий Скрипка проходит свидетелем ДТП, его уже вызывал следователь. Версия лейтенанта полиции: с водителем «скорой» что-то произошло.

«Что-то с водителем. Или, может, отвлёкся. Пустая дорога была, трафик был ниже среднего. Когда что-то объезжают, яму, дают влево, а потом вправо или как-то «подруливают». А он — никаких движений, плавно вышел и сразу на встречку пошёл», — описывает Дмитрий.

Действительно ли водителю стало плохо за рулём, и потому он изменил движение, следствие надеется выяснить во время экспертиз.

«Основной вопрос для выяснения — причина смерти водителя автомобиля скорой помощи, поскольку на данный момент не установлена причина изменения направления движения», — рассказал следователь отдела расследований ДТП Следственного управления Главного управления Национальной полиции в Харьковской области Вячеслав Лобас.

Претензий к водителю «скорой» у руководства Центра экстренной медицинской помощи и медицины катастроф не было, рассказывает директор учреждения Виктор Забашта.

«Медосмотр пройден своевременно, водительская справка, флюорография — на месте. Во всех инструктажах по технике безопасности расписан. Утром он прошёл предрейсовый осмотр. Двое суток перед этим он отдыхал. Говорить о переутомлении не представляется возможным. Пусть разбирается комиссия», — подчёркивает руководитель Центра.

Автомобиль скорой помощи — 2013 года выпуска, 16 января прошёл техобслуживание и был исправен, рассказывает Александр Галацан:

«Правоохранительными органами будет проведена техническая экспертиза. Не произошло ли какой-то технической поломки, может, что-то случилось с передней подвеской и он резко изменил движение…».

С бригадами скорой помощи руководство Центра экстренной медицины обещает провести дополнительные инструктажи. По словам директора Департамента здравоохранения, предстоит и служебное расследование.

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.