Суд назначил директору харьковского коммунального предприятия домашний арест

Червонозаводский районный суд не удовлетворил ходатайство прокуратуры об избрании меры пресечения директору КП «Харьковское ремонтно-строительное предприятие», депутату горсовета Семену Сироте в виде содержания под стражей и отправил его под домашний арест. 

Такое решение приняла судья Наталья Корекян, сообщает из зала суда корреспондент «МедиаПорта».

По данным следствия, директор КП заключил с частной фирмой договор о покупке специализированной техники на сумму более пяти миллионов гривен. Фирма получила деньги, но транспорт на предприятие не поступил. Спустя полгода, уже когда правоохранители начали расследование, руководство предприятия закупило большую часть транспорта, но, как утверждают в прокуратуре, машины не были новыми и имели немалый пробег, что противоречит условиям договора. Кроме того, одна единица техники вовсе отсутствовала. 

«Этого гидроподъемника не существует и по сей день, а два миллиона благополучно все освоены. Когда речь идет о том, что нужно бороться с коррупцией, необходимо бороться, и коррупция совсем рядом!», — заявила прокурор Антонина Касьяненко.

Прокуроры просили суд взять подозреваемого под стражу. По мнению обвинения, есть риск, что Семён Сирота может скрыться от органов досудебного расследования, суда и влиять на свидетелей.

Защита Семена Сироты выступила против. По мнению адвоката Юлии Плетневой, у прокуратуры нет достаточных доказательств вины Сироты, а рисков, указанных прокуратурой, не существует. 

«Прошу суд отказать в удовлетворении ходатайства старшего следователя следственного отдела прокуратуры Харьковской области в виде содержания под стражей. Однако, если суд, возможно, придёт к решению, что всё-таки есть обоснованное подозрение я прошу применить к моему подзащитному менее суровую меру пресечения, предусмотренную действующим законодательством», — отметила Плетнёва.  

Ходатайство прокуратуры суд не удовлетворил, посчитав меру пресечения в виде содержания под стражей «нецелесообразной».

«Суд считает, что содержание под стражей является исключительной мерой пресечения, которая применяется в случае, если ни одна из более мягких мер пресечения не может предотвратить риски, предусмотренные ст. 177 УПК Украины [...] По мнению суда, прокуроры не предоставили убедительных фактов того, что подозреваемый может скрыться от суда или другим путём препятствовать правосудию, а риски давления на свидетелей могут быть минимизированы за счёт других мер пресечения», — зачитала решение судья Наталья Корекян. 

«Суд считает необходимым отказать в удовлетворении ходатайства прокурора и избрать в отношении подозреваемого меру пресечения в виде домашнего ареста сроком, который не превышает двух месяцев. Избрать подозреваемому Сироте Семёну Борисовичу [...] меру пресечения в виде домашнего ареста сроком до 20 августа 2016 года. Запретить Сироте Семёну Борисовичу покидать в период времени с 21.00 до 7.00 без разрешения следователя территорию домовладения по месту жительства на срок действия меры пресечения в виде домашнего ареста, то есть до 20 августа включительно», — сказала судья. 

Сам Семён Сирота называет себя в этом деле пострадавшим. 

«Я считаю, что я пострадал. На предприятии был объявлен тендер, тендер выиграла фирма «Астек», «Астек» совершил мошенничество, пусть он за это отвечает. А чего я должен за это отвечать? Я терпила, грубо говоря, извините. Я пострадал. Из-за той фирмы, которая по условиям торгов должна была поставить мне технику, обязана была всё это... она поставила технику с деффектами, которые мы не принимали, в результате чего и вышло...», — сказал Сирота в интервью журналистам. 

При этом Сирота утверждает, что машины были новые и без пробега. 

«По делам такой категории очень удобно маскировать под гражданско-правовые отношения именно такие преступления, связанные с хозяйственной деятельностью предприятий. Они очень труднодоказуемы. Но тем не менее они есть, они доказываются и вина устанавливается в судебном порядке. Поддерживая следователем его ходатайство об избрании меры пресечения в виде содержания под стражей я исходила из обоснованности предъявленного подозрения, добытых доказательств в ходе досудебного расследования и рисков, предусмотренными статьёй 177 УПК Украины. И считаю, что они действительно существуют», — отметила в свою очередь прокурор Антонина Касьяненко. 

В течение пяти дней в прокуратуре решат, будут ли подавать апелляцию. 

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.