А пройдёмте-ка, больной, на Сабурочку…

— А где я могу найти кого-нибудь нормального? — спросила Алиса.
— Нигде, — ответил Кот, — нормальных не бывает…

Трое моих знакомых, независимо друг от друга, на днях охарактеризовали своё настроение как депрессивное. Им не было паршиво или  грустно, у них была именно депрессия. Это модное слово заменило целый спектр состояний от «тоски зелёной» до «полной задницы». Обидно.

Материал на эту потрёпанную тему, безусловно, можно было написать не вставая со стула. Открыл «Гугль», забил «депрессия» и шуруй контрал це — контрал вэ (сочетание клавиш Ctrl+С — копировать, Ctrl+V — вставить). Гигабайты информации.

Но, как говорится, — жабы эти журналисты.  Надо им доковыряться. Хотя, если честно, модный диагноз — лишь повод пообщаться с настоящим психиатром (ага, прямо в психушке).

Знакомьтесь, Александр Георгиевич Плотников — психиатр, заведующий отделением областной клинической больницы №3 (в народе больше известной под номером 15, а старшему поколению понятнее будет просто Сабурова дача). Стаж работы — 45 лет. В руках у доктора — снимок, фоторабота пациента, который излечился от депрессии.  

В кабинете у Плотникова открыта дверь. Настежь. То и дело интервью прерывают медсёстры, коллеги, пациенты. Подписать, назначить, посмотреть, послушать. Постоянно звонят телефоны. Мобильный, стационарный, по очереди. На мой неудачно сформулированный вопрос: «Как вы сохраняете самообладание в таком дурдоме?» (запнулась, извинилась) — доктор смеётся: «Я очень спокойный, я же психиатр».

А в последние годы работы вам добавилось или наоборот? Тенденция какая?

Работы всегда много, деточка. Работы мало тут не было никогда. Но сейчас стало труднее работать. Формальностей много, бюрократии. С этими всеми правилами, законами, крючкотворством. Причём порой совершенно бессмысленным. Вот, например, больной выписывается из больницы, ему нужна справка. Чтобы получить эту справку, он должен написать заявление: «Прошу дать мне справку...». Я должен это заявление подписать — и только тогда могу дать ему справку. Ну, не дурдом?! А вы извиняетесь... Дурдом полный.

Вы сказали: «С этими правилами, законами». Что, есть специальные законы?

Несколько лет назад ввели закон о психиатрии. Он написан по канонам международного права и всё такое. Больного, например, насильственно никто в психиатрическую больницу положить уже не может. Я даже диагностировать человека без его желания не имею права. Я должен объявить, что я — психиатр, и спросить согласия на осмотр. Часто приходят родственники: «Посмотрите его, он себя странно ведёт». Я спрашиваю, есть желание у пациента прийти к психиатру? Нет? Ну, тогда извините! Уговаривайте, объясняйте. Существует, конечно, процедура такая: если мы считаем, что больной представляет опасность для окружающих, то подаём обоснованное решение в суд. И только с разрешения суда возможны госпитализазация и лечение без согласия пациента.

А по собственному желанию человек вообще приходит, извините, в 15-ю больницу?

Да, понимаю ваш вопрос. У психиатрии плохое реноме. Во-первых, такие клиники запятнали себя сотрудничеством с органами подавления и им подобными. Хотя, надо сказать, именно харьковская психиатрия никогда себя так не компрометировала. Помню, даже как-то случай был. Поступил больной, КГБ направило. И врачи харьковские сразу подняли шум, создали консилиум, поставили ему «здоров» и выписали. То есть поступили профессионально. Во-вторых, люди боятся слухов, осуждения. «Ага, был у психиатра, значит у тебя с головой не всё в порядке». Сразу ярлык — «ты не такой как все, тебя надо сторониться» и так далее. В-третьих, о психиатрах ходит много мифов и легенд. Я как-то залез в Интернет, да как почитал… Господи, да нас поубивать давно всех пора.

За что?

Есть у меня один знакомый, ну я вижу, что он — наш пациент. Нигде не работает, не имеет средств существования, перебивается чем попало. А у самого высшее образование, физик. Я его спрашиваю: «А почему ты не хочешь обследоваться?». Говорю, у тебя могут быть нарушения, может быть, даже серьёзные, возможно, такие, которые дадут право получать хоть какую-то социальную защиту. И что он мне отвечает? «Александр Георгиевич, у инвалидов квартиры отбирают психиатры». Не знаю, возникла ли эта фантазия на ровном месте, или мои коллеги где-то спровоцировали эти легенды. Но, видите, они есть.

Вы сказали фразу: «Я вижу наш пациент» А как вы это определяете, по каким признакам?

Ну, я же сказал, человек имеет высшее образование, нигде не работает…

Хотите сказать, что это признак психиатрического заболевания?!

Конечно. В чём особенность психически больных? Они живут вопреки логике. В серьёзном психическом заболевании прежде всего нарушается именно логика. Логика мышления и логика поведения. Человек получает образование, стремится к диплому, заканчивает вуз… И что? Он имеет диплом физика и играет в метро на дудочке. Это разве не нарушение логики поведения?!

Послушайте, но я сейчас сходу назову десяток людей с таким же «анамнезом». Они, что, все  ваши пациенты?

Я и не говорю, что все. Но каждого следует посмотреть внимательно. Обследовать. Понять, почему так случилось. Один не стал работать, потому что погнался за заработком, пошёл на рынок торговать. Логика есть — на рынке заработок в день может равняться зарплате инженера. Другой выпал из социума в связи с алкоголизмом, например. А третий не пошёл работать и нищенствует, потому что психика нарушена. Ему помощь нужна. 

А может он просто ленивый? Или так самореализовывается?

Да у меня пол-отделения так самореализовывается! И дело не в лени. Важно, вписался человек в социум или не вписался. Критерий здоровья — это поведение в обществе. Психическое здоровье человека оценивается именно в социуме, в котором он живёт. Ну, если женщина без бюстгальтера ходит по джунглям, мы же считаем её нормальной, да? А если она по Сумской так прогуляется, что вы скажете? Вот и я оцениваю так же. Есть человек, руки, ноги есть у него, диплом есть. Родители приличные, брат — дипломат. А он на дудочке в метро играет… Как хотите, но это один из симптомов. Но, обратите внимание, я не утверждаю, что он болен, я лишь подозреваю. Для утверждения нужна диагностика.

И всё-таки я хотела спросить, что толкает человека к вам на приём? Ну, когда зуб болит понятно иду к стоматологу. А к вам? «Что-то со мной не так, схожу-ка я к психиатру?»

По всякому бывает. Часто приходят в состоянии депрессии. Грусть, навязчивые страхи, приступы беспокойства, панические атаки. Человек понимает: что-то не так, нужна помощь. Часто бывает так: у человека болит желудок, сердце, печень. Он идёт к терапевту или профильным докторам, а они ничего не находят. А человека это очень раздражает, злит: «Как же так? Я себя плохо чувствую, а они говорят — здоров». Ну, это хорошо для нас, когда ему так говорят. Хуже, когда начинают назначать лечение от всего. Пока он лечится, упускает время, в которое ему надо было бы прийти к психиатру. И приходит он уже к нам с запущенной депрессией, плохо поддаётся лечению.

Депрессия это модно? Раньше об этом заболевании просто не знали? Или правда столько не было?

Столько не было. Ритм жизни изменился в целом. Причины депрессии какие? Несоблюдение режима, ритма. Ночная жизнь вошла в моду. А это категорически вредно. Даже поздние пробуждения вредны. Вот те, кого называют «совами», — это потенциальные депрессивные больные.  Я сам родился «совой». Мне бы попозже лечь, попозже встать. Но жизнь меня, слава богу, сделала из совы лошадью. Я поздно ложусь и рано встаю. Но иногда днём сплю. Вот сейчас мне подходит время отдыхать, деточка. (Смеется.)

Ночью спать и рано вставать. Достаточно?

Для человека, который не употребляет транквилизаторов, стимуляторов, наркотиков, — да. Кстати, травка, гашиш тоже укрепляется в сознании как норма. Покурил пару раз, расслабился. Что тут, скажете, страшного? А вы знаете, что такое «гашишный психоз»? Это не интоксикация, которая происходит сразу после употребления. Нет, вы покурили, интоксикация ушла, вы и думать забыли об этой травке. А болезнь пошла своим путём. Оказывается, есть фактор в крови некоторых людей, который если связать с канабисом (действующим веществом гашиша), то происходят специфические биохимические изменения в организме, характерные для шизофрении. А без этих пары затяжек человек жил бы себе с этим фактором и знать бы о нём не знал.

То есть шизофреников стало в последнее время больше?

Ну, как вам сказать, шизофреники — это всегда постоянная величина. Мало того, вы же знаете, что фашисты уничтожали душевнобольных, даже своих. А наших тем более. Здесь же, на территории «Сабурки», в годы Великой Отечественной войны всех больных, кого не успели эвакуировать, расстреляли. Только за то, что они больны. Ну и что? В Германии нет шизофреников? Или тут? Ровно столько, сколько там, где их не уничтожали. То есть причины, по которым болезнь проявляется, могут меняться в разных обществах и в разное время. Но количество больных примерно одинаковое.

А речь идёт только о шизофрении?

Ну, эта болезнь — как прародитель всех душевнобольных. Есть в психиатрии даже теория единого психоза. То есть болезнь одна, но проявляется она в разных ипостасях. Вообще, шизофрения — это болезнь-загадка. Недаром говорят: тому, кто поймёт её причину, поставят при жизни памятник. Причина эта постоянно ускользает от учёных. Вот вроде бы нашли какие-то токсические вещества в крови шизофреника. А тут же выяснилось, что подобные вещества есть и в крови здоровых людей. Или современные методики, например, МРТ.  Отсканировали больного и нашли глубинные изменения в структурах головного мозга, характерные для шизофрении. Разгадка близка... Но тут же выходит статья, где учёные сомневаются, что именно болезнь вызывает эти изменения. А не лекарства, которыми эту болезнь лечили.

Мистика какая-то?

Я не мистик, конечно.  Но я думаю, что душевнобольные нам даны свыше, для того чтобы мы упражнялись в милосердии. Душевнобольные необходимы обществу. Здоровому обществу. А больному обществу они мешают.

Но ведь рядом с ними страшновато. Они ходят, руками размахивают, кричат. Непонятно, что у них в голове. Вдруг они агрессивны?

Их, конечно, надо лечить. Но прежде всего надо излечить общество. Я вам скажу, у меня был период в жизни, когда я работал в поликлинике. У нас был филиал психдиспансера в крыле самой обычной районной поликлиники. Два кабинета. Наши больные сидели только там, в этом крыле. С нормальными не смешивались. Так вот, когда мне нужно было куда-то за территорию крыла, я туда, к нормальным, боялся выйти. Туда пойдёшь, там крик, гам, агрессия, выяснения отношений. А тут сидят тихонько все. Они добрые.

То есть смирительные рубашки уже не используют?

Ну что такое смирительная рубашка? Это способ фиксации больного. Когда он дерётся, наносит себе раны. Никуда она не делась, эта рубашка. У меня сейчас лежит больной, которого я вынужден держать привязанным. Он бьётся головой постоянно.

Это протест у него или механические движения?

Ну, он от рождения больной, слабоумный. Может, ему удовольствие это доставляет? Он не может не биться. И что, смотреть, как он себя убивает? Раньше мы его к стенкам привязывали, он мог гулять по палате и ни до чего, обо что можно удариться, не доставал. Так приспособился же: становится на колени и об пол бьётся.

А какой процент неизлечимых больных у вас?

Нет, ну так нельзя говорить. Вот больной был возбуждён, мы его подлечили, приступ купировали, он успокоился. Как вы считаете, мы его излечили? Какую болезнь вообще медицина может излечить? Грипп излечим?

Ну, да, в принципе…

Да? А чего ж вы тогда второй раз болеете!? Вот так и в психиатрии. Мы помогаем больным. Да, он продолжает быть инвалидом. Но после лечения он живёт дома с близкими, а не в психитрической больнице. Или кто-то страдал депрессией несколько раз в год, а после нашей помощи раз в три года. Успех? Успех.

Да, кстати, о депрессиях. Я за ними и приходила вообще-то. Как не спутать заболевание с плохим настроением или просто усталостью?

Очень просто. Я сейчас вас протестирую. Этот тест мы проводим пациентам. Я буду задавать вопросы, по четыре в 13-ти группах. А вы выбирайте вариант ответа.

I

1) Мне не грустно.

2) Мне грустно или тоскливо.

3) Мне всё время тоскливо или грустно, и я ничего не могу с собой поделать.   

4) Мне так грустно или печально, что я не могу этого вынести.

II

1) Я смотрю в будущее без особого разочарования.

2) Я испытываю разочарование в будущем.

3) Я чувствую, что мне нечего ждать впереди.

4) Я чувствую, что будущее безнадёжно и поворота к лучшему быть не может.

III

1) Я не чувствую себя неудачником.

2) Я чувствую, что неудачи случались у меня чаще, чем у других людей.

3) Когда оглядываюсь на свою жизнь, я вижу лишь цепь неудач.

4) Я чувствую, что потерпел неудачу как личность (родитель, муж, жена).

IV

1) У меня не потерян интерес к другим людям.

2) Я меньше, чем бывало, интересуюсь другими людьми.

3) У меня потерян почти весь интерес к другим людям, и почти нет никаких чувств к ним. 

4) У меня потерян всякий интерес к другим людям, и они меня совершенно не заботят.

V

1) Я принимаю решения примерно так же легко, как всегда.

2) Я пытаюсь отсрочить принятие решений.

3) Принятие решений представляет для меня огромную трудность.

4) Я больше совсем не могу принимать решения.

VI

1) Я не чувствую, что выгляжу сколько-нибудь хуже, чем обычно.

2) Меня беспокоит то, что выгляжу старо и непривлекательно.

3) Я чувствую, что в моём внешнем виде происходят постоянные изменения, делающие меня непривлекательным.

4) Я чувствую, что выгляжу гадко или отталкивающе.

VII

1) Я не испытываю никакой особенной неудовлетворённости.

2) Ничто не радует меня так, как раньше.

3) Ничто больше не даёт мне удовлетворения.

4) Меня не удовлетворяет всё.

VIII

1) Я не чувствую никакой особенной вины.

2) Большую часть времени я чувствую себя скверным и ничтожным.

3) У меня довольно сильное чувство вины.

4) Я чувствую себя очень скверным и никчемным.

IX

1) Я не испытываю разочарования в себе.

2) Я разочарован в себе.

3) У меня отвращение к себе.

4) Я ненавижу себя.

X

1) У меня нет никаких мыслей о самоповреждении.

2) Я чувствую, что мне было бы лучше умереть.

3) У меня есть определённые планы совершения самоубийства.

4) Я покончу с собой при первой возможности.

XI

1) Я могу работать примерно так же хорошо, как и раньше.

2) Мне нужно делать дополнительные усилия, чтобы начать что-то делать.

3) Мне нужно пересилить себя, чтобы что-то вообще сделать.

4) Я не могу выполнять никакую работу.

XII

1) Я устаю ничуть не больше, чем обычно.

2) Я устаю быстрее, чем раньше.

3) Я устаю от любого занятия.

4) Я устал чем бы то ни было заниматься.

XIII

1) Мой аппетит не хуже, чем обычно.

2) Мой аппетит не так хорош, как бывало.

3) Мой аппетит теперь гораздо хуже.

4) У меня совсем нет аппетита.

Я набрала 3 балла из возможных 39. Доктор Плотников поздравил меня с хорошим эмоциональным состоянием и отсутствием всяких депрессивных тенденций. Чего, дорогие читатели, и вам желаю.

Ключ к тесту. Утверждение №1 в каждом блоке — 0 баллов. Если выбрали утверждение №2 — ставьте 1 балл, утверждение №3 — 2 балла, №4 — 3 балла. Все баллы складываете. Если результат до 10 баллов — всё в порядке, никаких депрессий. 10 баллов — это лёгкая форма, так называемая ситуативная депрессия. Как говорится, само пройдёт. От 10 баллов начинается то, что можно назвать болезнью. И, соответственно, смело обращаться к врачам.

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.