Отец Валерий. «Афганский» батюшка

Вечер пятницы. В харьковском Дворце студентов юракадемии — собрание, посвященное 25-й годовщине вывода войск из Афганистана. Человек в рясе здесь выглядит чужим только для посторонних. «Свои» узнают священника и задают ему совсем не церковный вопрос: «Где служили, отец?». 

Священнослужитель называет афганские топонимы: Гульхана, Халкояр… В Афганистане отец Валерий — правда, тогда его все звали по-мирскому: Валерий Полевой — провёл год и восемь месяцев.

Служба в погранвойсках Полевому досталась «по наследству» — его отец и дед были пограничниками. К армии готовился заранее — занимался классической борьбой, боксом, окончил автошколу при ДОСААФ.

Призвали Полевого в 1981 году. После курса молодого бойца командование отправило его в Хорогский погранотряд. Службу в Афганистане Полевой начал водителем-подносчиком  миномётного взвода, закончил заместителем командира взвода.

О службе в Афганистане отец Валерий говорит сдержанно. Сейчас у него — совсем другая повестка дня. Но от ответов не уходит. Иногда вопросы задаёт сам себе.

«Почему я от оружия не отказался? Так это, я извиняюсь, защита Отечества».

Отец Валерий говорит, что его подразделению в «ближнем бое» участовать ни разу не пришлось.

«При необходимости мы могли огонь заграждения поставить или  убедиться, что в той или другой «зелёнке» (местность покрытая растительностью — ред.) никого нет, направив туда часть огня. Или же, заметив подозрительный караван, открыть предупредительный огонь, обстреляв горы, вершины, тропы», — рассказывает ветеран Афганистана.

Вспоминает, что солдатам часто приходилось быть и «строителями».

«Там уже ребята освоили объекты, и нам довелось их совершенствовать, достраивать, обживать это ущелье. Сама местность — она, казалось бы, каменистая, но и болотистая, однако. Потому что Гульхана — это по колено в воде, кое-где сопки, там всё из камня и песка. Так что пришлось кое-где копать, а кое-где и киркой сопки обивать».

Доставка продуктов в горах, рассказывает отец Валерий, довольно сложная «операция», которая не всегда бывала успешной.

«Когда совершаешь определённый выход или ещё что-то, и, возвращаясь, можешь просто прийти к тому, что тебе нечего покушать. Привык относиться к продуктам экономно, поэтому сейчас хорошо держу посты по сей день», — улыбается священнослужитель.

Служба в Афганистане на решение стать священником никак не повлияла, говорит отец Валерий. Если бы не армия, выбрал духовный путь раньше. Он родился в верующей семье. На вопрос, был ли членом партии в советские годы, отвечает отрицательно. Более того: рассказывает, что в армейскую гимнастёрку зашивал крестик.

«В армию я уходил через Благовещенский собор. Помолился, попрощался с родными — и поехал на призывной пункт. И из армии когда вернулся, не домой сразу поехал, а сначала в Благовещенский собор».

После Афганистана Валерий Полевой устроился работать на завод. Но военкомат не дал ему «засидеться» на гражданке. Полевого отправили на курсы повышения квалификации, затем — в Свердловское высшее военно-политическое танко-артиллерийское училище имени Брежнева. В итоге в запас он уволился в звании капитана.

В начале духовной службы воин-афганец был иподиаконом при митрополите Харьковском и Богодуховском Никодиме. То есть помогал во время богослужений — держал кадило, зажигал свечи, подавал нужную атрибутику. Затем окончил Харьковскую духовную семинарию и стал настоятелем Свято-Георгиевского храма (Харьков, МЖК «Интернационалист»).

Стоя в новом здании храма, высотой с шестнадцатиэтажку, священник предлагает посмотреть в окно. Из него видно одноэтажное здание старой церкви, больше похожей на сторожку. Сейчас она — за забором коттеджного посёлка, и на фоне домов «новых украинцев» смотрится совсем неброско.

«Когда я пришёл сюда служить, на месте нового храма было чистое поле», — говорит отец Валерий.

Открытие верхнего храма Святого Георгия Победоносца. Май 2013 года.

Новое здание настоятель отстроил за 13 лет. Собирал пожертвования, искал спонсоров.

Сам отец двоих детей, настоятель продумал проект с оглядкой на самых маленьких прихожан. 

«Это икона — помощница в учёбе. Почему она так низко висит? Потому что первоклассники высоко не достают. И вот тут у меня излюбленное место деток, которые здесь приходят».

Впрочем, отец Валерий выполняет не только организаторскую роль. Говорит: постоянно приходится самому делать какие-то строительные работы. Да и колокола из соседней области священник привозил сам. Сел в грузовую «ГАЗель» и поехал. Вместе с прихожанами священник ремонтирует оклады икон. 

В храм «афганского» священника часто приходят воины-интернационалисты. В заупокойном уголке стоит книга с именами харьковчан, погибших в Афганистане и во время ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС. Отец Валерий несколько раз в месяц зачитывает имена всех 256 жителей Харькова, погибших в Афганистане, во время молитвы.

«Есть даже ребята, по именам которых можно сказать, что они не православные. Но они всё равно есть в списке, и я их читаю. Потому что, вы понимаете — я не хочу оскорбить его веру и не хочу оскорбить, если я ошибаюсь».

Отец Валерий рассказывает: некоторые сослуживцы посмеивались над ним, когда стал священником. Потом сами стали приходить в храм. Священнослужитель убеждён: вера помогла ему легче пережить «синдром вернувшегося с войны». И теперь он может подсказать «афганцам» способ лечения «болезни».

«Молитва утешает, молитва даёт сил, молитва даёт крепость. Когда ты молишься, тихонечко молчишь дальше и продолжаешь молиться, это даёт тебе сил к тому, что не нужно останавливаться».

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.