Обманули

Жёлто-голубая Сумская. На каждом шагу «ультрас» поют гимн. За рядами в балаклавах — радостные лица. Много лиц. Несколько тысяч человек, круто. Украинские песни. Солнце. Хороший был день. Если бы не вечер.

Каждое утро, когда я иду на работу, я смотрю на крышу обладминистрации. Проверяю, на месте ли украинский флаг. Мне так спокойнее.  Я дома. Это моя земля.

Теперь украинских флагов по городу много. Наверное, даже чересчур. Мой флаг — нематериальный, он внутри. Вывешивать его напоказ, мне кажется, вовсе не обязательно.

В воскресенье мы с оператором шли по площади и размышляли, как поменялась «картинка». Вот так же точно, вытянувшись вдоль Сумской напротив обладминистрации, люди с флагами стояли в апреле. Только тогда это был «триколор». И я помню, как было страшно. И стыдно, и горько, и невероятно жаль. Ну, бывает.

Похожие чувства я испытываю сейчас. Но об этом чуть ниже.

Пока я выхожу из офиса. По дороге — люди с украинскими флагами. Ленточки на сумках и рюкзаках. Площадь у Оперного заполнена людьми и автомобилями с символикой. Вместо номеров на машинах наклейка: «Настоящий Харьков».  Мне нравится. Здесь, правда, хорошо. Вы наверняка тоже там были.

Мы идём в колонне по Сумской к площади Конституции. Впереди — «ультрас». Прячут лица. Не понимаю, зачем теперь. Сценарий — стандартный: песня про Путина, «Кто не скачет, тот москаль»... Когда-то это было забавно. Теперь, когда на Донбассе война и каждый, каждый, каждый день умирают люди, вообще не смешно. Достаточно.

Иногда я думаю, что в какой-то степени превращаюсь в «вату». «Ультрас» разогнали митинг пенсионеров у  Ленина? Очень смелый поступок. И метод — под копирку, как у «титушек». Запретили акцию коммунистов? Да их от силы — сто человек. Кто их после всего, что они натворили, слушает? Но это тоже люди. И не все из них так уж плохи. Хотя, согласна, вопросов много.

На площади Конституции выступающим передают микрофон. Ведущий просит не политизировать акцию. Представляться просто: фамилия-имя. Это правильно. Ещё бы партийные флаги убрать. Виднеется «Батькивщина», «Свобода», «Правый сектор».

С импровизированной трибуны экс-вице-губернатор Иван Варченко, который идёт на выборы, обещает регионалам «смітник». Если не поддержат программу территориальной обороны. Унижать — это тоже смело. Уроки Ольги Воржеиновойforever.

«Покатать в мусорном баке» грозится и депутат горсовета Дмитрий Маринин. У бывшего советника Кернеса свои счёты с мэром. Почти ни одно его выступление или запись в Facebook не обходится без слов «Гепа», «вор» и «нары». На митинге Маринин заявил, что городской голова возглавляет «фашизм». Не то, чтобы мне нравился Геннадий Кернес, но тогда, выходит, все, кто за него голосовал, «фашисты»? А значение слова вы не «гуглили»? Примеры. Доказательства. Где концлагерь посмотреть? Ах, в переносном смысле...

Хотя бы одно воровство обоснуйте, а не «бла-бла-бла». Есть тема про схемы в метро. Про качество работы «Известий», на которые тратят бюджетные миллионы. А с чем вы пришли в «Националь», на частную территорию, вечером — в нерабочее время? С клочком бумаги, где в числе прочего ссылка на то, что увольнение мэра должен одобрить горсовет? Словами Кернеса, «наведите на резкость».

Колонки «фонят». Мне не хочется дальше слушать. Но вот у микрофона Виталий Тропачов. Он искренен, и я вижу, как блестят его глаза. Без политики рассказывает о том, как у детского сада услышал лепет. «Слава Украине!» — «Героям Слава!», — переговаривались малыши.

Этого и в воскресенье было много. Гимн пели перед каждым кварталом. Под петарды, в дымовой завесе от «ультрас». Но чтобы слышать главное, разве декорации важны?

И вот вечером парни в балаклавах принесли перфоратор и «болгарку». На ступеньке памятника Ленину осколки от камня летят прямо в глаза. В граните постамента высекают «Слава Украине». Милиции как бы нет. Им приказано не трогать.

Но как же так, министр внутренних дел? Или вы, Антон Геращенко, что скажете? «Увімкнули» Европу?

Подъезды к площади действительно перекрыли. Но инструмент даже не думали отбирать. В пресс-службе милиции отмахнулись: достаточно будет админпротоколов на организаторов. Главному «заводиле» Валентину Быстриченко и в этот раз сошло с рук. Кстати, после этой статьи он отказывается давать комментарии. Избирательный подход к прессе — точно, как у «ваты».

Почти девятиметровый памятник весом полсотни тонн, внесённый в реестр Министерства культуры, сбрасывают так просто, на глазах у милиции, у всего города. А эти люди знают, что под землёй метро, другие коммуникации?

По телефону губернатор скажет: «Мы за демонтаж, но цивилизованными методами». А чуть позже объявит о распоряжении: «с целью урегулирования напряжённой ситуации в области…. во исполнение Указа президента от 12 июня 2009 года «О дополнительных мерах по увековечиванию памяти жертв Голодомора… срочно принять меры по демонтажу».

Демонтаж — со спецтехникой и обученными людьми — губернатору явно не был нужен. В разговоре с журналистами он скажет, что пойдёт совещаться с главой облуправления МВД. «Минут двадцать». Памятник снесут через пять минут после брифинга. Для галочки открытое уголовное дело — закроют.

А честнее было сказать — мы давно всё решили. И точка.

Сейчас я не хочу дискуссий о личности Ленина вообще. Не буду говорить, что бороться с памятниками сейчас не время. Хотя и это тоже аргумент.

Просто делать вот так — нечестно. Они обманули.

Фото: Леонид Логвиненко, Слава Мавричев, Марья ВарваДмитрий Неймырок.

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.