Женщину, избившую прохожую молотком по голове, оставили на подписке о невыезде

Журналистку пресс-центра «Майдан Свободы» неподалёку от её дома женщина ударила молотком по голове. Судья принял решение оставить женщину на подписке о невыезде.

Екатерина Омельченко, пострадавшая: «Я шла домой, когда она напала на меня и ударила молотком по голове. И замахнулась, чтобы ударить второй раз. Я взмолилась: "Не добивай, возьми сумку," - она схватила и убежала. Но тут появились люди между домов, я закричала о помощи, они её поймали...»

Задержать женщину с молотком помогли прохожие. Вызвали милицию, наряд оформил документы и изъял молоток. И нападавшую, и потерпевшую доставили в Орджоникидзевский райотдел. Туда же милиционеры вызвали скорую помощь. Оказалось: у журналистки - сотрясение мозга.

На очной ставке, утверждает Омельченко, женщина призналась во всём, рассказала, как покупала молоток за 2 гривни, как 3 дня планировала нападение. На преступление решилась из-за сложного материального положения, никакой личной неприязни к жертве не испытывала.

Екатерина Омельченко, пострадавшая: «Она говорила, что выбрала меня, потому что я маленького роста, удобно бить. Ну и потому, что женщина, мужчину бы не решилась бить».

Однако уже на следующий день, говорит журналистка, у нападавшей было 2 адвоката, которые защищают её интересы. А сама женщина начала отрицать свою вину.

В отношении женщины возбуждено уголовное дело, ведётся следствие, рассказывают в милиции. Впереди ещё ряд экспертиз.

Лариса Волкова, начальник ЦОС ГУ МВД Харьковской области: «Журналистка сейчас ещё в больнице, когда она выйдет, в зависимости от того, сколько она там проведёт, будет определена степень повреждений, и от этого будет зависеть статья уголовного дела и наказание. Но уголовное дело за разбой уже возбуждено, и в меньшую степень оно квалифицировано вряд ли будет, только в большую».

Через 10 дней после нападения, 28 декабря, суд определил меру пресечения - подписка о невыезде. Обосновал судья такое решение тем, что у нападавшей ранее не было судимостей и есть ребёнок. «Ребёнку», отмечает журналистка, 25 лет.

Учитывая, что живут две женщины в трёх домах друг от друга, Омельченко боится, что нападавшая может решить окончить начатое и снова попробовать добыть деньги с помощью молотка.

Екатерина Омельченко, пострадавшая: «К милиции претензий у меня никаких. Ребята сделали, что могли. Но прокурор и судья принимают какие-то непонятные решения. Я считаю, что прокурор не отстаивал мои права».

Сегодня журналистка подала жалобы на решение суда в районную и городскую прокуратуру. Апелляцию пока не подавала - сначала, говорит, проконсультируется с юристами из Харьковской правозащитной группы.

Причин для нападения на неё, кроме указанных нападавшей, Омельченко не видит.

Екатерина Омельченко, пострадавшая: «Меня 19-го вызывали на допрос, следователь спрашивает - как вы думаете, это как-нибудь связано с делом Климентьева? Я же не политический журналист, я веду программы про здоровье!»

Швы с головы журналистки сняли только позавчера.

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.