«Люблю». Последний вечер Маяковского

Мистические совпадения, Маяковский на двух языках и под музыку Шнитке — лирический взгляд харьковчан на поэта.

«Люблю и точка» — экспериментальный показ этого спектакля актёры театра «Vinora» устроили ещё летом. Пригласили друзей, актёров и просто харьковчан, которым близка поэзия Владимира Маяковского. После просмотра зрители делились с актёрами своим впечатлением об увиденном, своим пониманием поэта и его жизни.

Почти полгода театралы дополняли спектакль, и уже через два дня дадут премьеру. О постановке и о Маяковском-лирике рассказывает режиссёр театра «Vinora», актриса и преподаватель Харьковского университета искусств им. Котляревского Ирина Кобзарь.

«…Мне кажется, что именно лирика Маяковского на сегодняшний день людям нужна больше, чем его революционные вещи. Потому что он там какие-то глубинные вещи задевает, очень сильно. Потому что в революционной его поэзии — форму его я вижу красивую, я вижу метафоры, аллегории. А в интимной его лирике — он всё-таки что-то дает моей душе и моему сердцу».

В главной роли спектакля — студент актёрского отделения Харьковского университета искусств им. Котляревского Александр Олешко. Стихотворения Маяковского он читал в университете. Его прочтение напомнило Ирине Кобзарь её мужа Владимира Угольникова, актёра театра Пушкина, который умер несколько лет назад.

«Олешко учится на заочном курсе. И он принёс поэму Маяковского «Люблю» на украинском языке. Во-первых, фантастически красивый перевод. Во-вторых, он его фантастически красиво его читал, и мне нравилось, как он это делал. А он с моим мужем родился в один день. И это действительно была такая мистическая история. Мне казалось, каждый раз, когда мы начинали читать — я слышала интонацию Володину, как он говорит. Может, я и сама это придумала, потому что очень тужила по мужу».

Студенческая работа случайно попала на сцену театра, рассказывает режиссёр: «Нам дали аудиторию в институте — дали там аудиторию, где нет сцены, нет света. Я забрала их (студентов — ред.) в студию, проводить экзамен. И там — свет, и Саша улыбающийся в белой рубашке — усмирительная рубаха, которую на него надевали, там был эпизод в поэме. И он был такой какой-то утонченно-глыбоко-чувственно… масса всего. Я вдруг поняла, что хочу поставить с ним спектакль».

Актёры играют спектакль под музыку Альфреда Шнитке. Мелодии этого композитора, по мнению режиссёра, наиболее созвучны Маяковскому.

«Он, во-первых, многоуровневый, а во-вторых, он каждый раз звучит по-другому. Сегодня он звучит пафосно, а завтра он звучит нежно, а послезавтра он звучит возвышенно-романтично, а потом — где-то очень правдиво. Музыку я использую редко. Для меня важно звучание человеческого голоса».

«Этот спектакль о том, что приходят какие-то такие времена, когда то, что главное в поэте, его поэзии, закрывается тем, что находится вокруг этого поэта. И для революции, для власти того времени был нужен Маяковский-глава, горлан и главарь. То есть — бунтарь и горлан, тот, кто читал «Cтихи о советском паспорте», «Левый марш» и масса всего такого».

«Маяковский-лирик — эта территория поэта вообще не была нужна тому времени. И из-за этого сначала ушёл «даймон» поэзии. […] Это сущность такая в человеке, которая вкручивает постоянно, чтобы он писал стихи, это какая-то сущность такая — домовичёк, чертёнок… Как только это уходит от поэта, он становится смертным сразу, он сразу становится предметом манипуляции — мамы, сестёр, власти, всего».

«Есть такой стереотип, что у каждого Данте есть Беатриче, у каждого поэта есть своя муза. У Маяковского была Лиля Брик. На самом деле она была агентом КГБ. И муж её был агентом КГБ. И они возле него были, чтобы следить, писать. Их завербовали достаточно рано. Тот мир — в котором мы жили — там всё перевёрнуто: и мама не мама, и сестра — не сестра, и любовь…»

«Мы взяли за основу его последний вечер у Лили Брик. Мы ввели спиритический сеанс в начале — где вся эта компания народа такая, которая будто веселится на этом спиритическом сеансе. И это последние несколько часов его жизни, где он был странный – он был не в себе и перед ним проходили все эти образы, люди, смыслы, тексты. Это если по сюжету. Это последний его вечер. Он очень не хотел читать стихи — он убегал ото всех, прятался, а вся эта компания, включая маму — они хотели стихов, чтобы он был, чтобы им ещё досталось — славы кусочек или чего-то такого».

«У него такой перевёрнутый мир. И в конце они там все в масках — потому что это маски, которые он сам себе вырисовывал — называл их там — мама, и у нее появлялись черты, Лиля…»

Премьера спектакля «ЛЮ-БЛЮ» состоится 12 ноября на малой сцене Центра культуры Киевского района. Начало — в 20.00.

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.