Новый поворот в деле о смерти после визита в милицию

Свидетель по делу, друг погибшего Евгения Звенигородского Виталий Адонин заявил, что задержанных били все трое милиционеров. Раньше он утверждал, что их с другом бил только один из милиционеров.

На скамье подсудимых — сотрудники милиции Алексей Лазарев, Александр Марченко и Богдан Цыхмистро. Именно они, как выяснило следствие, весной прошлого года задержали и отвезли в облуправление милиции двоих харьковчан. При этом один из них, Евгений Звенигородский, после выхода из главка умер.

Виталий Адонин, который был в тот день вместе с погибшим, главный свидетель по делу, в своих прежних показаниях утверждал: физическую силу к задержанным применял только один из милиционеров — Богдан Цыхмистро. Сегодня Адонин внезапно — даже для защитника потерпевших — попросил суд дать ему слово.

В заявлении Адонин рассказал, что хочет дополнить свои прежние показания. Он отметил, что накануне был на могиле Звенигородского.

«Приехал, поговорил. Сам с собой поговорил. Плохо на душе, понимаете?» — объяснил Адонин причину своего выступления в суде.

Он заявил: в милиции его и Звенигородского били все трое милиционеров. Богдан Цыхмистро бил постоянно, но редкие удары наносили и Марченко, и Лазарев. Раньше он не говорил об этом ещё и потому, что после смерти Звенигородского ему угрожали.

На следующий день (точную дату свидетель уточнить не смог) Адонина забрали из дома люди в гражданском, среди которых был милиционер Алексей Лазарев, и увезли в облуправление на улицу Совнаркомовскую, утверждает свидетель. Лазарев, по словам Адонина, около десяти минут разговаривал с ним, угрожая физической расправой. Чтобы свидетель не говорил следователям, что милиционер тоже принимал участие в избиении, Лазарев якобы запугивал, шантажируя: «Мы тебя посадим».

«Всё равно смертельный удар нанёс Цыхмистро... Не говори, потому что тебе будет «гаплык», — вспоминает слова милиционера свидетель. До этого момента Адонин не знал, что Звенигородский умер.

Много часов, по его словам, он провёл в облуправлении. При этом, как он поясняет, люди, с которыми он находился в главке (кто это был, он уточнить не смог), прятали его от сотрудников внутренней безопасности.

Некоторое время, по словам Адонина, он находился в «курилке» УВД. Кто-то из находящихся там людей принёс ему бутылку с водкой. Адонин не скрывает: выпил. Сколько, не помнит.

«Такое было состояние, что надо было выпить», — пояснил суду свидетель.

После поездки в облуправление Адонина доставили в прокуратуру города. Туда же, как выяснилось в процессе дополнительных вопросов к свидетелю, для Адонина вызывали «скорую».

Друг погибшего утверждает, что ему стало плохо: «Поднялось давление, не помню». По информации адвоката одного из милиционеров-подсудимых Поликанова, медики установили, что Адонин «находился в состоянии алкогольного или наркотического опьянения».

О давлении со стороны милиционеров в прокуратуре друг Евгения Звенигородского не рассказал. Говорит, боялся и не верил никому.

«Сейчас мне всё равно», — заметил в итоге свидетель.

Сегодня защитники подсудимых озвучили несколько ходатайств. Одно из них — о приобщении к делу архивной информации из милиции: эти данные, по словам адвоката Богдана Цыхмистро Поликанова, доказывают, что Виталий Адонин и Евгений Звенигородский раньше конфликтовали между собой, неоднократно, «из хулиганских побуждений», дрались. Кроме того, в архиве, который поднял Поликанов, установлены эпизоды, по которым привлекались Звенигородский и Адонин. Среди них — «хранение наркотических веществ», «кражи».

«Мы считаем, что в сложившейся ситуации суду необходимо было исследовать данные о том, что ранее как Звенигородский, так и Адонин совершали — и совместно совершали — карманные кражи, что косвенно подтверждает нашу позицию защиты о законности задержания, то, что были эти основания. И подтверждает позицию ранее допрошенной свидетеля Долгой, которая указывала, что у неё был похищен кошелёк. И при полученной нами информации о том, что ранее между Звенигородским и Адониным были конфликты, в ходе которых они причиняли телесные повреждения, — Адонин Звенигородскому, там, перелом челюсти — я считаю, что это достаточно информации, которая даёт основания в том числе в отношении Адонина давать подозрения в том, что и он мог причинить эти телесные повреждения», — объяснил Поликанов.

Сторона потерпевших, прокурор и адвокат выступили против приобщения к делу этой информации. Адвокат потерпевших Игорь Давыдов объяснил: данные из милиции по эпизодам 2007-2008 года никак не относятся к делу 2011 года.

Судья Константин Садовский это ходатайство отклонил. С формулировкой, что эта информация для дела несёт лишь «предположительный характер».

Ещё одно ходатайство защитников подсудимых — об истребовании данных у службы «103». Причина — чтобы установить, когда именно Адонину вызывали «скорую» и какой диагноз поставили медики. Это, по мнению Поликанова, поможет не только выяснить, о событиях какого дня рассказывал Адонин, но и узнать, был ли свидетель пьян.

Это ходатайство суд удовлетворил.

На сегодняшнем заседании суд должен был слушать показания подсудимых. Но судья сделал в деле перерыв — до 27 января.

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.