Пытки в милиции. Протест правозащитников, ответ милиционера (фото)

Около 50 человек вышли с протестом к Харьковскому областному управлению милиции. В руках участников акции – списки харьковчан, погибших после встречи со стражами закона.

В полдень в сквере Победы, у здания облуправления милиции, собираются люди.

Лица, в основном, знакомые. К организаторам, членам Харьковской правозащитной группы, примкнули представители «Зеленого фронта» и организации «Прорвёмся».

Здесь же – защитник животных Елена Ратникова фон-Зассе.

С плакатами «Пыткам – нет», «Могилев должен уйти!», «Палачей к ответу!» люди выстроились напротив окон управления. На одном из транспарантов – фамилии погибших: Коломпаров, Бондаренко, Звенигородский.

На дереве – фотография погибшего Евгения Звенигородского

Этих людей не стало после «визитов» в милицию.

39-летний Ласло Коломпаров выпрыгнул из отделения милиции Лозовой 9 января 2011 года, в милицию его пригласили для «разговора по делу о незаконном хранении наркотиков». Мужчина так и не пришёл в сознание и умер через пять дней.

22-го января из того же отделения милиции в Лозовой выпала 36-летняя Оксана Бондаренко – правоохранители подозревали её в краже. Оправиться от травм пострадавшая не смогла, ночью 1-го февраля женщина скончалась.

Ещё одна трагедия произошла совсем недавно. 30 марта правоохранители задержали 31-летнего харьковчанина Евгения Звенигородского и его друга. После разговора с милиционерами в облуправлении милиции Звенигородский попал в больницу и умер. В милиции возбудили уголовное дело в отношении 24-летнего сержанта - по двум статьям: умышленное нанесение тяжких телесных повреждений и превышение власти или служебных полномочий, которое привело к тяжким последствиям. Позже задержали ещё двоих правоохранителей – майора и прапорщика.

Евгений Захаров, председатель Харьковской правозащитной группы: «На наш взгляд, именно при нынешнем руководстве МВД ситуация резко ухудшилась, и поэтому оно должно уйти в отставку. Всё это (пытки, избиения – авт.) абсолютно безнаказанно происходит…»

То, что в случае с последним ЧП возбуждено уголовное дело и задержаны правоохранители, ещё ни о чём не говорит, считает Захаров.

«По нашей практике, могу сказать, что обычно, даже если возбуждают уголовное дело, потом его закрывают. Не хочет прокуратура это расследовать. В данном случае, поскольку было решение коллегии Генеральной прокуратуры, и это совпало с решением, в данном случае прокуратура сработала быстро. Что ей мешает делать то же самое всегда, совершенно непонятно», – говорит глава ХПГ.

Сотрудники милиции во время акции протеста наблюдают: по несколько человек с разных сторон охраняют порядок. Переговариваются между собой, а в разговоре с журналистом выражают скептическое отношение к происходящему.

Начальник отдела общественной безопасности горуправления милиции Сергей Бирбасов уверяет: своих коллег защищать не хочет. Но у него это всё равно не получается.

Сергей Бирбасов, начальник отдела общественной безопасности горуправления милиции: «Такого быть не может, вы сами можете себе представить. Всё-таки полторы тысячи человек служат именно в Харьковской области. Ну, неужели все? Из всех делают палачей и чертей с рогами. Они всегда показывают то, что плохое происходит, а то, что хорошее, – никто же из них не скажет, что происходит в городе. По-моему, особо разгула преступности в Харькове нет и в области тоже. Да, получилась такая ситуация. Но это же не факт, что покажет ещё экспертиза, я понимаю, что, может быть, где-то что-то, но, насколько мне известно, погибший (Звенигородский – авт.) был и болен чем-то. Всякое могло быть. Я никого не хочу защищать и никого не хочу обелять, очернять…»

Правоохранитель уверяет: специальных методов дознания в милиции нет.

Корреспондент: «Иногда пострадавшие, которые говорят о пытках, утверждают об «изощрённых» действиях милиции. Было такое название – "ласточка"…»
Сергей Бирбасов: «Вы знаете, я не знаю, что такое "ласточка" и всё остальное, я знаю только птицу ласточку. Что такое "ласточка" в их понимании, я не знаю. Некоторые рассказывают, что на какой-то лом садят. Это вы меня простите, какое-то средневековье. Зачем это делать? [...] Мы каждый год проходим медицинскую комиссию, там есть психологи, тесты определенного характера. И в случае, даже если получится что…Это же всё-таки, сами понимаете, профессия сложная, приходится видеть те же трупы, много всего, и всё-таки какие-то изменения в психике всё равно есть определенного характера. Если чересчур что-то – то человека определяют на учёт».

Но случаев, чтобы «на учёт», в милиции почти не бывает, признаёт Бирбасов.

Происшествия в отделениях милиции – тема для Харькова актуальная. Помимо вышеописанных ЧП, к относительно «свежим» можно отнести прыжок из окна Харьковского горуправления милиции, дело Петра Бушманова, дело Якова Строгана, дело Игоря Дериглазова, дело Александра Сидорова.

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.