«Фонд солдатских пирожков»

«Алё, Юля? Тут ребята есть, хорошие. Помочь нужно. А я уезжаю, да. Военные, добровольцы, целый батальон. В общем, дарю».

«Один хороший знакомый» позвонил Юле два месяца назад.

— Он занимался снабжением одного добровольческого формирования, уезжал за границу на неделю. И говорит: «Юля, ты же тут, в Сватово. И тут они. Помоги, вдруг чего надо, возьми под своё крыло», — вспоминает девушка.

Юлия Красий — обычная жительница Луганской области, из города Сватово. Журналистка и молодая мама, последние годы работает с детьми. Глядя на неё, я с трудом представляю, что говорил «один хороший знакомый», чтобы новые «подопечные» — сначала добровольческий батальон, а потом и несколько военных бригад — стали Юле как родные.

Юлия Красий

— Мы созвонились с контактным лицом, и он говорит мне: надо то и то. В общем, я понимаю, им надо очень много. И они мне показались такими несчастными. Я подумала: они всё оставили, свои семьи. Они у кого-то там — любимые сыновья, внучата, мужья, парни… А тут они в каком-то незнакомом городе и, возможно, завтра начнут погибать. В общем, чисто по-женски мне стало так жалко, и я решила напечь пирожков, о чём написала в Facebook. Посмеяться надо мной, потому что я и пирожки — это что-то несовместимое.

«Кухонная битва» Юли закончилась только к ночи. Говорит, у плиты провела шесть часов. В итоге — 150 пирожков, каждому бойцу по одному.

— Жарила на сковородке, мои любимые с мясом и с картошкой. Утром купила банку сметаны и отнесла. Они, конечно, возмущались, им домашнюю еду нельзя, только полевая кухня.

А пока девушка носила пирожки добровольцам, её запись на странице в Facebook разлетелась по соцсети. Один из друзей в шутку назвал Юлино волонтёрство «Фондом солдатских пирожков» и предложил оставить банковские реквизиты — если кто захочет помочь. И тут началось.

— Друзья собирали тёплые вещи, спрашивали, что надо. Одна девочка из Киева договаривалась с производителями — пасты зубные нужны были. У нас просто солдаты попали в такую ситуацию — у них сгорела машина. Бой был (в районе Кременной в Луганской области) — сгорела машина с личными вещами, и они сутки или больше просидели в одних тапочках. И им надо было всё — собирали им зубные пасты, отправили нам семь мешков полотенец. Кто просто зашёл в супермаркет и купил два десятка носков, пену для бритья какие-то элементарные вещи. И после этого случая с пирожками мне именно на пирожки времени не хватало. Я каждый день приходила на «Новую почту» — и у меня было пять-шесть посылок в день.

Знакомые и незнакомые люди присылали Юле одежду.

— Народ у нас жалостливый. Многие удивлялись — зачем старенькие вещи или кроссовки? Но, понимаете, люди на блокпосту стоят в дождь и им даже не во что переодеться. Пусть там будет свитер какой-то старенький, но сухой — это классно. Я найду тех людей, которые будут рады именно вашим вещам. Потому что я знаю, у кого какая ситуация — кто спит в спальнике, на матрасах сбитых грязных на полу — спать негде, но у них там нормальная одежда. А кто рад свитеру старому. Поэтому я рада всем посылкам и люди рады, что их какая-то маленькая помощь придёт по назначению и кто-то её оценит. Пирожки закончились на первом разе. А название осталось — «Фонд солдатских пирожков».

«Хлопці вам вдячні. І мені. Вирішили зробити таке вам послання. Їм ніяково, коли їм доводиться щось просити.  Так не має бути. І за інакшу, нову Україну вони стоять і роблять те, що вони роблять. Нагадаю, це добровольці».

(из «отчётов» Юлии Красий в соцсетях)

После месяца активной работы в «Фонде солдатских пирожков» наступило затишье. А часть Юлиных «подопечных» перевели ближе к передовой, под Луганск. Теперь девушке нужно решать двойную задачу — что везти и как.

— Сначала повалил просто шквал посылок — я все растыкала, раздала. И тут опять надо что-то передавать, а у меня ничего нет. Нашла, что у меня осталось там, и докупили. В итоге передали машинку для стрижки волос — заросли парни :) Потом 85 одноразовых бритв, мыло стиральное туалетное, тазики, вёдра — воду греть, печку — такая газовая горелка. Кушать, наверное, готовить, воду греть. Несколько баллонов газовых маленьких. Спальников несколько штук и два каремата — всё, что им передали. Там голый песок. Не знаю, как они там, ещё и не высыпаются. Потому что толком условий нет. Бочку для воды, которая превращается в умывальник, там такая штучка с краником. То есть, стараемся. Это кажется, мелочи — но когда ты стоишь в голом поле, всё это имеет значение.

— Одно добровольческое подразделение — в особо сложных условиях. В общем, им нужны были противогазы срочно. Со всей Украины собирают через «Фейсбук» им противогазы. Первая партия вчера пришла. Отвезли.

Поначалу своё новое занятие Юля вела «подпольно» — втайне от родных и друзей.

— Я от мамы своей скрывала свою деятельность — она у меня пенсионерка в возрасте. И вот я у неё про пирожки спрашиваю — а она мне: а зачем это? Знает же, что пирожки и я — это разное. А через несколько дней и она рассказывает мне историю: «Напекла я рогаликов и привожу на блокпост, а они не хотят брать. Нельзя брать — уйди отсюда». А она им: «Я и паспорт покажу, и я здесь живу, я же пекла». И тут они позвали старшего... В общем, съели её рогалики, все счастливы. Потом и я призналась.

— У тебя есть какие-то конкретные подопечные, ты занимаешься только ими?

— У меня спрашивают: «Вы занимаетесь только теми, кто в Сватово стоит?» В Сватово их легче достать. Не так же просто прийти и сказать… Вот я к одним приставала, бегала, просила, возьмите мой номер телефона. Они не хотели, но потом уже взяли. И никто, конечно, не позвонил. Но надо понимать, что у нас тут война.

— Ты боишься, и они боятся?

— Конечно, их же могут отравить. Вдруг я принесла пирожки какие-то с цианистым калием или чем-то. Ну, зачем это? Я встречаюсь с людьми, которых мне посоветовали мои «железобетонные» друзья, проверенные, если они лично знают того человека, с которым я иду на встречу или созваниваюсь.

Сейчас Юля Красий помогает не только добровольцам, но и военным. Всего у неё — четыре группы «подопечных». Названия формирований и «географию» — откуда ребята и где стоят сейчас — она скрывает.

Вместо P.S.

Неделю спустя после разговора с волонтёром из Сватово я видела ребят из одной «её» бригады. На передовой, под посёлком Металлист возле Луганска. Впервые за месяц им пришла «подмога» от Министерства обороны. В полупустом пакете, который прошёл через всю бюрократическую систему, — с десяток футболок и три блока сигарет.

А через несколько дней к военным добралась и Юля с помощниками из «Фонда солдатских пирожков». Привезли простыни для больницы, а бойцам — генератор, фломастеры — карты рисовать и другие полезности. Лично в руки.