Известный неизвестный Фаберже

Разыскивается мещанин города Харькова, старший приказчик в Петербургском ювелирном магазине Фаберже, ответственный за исполнение императорских заказов, Владимир Пуголовко.

Это не объявление столетней давности, а современная просьба о помощи. Историки, ювелиры, просто харьковчане, если кто-то знает, обладает какой-либо информацией, документами, записями, упоминаниями в архивах о человеке с такой необычной фамилией, отзовитесь.

Просьбу о помощи в наш город привёз человек, регалии которого не помещаются на визитке. Сам себя петербуржец Валентин Скурлов называет просто — историк ювелирного искусства. А представление гостя в зале Харьковского художественного музея, куда он заглянул с лекцией, заняло несколько минут.

Консультант-исследователь по Фаберже русского отдела антикварного дома «Кристи». Эксперт по оценке художественных ценностей Министерства культуры РФ. Учёный секретарь российского мемориального фонда Карла Фаберже. Полный кавалер ордена Карла Фаберже. Член редколлегии журналов «Русский Ювелир» и «Антикварное Обозрение». Член секции истории российского генеалогического общества.

В Харьков титулованный эксперт приехал уже во второй раз. Разыскивает «следы» сотрудников предприятий самого известного ювелира в мире Карла Фаберже. В Украине таких предприятий было два — в Харькове и Одессе.

Приехал, так совпало, в дни памяти жертв Голодомора. Тут же определил для себя ещё одну тему:

«Меня вот что удивляет: никто из украинских исследователей не работал с темой так называемых Торгсинов. С 1931 по 1936 годы магазинов этой сети в стране было около трёхсот. Люди несли туда украшения, фамильные ценности, сдавали за копейки или меняли на еду. Нигде я не найду реестров этих украинских торговых синдикатов.»

Ещё Валентин Скурлов планирует познакомиться с Александром Фельдманом. Говорит, слышал о его потрясающей коллекции нэцкэ: «Посмотреть бы».

Но главное, чем историк ювелирного искусства с удовольствием делится с харьковчанами, — это удивительные истории семейства Фаберже.

Петер Карл Густавович Фаберже, ювелир

Почему-то многие считают, что Карл Фаберже — француз. Наверное, из-за фамилии. Однако его отец Густав по происхождению был немец, а мать Шарлотта — датчанка. В семье говорили на немецком языке, а сам Петер Карл Густавович Фаберже родился в Петербурге в 1846 году. И о себе всегда говорил: «Русский».

Через четыре года после рождения сына Фаберже-старший основал в Петербурге ювелирную фирму. Ещё через 20 лет Карл возглавил её.

Но главным мифом историк считает не происхождение ювелира, а шаблон, связанный со знаменитыми изделиями его мастерских, которые вместе с фамилией стали устойчивым выражением — «яйца Фаберже».

Фирма действительно создавала уникальные драгоценные пасхальные яйца для императорской семьи. Но, кроме этого, мастера компании создали ещё тысячи удивительных вещей, о которых мало знают. Это настольные часы, рамки, табакерки, шкатулки, столовые приборы, медали и украшения.

В 1882 году в Москве проходила Всероссийская художественно-промышленная выставка, и изделия фирмы Фаберже привлекли внимание императора Александра III.

Александр III с супругой Марией Фёдоровной

Через несколько лет император сделал заказ. Это был пасхальный сюрприз для супруги Марии Фёдоровны. Идея была не оригинальна, подобные подарки уже создавались. Однако реализация привела императрицу в восхищение.

Первое императорское пасхальное яйцо «Курочка». Белая эмаль, внутри желтка — курочка, а внутри курочки — рубиновая корона (не сохранилась). Само яйцо сегодня находится в коллекции Виктора Вексельберга.

Карл Фаберже получил звание «Поставщик Двора Его Величества». Это означало, что на вывеске предприятия можно было изображать двуглавого орла и смело поднимать цены на 20%.

Такое звание давалось пожизненно и персонально, рассказывает Скурлов, но Карлу Фаберже сделали исключение: привилегиями поставщиков двора пользовались четыре его сына, формально это звание сохранялось до конца жизни последнего из них.

После первого пасхального яйца «Курочка» Карл Фаберже получил от императорской семьи заказ «изготавливать по яйцу ежегодно». Подарку следовало быть уникальным, обязательно содержать какой-нибудь сюрприз.

1888 год. Яйцо «Херувим и колесница». Подарок Александра III супруге Марии Фёдоровне. Сюрприз — херувим с часами. Местонахождение сегодня неизвестно.

1893 год. «Кавказское яйцо». Внутри — миниатюры мест Кавказа, где жил сын императрицы, великий князь Георгий Александрович.

Следующий император, Николай II, традицию сохранил и удвоил. Теперь ежегодно ко двору нужно было изготавливать два пасхальных яйца. Одно Николай Романов дарил овдовевшей матери Марии Фёдоровне, другое — супруге Александре Фёдоровне.

Николай II с супругой Александрой Фёдоровной, 1896 год.

Традиция сохранялась вплоть до 1917 года. Самым дорогим пасхальным яйцом считается «Коронационное», подаренное Александре Фёдоровне в 1897 году.

Копия императорской кареты при коронации Николая II. Ювелир — Михаил Перхин, Георг Штейн. Сегодня находится в коллекции Виктора Вексельберга.

Над каждым изделием мастера трудились около года. То есть как только ко двору отправлялся готовый подарок, тут же приступали к созданию следующего. Над одним яйцом с сюрпризом трудилась целая команда, доходило до 40 человек. Ювелиры, работающие у Фаберже, рассказывает историк, иногда сами были владельцами мелких фирм и вполне самостоятельными мастерами, однако участие в императорском заказе считалось очень почётным делом.

1898 год, «Ландыши». Подарок Александре Фёдоровне. Три медальона с портретами императора и двух его старших дочерей, Ольги и Татьяны, выдвигались вперёд. Коллекция Виктора Вексельберга.

1900 год, «Петушок». Подарок Марии Фёдоровне. Заводной петушок выскакивал каждый час и пел. Коллекция Виктора Вексельберга.

1901 год, «Корзинка цветов». Подарок Александре Фёдоровне. Сюрприз неизвестен. Сегодня принадлежит королеве Елизавете II.

1906 год, «Кремль». Самое большое из императорских пасхальных яиц Фаберже. Изображён Успенский собор. Через окна его виден интерьер храма. Часы заводные. Подарок Александре Фёдоровне. Сейчас хранится в оружейной палате, Москва.

1907 год, «Яйцо с решёткой и розами». Подарок Александре Фёдоровне. Сюрприз утерян, предположительно, это медальон с портретом царевича Алексея. Сейчас хранится в художественной галерее Уолтерс, Балтимор, Мэриленд, США.

1911 год, «Лавровое дерево» (иногда называют апельсиновым). Подарок Марии Фёдоровне. Внутри — заводная птичка. Коллекция Виктора Вексельберга.

На фотографиях пасхальные яйца могут показаться большими, однако они практически соответствуют размеру обычных куриных. Золото, серебро, драгоценные камни, тончайшая эмаль, редкие сорта древесины, горный хрусталь. Стоило такое изделие от трёх до восьми тысяч рублей (конец XIX — начало XX веков). Это не архибольшие суммы, рассказывает Скурлов, для сравнения приводит несколько цифр столетней давности.

Средняя заработная плата — 33 рубля. Грамм золота стоил полтора рубля. Бутылка водки — 36 копеек. Учитель в гимназии получал 75 рублей, кухарка — восемь. Оклад мастера фирмы Фаберже — порядка 130 рублей. Снимать небольшой дом в Петербурге можно было за 20 рублей в месяц.

Говорит, соотношение тех же цифр сегодня будет выглядеть астрономически. Изделия Фаберже покупают на аукционах за сотни тысяч долларов, за знаменитые яйца коллекционеры нашего времени отдают миллионы.

Ценность, объясняет, не столько в драгоценностях, сколько в мастерстве ювелиров. Кстати, сам Карл Фаберже, вопреки расхожему мнению, был не только хорошим менеджером. Он сдал экзамен на золотых дел мастера, во время которого ему пришлось реставрировать серьги, в которых было четыре тысячи паек.

1913, «Зимнее яйцо». Выполнено из хрусталя, опалов и бриллиантов. Сюрприз — корзина с подснежниками. Считается самым дорогим яйцом из оплаченных Романовыми. Подарок Марии Фёдоровне. Сегодня находится в частной коллекции эмира Катара.

1916 год, «Военное стальное». Считается одним из последних императорских яиц и самым простым в исполнении, потому что многие мастера Фаберже были призваны на фронт. Сюрприз — миниатюрная картина, изображающая визит императора и наследника к войскам. Хранится в оружейной палате, Москва.

Подделать руку мастеров Фаберже практически невозможно. Даже лучшие из подделок разоблачает обыкновенное увеличительное стекло, рассказывает Валентин Скурлов. Тем более что на все изделия фирмы наносили порядковый номер и записывали в специальные реестры. Что касается знаменитых яиц, то в начале двадцатого века эта серия Фаберже пользовалась такой славой, что фирма выполнила несколько частных заказов. Они не были оригинальны и в большинстве случаев повторяли императорские.

На сегодняшний день мемориальный фонд Карла Фаберже продолжает разыскивать предметы, созданные фирмой до 1917 года. Судьба многих из них всё еще не выяснена.

Императорские пасхальные яйца сегодня хранятся и в государственных музеях, и в частных коллекциях. Самая большая коллекция из 11 штук принадлежит российскому бизнесмену Виктору Вексельбергу (купил её у наследников Малкольма Форбса в 2004 году). Ещё 10 хранятся в оружейной палате в Москве. Остальные разбросаны по миру. Местонахождение восьми императорских яиц считается неизвестным.

После прихода советской власти фабрики и магазины Фаберже национализировали. В 1918 году Карл Фаберже эмигрировал. Точнее, под видом курьера одного из иностранных посольств выехал из Петрограда. Он умер в Швейцарии, в городе Лозанна, в 1920 году. Похоронен на кладбище Гран-Жас в Каннах.

За последние 20 лет изделия фирмы Фаберже выросли в цене в десять раз. И продолжают расти, говорит Скурлов. На вопрос о том, есть ли сегодня в России или Украине мастера подобного уровня, отвечает с оптимизмом. Говорит, настоящий класс буржуазии только создаётся:

«Растёт новое поколение богатых людей. Они обучаются в европейских университетах, много знают, читают, смотрят. Они уже не будут делать золотые унитазы или напихивать в один предмет две тысячи бриллиантов. Растут люди со вкусом и будут заказывать высокохудожественные вещи. Будут востребованы и настоящие мастера.»