fbpx Алексей Торохтий: «Поднятие штанги — это как фокус» - MediaPort
Аватар пользователя Вадим Шевякин

Алексей Торохтий: «Поднятие штанги — это как фокус»

«МедиаПорт» продолжает серию интервью о подготовке харьковских олимпийцев к выступлениям в Лондоне. На этот раз собеседником стал тяжелоатлет Алексей Торохтий.

Алексей Торохтий — один из тех харьковчан-олимпийцев, кто серьёзно рассчитывает привезти из Лондона медаль. На последнем чемпионате мира, где выступали все сильнейшие спортсмены планеты, Алексей занял третье место, уступив двум атлетам из России. Было это в ноябре прошлого года. До этого Алексей дважды становился призёром чемпионата Европы — брал «серебро» и «бронзу».

Сейчас Алексей вместе с другими украинскими «сборниками» тренируется в Чернигове. Там спортсмены готовятся к чемпионату Украины, который начнётся 22 апреля.

«Всё, что ниже третьего места, — никому не надо»

— В ноябре на чемпионате мира в Париже сборная Украины (и в том числе Алексей Торохтий — ред.) показала хороший результат. Если бы не удалось в Париже добыть лицензию, то такое выступление считалось бы провалом?

— Именных лицензий в нашем виде спорта нет, то есть зарабатывает их команда, а потом лицензии распределяются по спортсменам, по их готовности. То есть, если бы я взял лицензию, но перед Олимпиадой был хуже, чем кто-то другой, то повезли бы того другого. Лицензия не именная и может «плавать» от фамилии к фамилии. Ну а то, что заработали максимальное количество, шесть из шести, это плюс.

— Бронза на чемпионате мира — это то, на что рассчитывали? Может быть, хотели быть выше или наоборот, не ожидали от себя такого результата?

— Я бы не сказал, что это мой максимальный результат. На всеукраинских соревнованиях и на тренировках я показывал более высокие результаты. Но, во-первых, — волнение. Медалей такого уровня у меня ещё не было. Те результаты, которые были показаны первым-вторым местами, — были показаны у меня на тренировках и на соревнованиях всеукраинского масштаба.

— Что мешает показывать на международных соревнованиях такие результаты? Это психология?

— Всё сказывается. Сразу эту вышку очень тяжело взять. Во-первых, в наших упражнениях надо начинать с какого-то определённого веса. Тренеры не всегда дают максимальный вес. Борьба за лицензию немного заставляет перестраховываться. Каждый раз даётся по три подхода. Надо идти определёнными шагами — через десять килограммов, тут через двадцать не пойдёшь.

— То есть важно угадать с первой и со второй попыткой?

— Да. Получается, первые подходы — подходы для команды, которые ты сто процентов должен выполнить. А потом уже начинаем шагать дальше. Есть и психологические факторы. У меня уже были призовые места на чемпионате Европы, и там мне полегче, хотя участники одни и те же. Но мир есть мир. И подготовка к нему особенная.

— На чемпионате мира были собраны все сильнейшие или кто-то пропускал турнир?

— В моей весовой категории были все. Не было только одного человека: это белорус, он бывший олимпийский чемпион. Непонятно, будет он ещё выступать или нет. А из остальных — все сильнейшие.

— Можно и на Олимпиаде рассчитывать на такой же результат, там не будет большей конкуренции?

— Готовятся все. И те, кто были на четвёртом, и те, кто на пятом. Но Олимпиада покажет. Тяжело загадывать, кто будет в первой тройке. Но я на попадание в тройку рассчитываю.

— То есть можно сказать, что Алексей Торохтий рассчитывает привезти из Лондона медаль?

— Да. Хочу. Я уже один раз на Олимпийских играх был. Второй раз ехать вот так… У нас всё, что ниже третьего места, — никому не надо. Это никак не поощряется, не считается.

«Больше харьковчанин, чем житель Донбасса»

— Вы родились в городе Зугрэс, в Донецкой области. Расскажите, когда переехали в Харьков, где провели детство.

— Родился в Донецкой области, начал заниматься там же, в школе, в которой учился. Потом начал более серьёзно заниматься. Потом поступило предложение из Харькова, чтобы переехать туда заниматься. В Донецке условия были хуже. Так и получилось, что переехал в 2001 году в спорт-интернат. Окончил там десятый и одиннадцатый классы, окончил училище при интернате и потом поступил в ХАИ. Сейчас я там продолжаю учиться, уже в аспирантуре.

— Насколько обжились в Харькове? Вы больше ощущаете себя харьковчанином или жителем Донбасса?

— Наверное, уже больше харьковчанин. Там у меня остались только родители и детство. Больше ничего с Донбассом не связывает.

— Занимались ещё какими-нибудь видами спорта в детстве?

— Да. Все кружки, которые в городе были… Занимался и танцами, и борьбой. Но основной акцент получился на тяжёлой атлетике, хотя основных ставок на спорт не ставил.

— Когда вы поняли, что спорт — это уже не просто способ поддержания тонуса, а серьёзные достижения, деньги, работа?

— Это было после переезда в Харьков. Там всё было построено для того, чтобы тренироваться. И занятия: cначала были тренировки, с 11 часов начинались занятия в школе. Всё было подточено под тренировки.

— Учитесь вы, как и большинство спортсменов? Или есть особая тяга к знаниям?

— В ХАИ я поступал по своему желанию и по тяге к математическим наукам. Сдавал экзамены… На тот момент я думал, что всё закончится спортивным разрядом и дальше я буду учиться. Но потом смог это параллельно всё проводить. Конечно, не без поблажек.

«В Пекин брали на обкатку»

— Какое своё выступление вы считаете самым удачным?

— Был чемпионат Европы в Бухаресте — 2-е место, был чемпионат Европы в Минске — третье. Плюс по юниорам был в призах, до 20-ти лет.

— В Пекин (прошлая Олимпиада, 2008 год; Алексей занял там 11-е место — ред.), получается, вы ехали, будучи молодым спортсменом, а сейчас уже стали более опытным…

— Когда я ехал в Пекин, то брали меня, наверное, больше на обкатку, даже никаких задач не ставили.

— 11-е место — это было удачно?

— Если судить по мировым меркам, то можно сказать, что удачно.

— Во сколько лет у тяжелоатлетов наступает «золотой» возраст?

— Где-то до 30-ти лет.

— То есть сейчас нужно брать самые высокие вершины?

— Я считаю, что до 26-27 лет идёт прирост силы, а дальше можно брать своё уже за счёт опыта (Алексею сейчас 25 лет - ред.).

— После чемпионата Украины уже более понятен план подготовки к Олимпийским играм?

— Скорее всего, это будет в Крыму. Там у нас тоже есть специализированная база. Месяца полтора возле моря — и дальше снова или Чернигов, или Киев.

— Подготовка у тяжелоатлетов проходит только в Украине?

— Да, у нас на протяжении всей истории за границу никто не выезжает.

— Председатель Харьковской облгосадминистрации Михаил Добкин однажды произнёс следующие слова: «Везите медаль — получите квартиру». Насколько велик на Олимпийских играх материальный стимул?

— От Добкина я такого не слышал. А квартиру от Харькова я получил в 2010 году. Обещали тогда за Олимпиаду, когда мы готовились. Но если думать только о деньгах, то далеко не уедешь. У нас не такой вид спорта, в котором деньги так много значат. Это не те деньги, которые покроют все усилия, приложенные на тренировках, разъезды… Это не те игровые виды спорта, где люди зарабатывают хорошо.

— Поэтому и решили учиться в ХАИ?

— Я отталкивался от тех средств, которые были. У моих родителей не было возможности платить за институт. Пришлось пойти на бюджет, а для этого нужен был спорт. За счёт спорта хотел поступить и дальше учиться. А там оно уже завязалось…

«Моё сердце в Украине, в Харькове»

— В одном из интервью вы сказали, что в России лучше финансирование. Что им конкретно это даёт?

— Нам тоже грех жаловаться на то, что есть у нас. По минимуму у нас тоже всё есть: и сборы, и питание. Но спорт — это большие деньги. Это и фармакология, новые исследования. У нас всё держится на 80-х. Ничего нового — ни по медицине, ни по исследованиям. В команде нет доктора, один массажист на двадцать человек. Такие мелкие факторы тоже дают результат.

— Что можно сказать о сборной Украины по тяжёлой атлетике? Вы самый сильный?

— Нет, вся сборная сильно выглядит. Лучше, чем в Пекине в 2008 году. Но загадывать сейчас рано (Алексей в ходе разговора очень часто перестраховывался такими словами, как «рано загадывать» или «посмотрим, это спорт». Наверное, боится сглазить — авт.).

— В прессе писали, что вам предлагали сменить гражданство. Можете рассказать об этом?

— Это было, но эта попытка закончилась неудачно. Моё сердце в Украине, в Харькове. Нигде меня так сильно не ждут, как дома. Думаю, можно обустроиться и здесь неплохо.

— Чем заманивали?

— Лучшими финансовыми условиями.

— Какая страна предлагала?

— Думаю, это не главное.

— На сборах с вами сейчас тренируются только олимпийцы или вся сборная Украины? (Во время интервью Алексей Торохтий находился в Чернигове - ред.)

— Нет, тут вся мужская сборная. Женская — отдельно.

— В Харькове давно не были?

— Из Харькова я уехал 3 января. С тех пор не был и, скорее всего, даже не буду.

— Как досуг проводите на сборах?

— Это обычная жизнь. Гостиница, тренировочный зал, столовая, баня, сауна, массаж. Мы полностью перебазируемся на жизнь в другом городе, вещи с собой. По выходным, по возможности, развлечения, отдых. Можно и погулять где-то. Но всё в пределах разумного и «с головой», можно ведь и дров наломать.

«Пауэрлифтеры и «качки»

— Сейчас многие молодые люди штанге предпочитают посещение тренажёрного зала. Если что-то более серьёзное — пауэрлифтинг (подробнее про этот вид спорта — здесь — ред.). Насколько тяжёлая атлетика может с этим течением конкурировать?

— Всё зависит от популяризации. В данный момент в стране наш вид спорта не особо приветствуется. Поэтому с каждым годом всё меньше и меньше детей приходят в школы и занимаются тяжёлой атлетикой. Тренеры остались только те, которые работали при СССР. Мало молодёжи. Пока не будет конкретного внимания в СМИ, финансирования… Школы позакрывали, детям негде тренироваться, кроме любительских кружков. К примеру, Харьков: могу назвать два-три зала, которые хоть более-менее специализированы по тяжёлой атлетике, где есть хотя бы штанги и помосты, необходимые для этого вида спорта. А если взять пауэрлифтеров или «качков», то их больше, и они нас вытесняют.

— Паэурлифтеры и, как вы сказали, «качки», часто переходят в тяжёлую атлетику, чтобы заняться более серьёзно спортом?

— Думаю, наоборот. У кого не получилось в штанге — те переходят. Штанга намного сложнее технически. Пауэрлифтинг — на развитие силы, а в штанге много факторов. Поднятие штанги — это как фокус. Она не просто поднимается вверх, а проходит этапы. Это, по сравнению с пауэрлифтингом, разные виды спорта.

Редактор: 
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.