Экономические реформы с гастрономическими ожиданиями

В каком виде вы предпочли бы видеть министров нынешнего кабинета? В виде толстых сочных бифштексов или массивных кусков серовато-розовой буженины с кусочками морковки и чеснока; колец домашней кровяной колбасы или россыпи хорошо прожаренных котлет?

Или в виде ломтиков остроактуального в этом сезоне хамона? Или шматов мякоти, плавающих в классическом национальном борще с доброй порцией свежей сметаны? Вне зависимости от ваших гастрономических пристрастий – у вас будет шанс.

Потому что реформы, к моему глубочайшему сожалению, обречены. И рано или поздно кабинету придется-таки идти на заклание.

Я говорю «к сожалению» вовсе не потому, что вегетарианец. Просто я убежден, что реформы Украине край как необходимы. В принципе – построение химически чистого олигархического капитализма (даже с опасностью выхода в тупичок чиновничьей клептократии a-la Россия) – вполне себе вариант. Дело специалистов считать и прикидывать чисто экономические плюсы и минусы, но с точки зрения невооруженного глубоким пониманием технических подробностей здравого смысла – можно было бы и так, отчего нет.

Однако то обстоятельство, что реформаторы делают упор на карательную психиатрию, запугивание и принуждение – однозначно обрекает реформы на погибель, гной и скрежет зубовный. Даже вне зависимости от экономического смысла предлагаемых изменений.

За серую зарплату – срок. За незаконное предпринимательство – срок. За неуплату налогов – понятное дело, срок. За недонесение на серого работодателя – тоже, надо полагать, неприятности? И при этом чтобы специальные менты шныряли бы, где им вздумается, делали бы, что им покажется нужным, и раздавали бы сроки направо и налево.

Я гуманист, потому верю в наличие обмылков здравомыслия в головах политиков. И не думаю, что реформаторы желают таким образом перевести добрую половину электората на лагерное содержание. Скорее логика в том, что две трети потенциальных сидельцев не попадет во внимание силовиков, три четверти попавшихся откупятся, восемьдесят процентов неудачников отделаются штрафами, ну а триста самых бедолаг таки сядут. В результате все испугаются и в туалет ходить станут в соответствии с кодексом.

А вот фигу. Силовики и контролеры, те самые, в руки которых выдается утяжеленный кистень, – есть основополагающий элемент принципиально некодифицируемой и нереформируемой экономики.

Дело не только в том, что у человека при соответствующей должности как-то автоматически заводятся неведомые ему доселе потребности и недоступные ранее возможности: он сразу начинает хотеть джип, четыре квартиры, телефон Vertu* и снимать целиком ресторан под дружеские пьянки. Все это обычно появляется из воздуха – стоит лишь взмахнуть служебной дубинкой, как волшебной палочкой. Естественно, такая разновидность бытовой магии в кодексы как правило не умещается.

Кроме понятных человеческих желаний у человека в погонах обычно есть план по поимке гадов, невыполнение которого чревато разлучением с любимой профессией и как следствие – потерей средства превращения безыскусных фантазий в безвкусную действительность. План этот не зависит от того, насколько педантично вы придерживаетесь законов. Он просто есть. И лучше бы вам самому придумать, за что конкретно вас можно было бы поймать вот на такую примерно сумму. Ведь это ж общее дело – наполнение бюджета. Так что пособите, пока по-хорошему просют. Ну и куда деваться? Пособляете.

Пособляете, но у вас-то волшебной дубинки нету. Вы-то из воздуха доставать блага не умеете. Потому сама действительность в лице государева человечка вынуждает вас творчески толковать некоторые положения законодательства.

В итоге получается замкнутый круг. Менты владеют средствами воздействия на предпринимателей. Предприниматели идут на нарушения, чтобы откупаться от ментов, подпадая под действие все более суровых санкций и оказываясь во всё большей зависимости. И чем тяжелее аргумент в руке правоохранителя – тем жестче связка мент-бизнесмен, тем слабее она (связка) реагирует на внешние воздействия. В том числе – и на команды уважаемых реформаторов. Все всё понимают, все привычно «ходят под стрелой», и любой закон воспринимается не как правило, но как инструмент дополнительного воздействия на подведомственных бизнесюков.

И раз реформы не содержат средств разрыва этих связей, но напротив – подразумевают их усиление, то провал неминуем. А к тому же реформы эти среди народа не популярны, значит стрелочникам придется отвечать не только за очевидный провал, но и за собственно попытку реформирования.

Ну, так как вы насчет жаркого в горшочке, с лавровым листом и душистым перцем. Под водочку, а?

* - зачем брутальным мужикам метросексуальные трубки – ума не приложу. Надо полагать – диалектика

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.