Большой секс и черная голубка

Загадочная украинская писательница Люба Клименко загадочна, прежде всего, тем, что читательским кругам чрезвычайно интересно, кто же из известных леди пера скрывается за этим простым псевдонимом: Ирэн Роздобудько, Марина Грымыч, Лариса Денисенко или кто-то еще? Тем временем автор «эротических бестселлеров» «Порядочная львовская дама» и «Большой секс в Малых Подгуляевцах» подарила заинтригованным читателям новую книжку – роман «Paloma negra» («Черная голубка»), своеобразный микс идей и образов предыдущих произведений: тут есть и порядочная львовская панна, и экзотическая «курва», и большой секс… Ну большой – не большой, но есть :).

Впрочем, автор не слишком повторяется: новый роман она пишет не на диалекте и не на суржике, а на среднелитературном языке; не слишком увлекается историческими аллюзиями (хотя главного персонажа и зовут Марком Антонием); да и сексуальные сцены в романе более близки к действительности, чем оргии в подземелье скифского кургана :). Можно сказать, что Клименко сделала шаг к «гламуризации» и привлекла в круг своих читательниц тех, кто даже в самых смелых эротических фантазиях не представлял себе полового акта под памятником Ивану Франко.

Художественная структура романа основана на оппозиции «порядочной львовской даме» Оленки и повидавшей Крым и Рим Марии Фернандес (вы правильно догадались – именно она и есть женщина с ароматом кофе, то есть, пардон, «черная голубка»), но ход событий автор подает через восприятие центрального персонажа – упомянутого выше Марка Антония.

Писательница проделывает глубокий экскурс в его психологию и в начале романа представляет своего персонажа как глубоко разочаровавшегося в женщинах индивида:
«Прожив долгие годы в затяжных загулах, он понял, что у всех женщин все абсолютно одинаковое: одна дырочка в меху и две полные торбочки с пуговкой» (с. 10). Причиной разочарования послужил печальный опыт: во-первых, «была еще одна дырочка, но ему почему-то только раз посчастливилось туда попасть, да и то после этого его долго называли извращенцем; во-вторых, «каждая незамужняя женщина хотела его на себе женить, а каждая замужняя хотела, как странно, того же самого» (с. 11) и в-третьих, « когда дамы намеревались запихать его норовистого коня себе в меховую дзюрку, а особенно первый раз (очень редко доходило до второго, а еще реже - до третьего), то обязательно вскрикивала от боли» (с. 13), потому как «конь» был слишком большого размера...

«Так что с женщинами у Марка Антония не сложилось. Зато сложилось с самим собой, любимым» (с. 13), – не без сарказма констатирует автор, чтобы уже в завязке романа подать типичный «мыльный» ход: как только в доме появляется жена друга и мать троих детей Мария Фернандес, убежденный «нарцисс» и мастурбатор Антоний влюбляется в нее – ну или по крайней мере испытывает небывалую доселе страсть. Есть все основания считать дальнейшую историю иронической стилизацией под мелодраму, где Мария-пташка плачет в конце полового акта, ведь «этого поцелуя она ждала всю жизнь» (с. 73), Антоний «…так сильно захотел ее, что ему аж самому захотелось кричать» (с. 143), а в ходе орального секса вообще «проваливался в темно-синюю пропасть,… летел вниз головой, лишенный страха и инстинкта самовыживания» (с. 146). Кстати, аналогии из жизни летчиков, автомобилистов и животного мира в описаниях любовных сцен возникают в романе весьма часто :).

Вероятно, таким образом Люба Клименко пытается пополнять эротический словарь (хотя эвфемизмы «меховые дзюрки» или «напряженное место любви» – это, как говорится, на любителя…) и расширять круг «открытых» тем современной украинской литературы.

Антитезой сумасшедшей любви к Марии являются ровные отношения с «порядочной дамой» Оленкою, которая в конце концов становится женой Антония на радость всему «порядочному» львовскому семейству. Надо отдать должное автору – она проявляет небывалую изобретательность и «усложняет» образ Оленки… половым влечением к Марии Фернандес. Лесбийские мотивы, безусловно, вносят некоторое оживление в весьма предсказуемый сюжет, но в финале оказывается очевидное: «порядочная львовская дама» никогда не станет полноценной «курвой». Своего будущего мужа Оленка не возбуждает, да и сама она вряд ли ощущает ту страсть, которую внушала ей Мария. Таким образом, этот брак оказывается попыткой «вписаться» в традиционную схему, навязанную обществом.

Об этом говорит и Марк Антоний в своем письме-послесловии, противопоставляя земную жизнь «по инструкции» вмешательству небес, которые «послали на землю Синего ангела любви, которые возвращает людям человеческое» (с. 149). Мария Фернандес, эффектно исчезнувшая в конце романа, как раз и есть этим ангелом, который открыл перед персонажами что-то неизвестное им раньше, но очень похожее на синтез любви духовной и плотской, – несколько наивно для эротического бестселлера, но вполне приемлемо для мелодрамы. В этом героиня подобна самой писательнице, осуществляющей свою миссию, «окультуривая инстинкты, которыми и до сих пор живет человечество» (с. 152) :) .

Люба Клименко. Paloma negra. – К.: Дулибы, 2007.

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.