MediaPost on-line. Жертв и разрушений нет. Парадоксы национальной памяти

На днях моя мама ездила на родину, в маленькое село Валковского района. Если верить изученной всеукраинской статистике, именно этот район пострадал больше других во время событий 1932-33 годов, которые местные жители называли «голодовкой». И привезла мне новость: в селе поставили памятник жертвам Голодомора. На месте старых заброшенных могил.

Еще весной от дороги к кладбищу сгребли бульдозером слой земли, наворотили горку в человеческий рост, да так и оставили. Теперь там уже стоит Памятный Крест, вокруг него обложена площадка современной плиткой, а от креста до трассы просыпана песчаная дорожка. Крест можно было бы смело поставить не в глубине кладбища, а у самой дороги, и тогда старые могилы не пострадали бы. Но тогда возле креста не было бы места для обширных чиновничьих делегаций, а это, надо полагать, важнее. Из-за дорожки, предназначенной для паломничества, снесли даже часть кладбищенской ограды и сложили ее возле дерева за кладбищем, возле мусорной кучи.

Пострадавшие могилы были почти незаметны – это холмики сантиметров двадцать в высоту, полметра в ширину, около метра в длину. В детстве, помню, я получила нагоняй – мы пришли с мамой прибраться на могилках у родни, и я стала ходить по пустырю, не обратив особого внимания на бугорки. Мне популярно объяснили, что там тоже похоронены люди, просто без крестов и памятников. Но мне тогда было от силы лет пять. А Президенту Виктору Ющенко – уже пятьдесят четыре. Кладбище росло и двигалось к селу, а когда уперлось в него, людей стали хоронить с другого конца, уже двигаясь в поле. Старые могилы расположены посередине кладбища, и по подсчетам выходит, что они возникли не позже тех самых 1932-33 годов. То есть среди погребенных были и те, кому на их же месте Президент поставил памятник. Об этом говорят и размеры холмиков – копать глубоко и насыпать высоко ослабевшим от голода односельчанам было невмоготу. То ли дело сейчас, бульдозером…

Тем не менее, не в том, где поставили Памятный Крест, основная претензия местных жителей, среди которых большинство – мои родственники (село-то маленькое). Люди сетуют: «Поздно поставили, раньше надо было». Слобожанщине свойственна скромность – пока не спросят, слобожане не жалуются, а если даже и спросят, то о беде расскажут не всегда. А о Голодоморе их «спросили» только пару лет назад. Когда стало модно. И уж тем более речь не идет о том, чтобы снести или перенести крест – что сделано, то сделано. Да и выбор места вполне понятен. Но вот эти несколько лишних метров… Как и в президентской идеологии – всегда легкий перебор…

Можно было бы возмутиться – куда смотрит власть. Но кто попрет против централизованных президентских распоряжений? Глава сельсовета? Сейчас на этой должности милая женщина, но не уроженка села, и, возможно, ее не посвятили во все нюансы. До этого сельсовет возглавляли мой двоюродный дядя, потом мой троюродный брат. Дядю вообще «громада» отпустила с поста только потому, что работать ему уже не позволяло здоровье. Но это, наверное, не показатель – ведь тогда и Президент у нас был другой…

Ничего подобного, сколько помнят себя местные, в селе не случалось. Единственный инцидент - года три назад со стелы возле памятника Воину-освободителю охотники за цветметом сперли таблички со списками погибших земляков. Но могил до этого никто не разрушал.

Не хочется думать, что Президент неосознанно или сознательно перенимает коммунистические традиции (даже несмотря на историю его партийных скитаний). Но известный в Харькове Молодежный парк образовался с подачи советской власти после того, как там сровняли с землей могилы. К слову, многострадальный памятный знак УПА находится там же. Может быть, и поэтому его никак не оставят в покое.

Одно утешает - этот год памяти жертв Голодомора точно будет таки последним. Виктор Андреевич наконец завершит свою пиар-акцию, расставит все кресты, которые хотел, зажжет все свечи. Как будто без крестов об этой трагедии в селе не помнили. Ведь помнили, даже без крестов, и о старых могилах, и - не трогали. До поры до времени.

Выступая в Покотиловке на возложении цветов к Памятному Кресту, Президент, как сейчас помню, возмутился, что еще не во всех селах, где люди погибли от того страшного голода, есть такие кресты. Теперь они есть. Но вспоминается российский писатель Дмитрий Быков: в своем романе «ЖД» он среди прочих невероятных гипотез высказал мысль, что когда в наши дни на кладбищах разрушаются могилы, надгробия и кресты – это не акт вандализма. Это наши предки в могилах переворачиваются…

Автор: Виктория Найденова

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.