Mediapost on-line. Извините-подвиньтесь! Школа выживания в общественном транспорте

На днях довелось мне целый день кататься на трамвайчиках. Обычно наземный транспорт от меня далек – передвигаюсь в основном в метро. Но тут пришлось вот. И сразу стала свидетелем показательного инцидента: «отцы и дети» схлестнулись в борьбе за свободное место в салоне. И лишний раз доказали: чтобы не вставать, иногда лучше даже не садиться…

Возле универмага «Харьков» к нам в трамвай, на заднюю площадку, влезли молодящаяся бабуля и весьма упитанная девочка лет двенадцати, увешанная обширным багажом – школьный рюкзак, сумка (видимо, со сменкой), и еще один объемный пакет. Девочка под носом у бабули совершила финт, достойный ведущего футбольного форварда, пошла на обгон и плюхнулась прямо перед ней в только что освободившееся кресло в торце вагона. Бабушка, не в состоянии достать до каких-нибудь поручней, стала покачиваться в такт вагону, пока ее не взяла за руку одна из дам, сидящих возле девчонки. Общественность переглянулась и обратилась к ребенку: «Деточка, может, ты бы уступила место бабушке?». «С такими вещами – нет!» - отрезала девочка, достала из рюкзака большое яблоко и разинула рот, пытаясь откусить за раз как минимум половину. Откусив, меланхолично уставилась в окно. Тем временем сзади тихонько подошла кондукторша, и стала за спиной у покачивающейся бабушки. «Ученический!» - рявкнула девочка басом. Бабуля попятилась: «Так что, если ученический, место уступать не надо?» «А я не к вам обращаюсь!» - опять рявкнула девочка. Больше ее не трогали. Сидящие дамы и бабуля стали обсуждать нынешнюю молодежь, вспоминать случаи в тему. Тут вмешалась кондукторша: «Я вам так скажу – наши старики здоровее молодежи! Недавно едем – стоит беременная, сидящей бабке прямо пузом в лицо тычет, когда трамвай дергается. А та хоть бы что – только руками отпихивает, представляете? Так что как вы к молодежи относитесь, такое и к вам отношение!» Правда, каким боком к этой тираде была девочка с яблоком, я так и не поняла…

Похоже, что пассажиры в состоянии консолидироваться только против общего врага. В киевском троллейбусе пару лет назад я наблюдала сцену народного единения – против кондуктора. Затурканная перманентным обилечиванием, тетенька повторно прицепилась к одной девочке-студентке с требованием оплатить проезд. Девочка уже оплатила, и тому был полный салон свидетелей. Но билет в лучших традициях жанра улетел в окно, и вещественных доказательств на руках не было. Кондукторша попыталась обрисовать перепуганной студентке ее дальнейшие перспективы – от штрафа до задержания. Но «громада» взбунтовалась, сразу нарисовалось несколько громогласных свидетелей. Кондукторша успокоилась только тогда, когда интеллигентный пожилой мужчина возмутился: «Да отстаньте вы от нее! Сколько там надо, давайте я заплачу…»

Что такое город без метро, я поняла во время работы во Львове. Там центр города стабильно «стоял» еще в те незапамятные времена, когда в Киеве и Харькове мертвые пробки были редкостью. Усугубляли ситуацию и узенькие центральные улочки (аналог нашей Пушкинской, например). Прибавить к этому брусчатку, которой заботливо уложен весь центр города, да раздолбанные маршрутки-«ГАЗельки» (только в прошлом году их заменили на более вменяемые «Богданчики») – и можно ложиться да помирать. Совсем другая проблема в Севастополе, где тоже бываю довольно часто. Там слишком хорошие дороги. Такое впечатление, что на основных магистралях постелили линолеум, водители возрадовались и гоняют, как бешеные. Как следствие - пассажиры могут отдышаться и поговорить по мобильному только на коротких остановках, в остальное время приходится ехать, вцепившись в поручень двумя руками. Но даже при этом телепаешься на перекладине, как гимнаст – о том, чтобы притормозить на повороте, водители теперь не имеют понятия.

В метро тоже не идеально, на самом деле. Надо знать места. Поздно вечером в понедельник на станции «Барабашова» лучше не появляться, например. Иначе рискуете ознакомиться со всем ассортиментом товаров, продаваемых на одноименном рынке, не выходя из вагона. В принципе, практически то же самое творится там и во все остальные дни. Но когда едешь последним поездом, в полудреме, и тут в вагон врывается ЭТО… Сразу почему-то крутится в голове Муслим Магомаев: «Широкой этой свадьбе было места мало, и неба было мало, и земли…» Ну и, понятное дело, уступать друг другу места в этом случае не принято – и возраст, и тяжесть груза у всех примерно одинаковы. И выбить себе место можно, разве что упав в обморок. Приходилось наблюдать – уступают, да и то неохотно, дескать, не валяться же человеку на полу, в самом деле. Из той же зоны риска – некоторые троллейбусные маршруты. Сесть на конечной в конце августа, наперегонки с пенсионерами, загружающими в салон по три мешка картошки – это тот еще экстрим. И поневоле думаешь, что насчет здоровья наших стариков кондукторша была отчасти права.

В маршрутках в этом смысле проще – с крупным багажом туда не пускают, оплата производится на входе. А о том, чтобы уступить место, в основном и речи нет – дескать, я сел раньше, заплатил далеко не 40 копеек, значит, никакая сила меня теперь с места не сдвинет. В ход идет все – газеты, наушники, ковыряние в мобильном телефоне. Как крайний аргумент, озвучиваются те самые соображения насчет стоимости проезда. Интересно, какие приемчики появятся в стратегии выживания пассажиров, если проезд подорожает еще несколько раз?

Автор: Виктория Найденова

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.