Захаров считает выводы Аmnesty International и Human Right Watch предвзятыми

Директор Харьковской правозащитной группы Евгений Захаров прокомментировал данные, обнародованные в докладе международных организаций о пытках и незаконных задержаниях в Украине и на неподконтрольных государству территориях.

Совместный доклад правозащитных организаций Amnesty International и Human Rights Watch о незаконных задержаниях, насильственных исчезновениях и пытках на востоке Украины был обнародован 21 июля.

На основании интервью с 40 жертвами насилия, членами их семей, адвокатами, свидетелями и другими участниками событий, правозащитники задокументировали девять случаев незаконного задержания гражданских лиц украинской властью и столько же — сторонниками «ДНР» и «ЛНР». 

Иллюстрация на обложке доклада Amnesty International и Human Rights Watch

Иллюстрация на обложке доклада Amnesty International и Human Rights Watch

Известный украинский правозащитник, директор Харьковской правозащитной группы Евгений Захаров, оценивая работу Amnesty International и Human Rights Watch в публикации на сайте «ХПГ», назвал доклад очень важным и поблагодарил западных коллег «за то, что они обращают внимание украинской власти, общественности и всего мира на такие серьёзные нарушения прав человека и фактическое поощрение безнаказанности».

В то же время, он считает доклад некорректным. Авторы, подчёркивает Захаров, не упомянули о масштабах преступлений со стороны украинской власти и представителей так называемых «ДНР» и ЛНР», не отметили факты участия в пытках на оккупированных территориях российских военных и офицеров российских спецслужб, а также не обратили внимания на различия в условиях содержания под стражей в Украине и на оккупированных территориях. 

Евгений Захаров. Скриншот hromadske.tv

Евгений Захаров. Скриншот hromadske.tv

«...В докладе подробно описаны по 9 случаев пыток со стороны агентов украинского государства и боевиков ДНР/ЛНР, и никоим образом не прослеживается разница между этими страшными событиями, которые произошли на оккупированных и контролируемых территориях.

А эта разница велика, и она, к сожалению, совсем не отражена в докладе AI и HRW.

Во-первых, такие действия на контролируемой территории квалифицируются как тяжкие и особо тяжкие преступления, и жертвы могут подать заявления об этих преступлениях, которые будут зарегистрированы и должны быть расследованы. Военной прокуратурой возбуждены уголовные производства против обвиняемых в совершении этих преступлений, в качестве меры пресечения, как правило, избрано пребывание под стражей. Правда, это вовсе не означает, что привлекли к ответственности действительно виновных: под стражей иногда находятся невиновные, а виновные гуляют на свободе. Проблема неэффективного расследования преступлений, и в частности, пыток и насильственных исчезновений, как была, так и остается нерешенной для Украины. Однако утверждать, что царит полная безнаказанность, нельзя.

Ничего подобного нет в ДНР и ЛНР, где такие действия не воспринимаются как преступления и где нельзя даже пожаловаться, поскольку именно те, кто убивал, пытал, издевался, похищал людей, как раз и вошли в состав так называемой народной полиции. Не будет народная полиция привлекать к ответственности саму себя!

Во-вторых, очень отличается масштаб этих преступных действий. По подсчетам правозащитников, количество жертв этих преступлений на оккупированных территориях уже превысило 5200 человек, и это еще далеко не окончательная цифра. Количество жертв на контролируемых территориях мы точно оценить не можем. По всем известными оценкам это несколько десятков человек, хотя, по моему мнению, можно ожидать, что окончательная цифра будет больше, чем считается сейчас. Но все же это не тысячи и даже не сотни. Конечно, с точки зрения проблемы безнаказанности это не имеет значения: все равно плохо, что безнаказанным остается и тот, кто пытал хотя бы одного человека, и тот, кто пытал много людей. Но большое количество жертв очень серьезно влияет на психологическое самочувствие большого количества людей и общества в целом. Чем больше жертв, тем больше страданий, тем острее и шире потеря здоровья, в частности, психологическая травма. По моему мнению, даже не вспомнить в докладе о различных масштабы этих преступлений некорректно.

В-третьих, авторы доклада, на мой взгляд, были просто обязаны указать, что в пытках на оккупированных территориях участвовали российские военные и офицеры российских спецслужб и пленных вывозили на территорию РФ и пытали там. Соответствующие факты приводились в докладе «Пережившие ад», которую подготовила коалиция украинских правозащитных организаций «Справедливость ради мира на Донбассе».

Этот доклад является результатом детального анализа 165 случаев незаконного лишения свободы, дальнейшего содержания под стражей и пыток. Он презентовался в Брюсселе, Страсбурге, Берлине, Париже, Варшаве, Праге, в посольствах большинства стран-членов ЕС в Украине, Организация Объединенных Наций распространяла ее по своим каналам коммуникации, и уважаемые международные правозащитные организации не могли не знать об этих данных. [...]

В-четвертых, условия содержания под стражей на оккупированных территориях были значительно хуже, чем на контролируемых. Легко было заметить на видео обменов, что украинские военнопленные и заложники были очень худые, едва двигались, поддерживая друг друга, тогда как пленные из контролируемых территорий выглядели в целом хорошо. 

AI и HRW, желая быть объективными и беспристрастными, оказались предвзятыми. Но все равно я хочу поблагодарить их за внимание к украинским проблемам в области прав человека. Рекомендации украинской власти, предоставленные в докладе нашими западными коллегами, важны, точны и существенны, уверен, что под ними подписались бы и украинские правозащитники», — отметил Евгений Захаров. 

По мнению директора Харьковского института социальных исследований Дениса Кобзина, международные организации «провели работу, которую должна была сделать национальная правозащита ещё в 2014-м, но у неё духу не хватило». 

«Прикрываться патриотизмом в этой теме, менять дискурс на «а у них ещё хуже», обвинять международные организации — просто постыдный способ зарывать голову в песок и оправдать своё бездействие и беспомощность», — уверен Кобзин. 

«Мне представляется странным, что столько сил расходуется на критику работы международных организаций, а не на последовательную борьбу с незаконным содержанием под стражей и пытками», — добавил он. 

О новых сведениях, касающихся незаконных задержаний и пыток со стороны представителей украинских силовых ведомств, на днях сообщила старший исследователь Human Rights Watch по Европе и Центральной Азии Татьяна Локшина. К ней обратилась мать 37-летнего Дмитрия Королёва, бывшего украинского спецназовца из Запорожья, который воевал за «Новороссию», а затем был задержан сотрудниками СБУ. Мать задержанного утверждает, что в 2015 году её сына должны были отпустить в рамках обмена пленными, но этого до сих пор не произошло. Бывшие сокамерники Королёва сообщили его матери, что в последнее время он удерживался в стенах харьковского управления СБУ. 

«В июне, по словам матери, в голосе у Дмитрия уже звучало отчаяние, он говорил, что больше так не может. Сказал, что к ним подсадили новых людей, и теперь заключенных 20, но, похоже, всех их собираются «спрятать» в другом месте. С тех пор у Ирины не было от сына никаких вестей», — говорится в публикации. 

«Ясно одно — украинским властям пора заняться реальным расследованием того, что происходило или происходит в харьковском управлении СБУ с тайными задержаниями и содержанием людей в полной изоляции», — уверена Локшина. 

В ответ на запросы международных организаций в СБУ отрицали руководство какими-либо местами досудебного содержания, кроме изолятора временного содержания в Киеве, в отношении которого в Amnesty International или Human Rights Watch не поступало никаких заявлений о насильственных исчезновениях.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.