Ярославский на «ХТЗ»: «Поставлю железную кровать на предприятии»

Старый-новый владелец «Харьковского тракторного завода» Александр Ярославский считает обвинения СБУ в отношении гендиректора завода надуманными и надеется, что суд вскоре разблокирует счета предприятия. О планах бизнесмена — главные тезисы пресс-конференции 14 июня. 

О зарплате

«Первое и основное — мы подписали договор санации. Теперь нужно разблокировать счета, заплатить зарплату — первое. Я готов сегодня заплатить, но дело в том, что по процедуре, я не знаю, сколько [времени]. Юристы говорят, от недели до двух — разблокировка счетов. 20 миллионов задолженность по заработной плате. Первое: люди должны получить заработную плату. Я готов её погасить и давать деньги на оборотку, давать на производство тракторов.

Подписан договор санации, и сейчас подали документы в суд на разблокировку счетов».

«От недели до двух — это говорят по процедуре [...] А вдруг завтра возникнут какие-то сложности с этой разблокировкой. Деньги лежат, я готов. Я сказал, что я в пятницу был готов заплатить деньги».

Об обвинениях СБУ в отношении гендиректора

«Это вопрос очень тонкий. Чтобы мы сейчас не попали в какие-то обвинения, юридические коллизии. Если вы меня спросите, как человека, как гражданина, я считаю, что обвинения надуманные. Но опять же — как гражданина. Пусть решат правоохранительные органы. Единственное моё желание — чтобы решили по закону...».

«Я Коваля знаю 20 лет. Коваль был директором на «Азоте», на... «ХТЗ». Коваль приступил к работе в начале марта, то ли 10 марта, а 14 марта возникли уголовные дела. Ну что, за четыре дня он там [успел сделать]?»

«Коваль не просился сам на работу. Это я его пригласил. Сказать, что Коваль обивал пороги, нет. Я его пригласил, помня его ответственность совместной работы. И я его пригласил, он полтора месяца посмотрел, говорит: завод тяжёлый, но исходя из нашего опыта, поднять можно. «ХТЗ» — конкуретноспособный трактор, его цена практически в три раза ниже, чем на зарубежные аналоги. С учётом нашего рынка, российского рынка, кубинского рынка, иранского рынка, довольно привлекательный при благоприятном стечении обстоятельств. Нам надо убрать все эти препоны по заводу и заниматься производством, а не околозаводскими вопросами».

«Как человек, который знает Коваля, я не верю в это (в то, что готовил к вывозу в России оборудование — ред.). Но я же не могу давать оценку СБУ и следствию».

На проходной — апрельский номер заводской газеты с фотографией гендиректора

На проходной — апрельский номер заводской газеты с фотографией гендиректора

«Это лучше к правоохранительным органам обращайтесь. В розыске он (Коваль — ред.) или он не в розыске»

Почему продал и снова купил

«Мне инвесторы не нужны, деньги у меня есть у самого. В своё время в 2010 году продал большие активы, которые не собирался потом продавать. Ну, продал. И никого привлекать я не собираюсь.

Для меня этот завод не нов, я уже здесь был, во второй раз я пришёл, он рядом с домом находится, в принципе, Мартовая, полчаса ехать. То есть наладить производство тракторов и всё. Специалисты есть, произведственные площадки есть, желание есть, деньги есть. Как только мы уберём эти препоны...»

«[В 2007] я видел большую перспективу у российского собственника. У него двигатели свои, у него целая цепочка смежников, для этого предприятия, а мне важно было что? Я же живу в Харькове, мне важно было, чтобы предприятие работало, было процветающим».

— Вы и сейчас живёте в Харькове, что изменилось? 

«У нас изменились отношения с Россией. Российскому собственнику сегодня не совсем будет удобно работать на украинском предприятии, вот что изменилось».

«У Дерипаски (Олег Дерипаска — российский бизнесмен, владелец компании «Базовый элемент» — ред.) осталось: ноль целых... ноль десятых, у меня 62,44 (% акций), остальные — акции у австрийского инвестора». 

«[Сумма сделки] — это конфиденциально».

«Послушайте, я же бизнесмен, если я буду терять, вы разве придёте ко мне на пресс-конференцию?» 

«Первое — надо разблокировать счета. Это первый конкретный шаг. Разобраться с Ковалем — определить, виноват он, не виноват, потому что нужен специалист здесь. Пока Шевченко (Вячеслав Шевченко — ред.) исполняет обязанности, но Шевченко — не узкопрофильный специалист. Коваль — всё-таки узкопрофильный специалист, точечный генеральный директор, он пришёл, сел на это место и знает, что делать с этим предприятием. Второй конкретный шаг. В принципе, вот и всё. Всё остальное зависит от меня».

О продажах в Россию

— Каким вы видите «ХТЗ» в будущем? 

«Цветущим. Чтобы трактора выходили с флагами Украины».

«Я бы не взялся за производство, если бы я не понимал, куда я иду. Это же один цикл. Вопрос не просто произвести, а произвести и продать. Первое — Украина, внутренний рынок, Казахстан, с той же Россией будем искать варианты. Потому что это основной рынок для ХТЗ, скажем откровенно».

А как вы с Россией будете искать варианты? 
— А я же бизнесмен, ну как... Как-то же надо кормить 3000 рабочих и умножьте на три члена их семей, как-то же надо кормить. Как папа дома ищет для семьи, как прокормить семью? Вот так и будем

— Всё-таки вы считаете Россию основным рынком сбыта? 
—  А кто не считает? А вы не считаете основным? 
— Смотря для кого. 
— Для «ХТЗ»....

«Я не хочу чтобы были политические контексты. Есть трактор «ХТЗ» и есть 3000 рабочих и 10000 членов их семей, и вот об этом мы должны беспокоиться. Я как харьковчанин думаю об этом. Если мне законодатели запретят продавать, естественно, я как законопослушный собственник, продавать не буду. А если законодательно не запрещено продавать, то почему я не должен искать варианты его продавать».

О возможных оборонных заказах

«ХТЗ» рассчитан на то, чтобы производить оборонную продукцию и он производил её, но производил, как мне сказали специалисты, 20 лет назад. Но специалисты есть, производственные площадки есть, да, нужно будет налаживать производство, нужны будут инвестиции, они тоже оценивают как вариант от 350-400 миллионов гривен. Но если государство это обеспечит, пожалуйста. Мы готовы это делать». 

«В четверг я был у президента и этот вопрос мы тоже обсуждали, он поддерживает эту идею, да».

«Я оптимист, но я понимаю, что мы живём в реалиях. То, что зависит от меня, я готов финансировать, готов наладить процесс, я сказал, что я поставлю здесь кровать железную и буду находиться на предприятии, так, как я лазил по этой гостинице (Kharkiv Palace — ред.) день и ночь, по аэропорту...».

Ярославский обещает, что сокращений на «ХТЗ» не будет. 

«Наоборот, если, дай Бог, мы всё разблокируем, привлекать надо специалистов. Мы проводили производственное совещание, специалисты говорят, что надо пенсионеров всех из дома приглашать и садить к ним по 3-5 молодых специалистов, потому что нет же специалистов!»

«Что бы я предложил государству, это сделать государственную программу поддержки сельхозпроизводителя. То, что существует во всех странах. То есть сельхозпроизводителю компенсируют какие-то его затраты, и для него трактор обходится дешевле на 30 % и ниже».

Об отношениях с Геннадием Кернесом

«Контакта с Кернесом у меня нет, скажем так. Чтобы не углубляться в эту тему, потому что я иногда читаю «Украинскую правду», там... ворошит... Мне всё равно...».

О «Металлисте»

«Я не говорил, что для меня неактуальный проект «Металлист». Я говорил, что нереально им заниматься, потому что там есть собственник. Всё-таки «Металлисту» — 90 лет, я вложил туда своих нервов, здоровья и денег немерено. Болельщики любят «Металлист», то есть мы не можем взять и просто так — вышвырнуть и отбросить. Но то, что он сейчас в такой ситуации, не я же в этом виноват! Возьмите и проанализируйте, кто приложил к этому руку, и почему он в эту ситуацию попал. Я не отбрасывал тему «Металлиста», просто я не могу ничего конктретно сказать, потому что там есть собственник или собственники. Конечно, в Харькове должен быть футбол».

— Вы могли не продавать? 

Понимаете как: что вспоминать о том, что было? Вот сегодня вы побывали на «ХТЗ» и увидели, в каком оно состоянии. Желательно через год здесь встретиться и увидеть, как всё гудит и работает. 

— А потом вы продадите... 

— То, что я продал «Металлист», я же не уволок деньги, не купил в Америке завод какой-то, все деньги я практически сюда и вложил. 

О политике, которой заниматься не планирует

«У меня был опыт работы, мне его достаточно, чтобы никогда больше там не работать. Это не моё». 

В конце апреля Александр Ярославский стал владельцем контрольного пакета акций ПАО «Харьковский тракторный завод». 

4 июня в СБУ заявили об уголовном производстве в отношении гендиректора «ХТЗ» Андрея Коваля. Заочно ему предъявили подозрение в подготовке к диверсии — вывозу на территорию России заводского имущества — и объявили в розыск. В четверг, 9 июня, около двухсот сотрудников завода митинговали у стен предприятия. Из-за ареста счетов и имущества «ХТЗ» люди третий месяц не получают зарплату.

В этот же день на предприятии прошло собрание кредиторов (кредиторская задолженность завода превышает миллиард гривен, в т.ч. налоговая задолженность — ок. 400 млн грн). Большинством голосов кредиторы приняли решение о введении на заводе досудебной санации.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.