Аватар пользователя Анна Соколова

Внутренне перемещённая ферма

У Яна Гатицкого — три сотни коз и трое работников. У Эльвиры Гатицкой — холодильник и две сыроварни. Каждый день она покупает у Яна сто литров молока. Из них готовит сыр, масло, кефир и мороженое. «На этом наше сотрудничество заканчивается», — шутят супруги. Так работает козья ферма в селе Студенок — на  границе Харьковской и Донецкой областей. Гатицкие переехали сюда летом 2014-го из оккупированной Макеевки. 

Стадо коз занимает два хлева. «Белые — это зааненские, а коричневые — альпины, французские породы, — Ян подзывает животных на «кози-кози», гладит и по одной берёт на руки, пока остальные жуют его брюки. — Маленькие, им около недели. Они просто наелись, а так бы бегали за мной».

Ян отвечает за помещение с родильным и доильным отделениями: «Сюда заводят коз, обрабатывают вымя. Молоко должно быть качественным. Если в нём будет много посторонних бактерий, не получится сыр, они забьют культурные бактерии».

Он не даёт кличек козлятам. «Их имена — на ушах», — показывает номерки. Кличка есть только у основательницы стада — её зовут Тучкой.

Пока Ян подаёт животным сено, Эльвира показывает своё рабочее место — светлую комнату, похожую на лабораторию. Здесь у неё столы, посуда и две сыроварни — на 100 и 50 литров молока: «Моя часть дела — варить и продавать сыры. У меня полностью ручное изготовление сыра — все 30 наименований. Ещё делаю кефир, сливочное масло и мороженое». На всё это уходит 100 литров молока в день.

    

В соседней комнате — просторная морозильная камера с пармезаном и качоттой. «Здесь сыры созревают и хранятся, за ними нужно ухаживать, — Эльвира достаёт с полки огромную головку сыра. — В первую неделю её нужно ежедневно переворачивать, во вторую — через день, в третью — тоже через день, в четвёртую — два раза в неделю. И потом до конца года раз в неделю переворачивать, мыть, обтирать, «лечить», если она «заболела». Через год она покрывается латексом».

Сыры Эльвиры стоят от 320 до 420 гривен за килограмм

Сыры Эльвиры стоят от 320 до 420 гривен за килограмм

Эльвира отвечает и за магазин в деревянной беседке на территории фермы. Здесь есть витрина, барная стойка, столы и лавки. «Покупатели бывают часто, но это не односельчане, а приезжие — те, кто заботятся о своём здоровье. Приезжают не только состоятельные, но и люди с низким достатком — берут немного, но стабильно», — рассказывает Эльвира. Она принимает заказы и через Facebook, продукты высылает по почте.   

Выручку тратит на оплату платежей за электричество, закваски и молоко — покупает его у мужа. Деньги, которые Ян получает за молоко, он вкладывает в содержание коз и зарплаты работникам-односельчанам — двум дояркам и помощнику. Троих сотрудников ферме достаточно. 

Как строилась ферма

Под запись для прессы Гатицкие неохотно рассказывают, во сколько обошлось строительство, сколько приходится тратить на коммунальные услуги и зарплаты рабочим. Однако со всеми, кто интересуются лично, делятся опытом. 

«Я если все подробности расскажу, вы потом своё дело бросите и козами займётесь, — шутит Ян. — Но секретов нет, всё наше производство открыто. А как же экономическая безопасность, спрашивают? А у нас принцип — просто нужно очень быстро развиваться. Вот вы подсмотрели у нас какую-то технологию. Вам нужно её внедрить, на это уйдёт время. А мы всё равно уже будем впереди».

В Макеевке у Яна, механика по образованию, была своя фирма по производству светопрозрачных конструкций, «строили стеклянные высотки в Киеве, Донецке, Крыму». Эльвира работала там юристом и «разведывала обстановку на рынке». В 2010-м супруги купили в Студенке два гектара земли с домиком и конюшней, держали лошадей, для себя. 

В 2013-м купили ещё один участок — в Макеевке. Туда супруги отвезли первую козу Тучку. Коза была подарком, из которого вырастет будущий бизнес.

«Лошади в Студенке были на первом плане, — вспоминает Ян. — А когда мне подарили козочку, началась другая эпоха. Я стал изучать козоводство — читал сайты, мы ездили за границу — были во Франции, Австрии, Чехии, Англии… Смотрели, как работают фермы. Наши местные породы я решил осеменять французской генетикой».

Запустить свою ферму супруги хотели на участке в Макеевке, на весну 2014-го заказали стадо коз. «Но как сложилось — так сложилось», — объясняет Эльвира. Когда Макеевку захватили сепаратисты, семья вместе с сыновьями переехала в Студенок. А осенью 2014-го стали строить там ферму, выиграли три гранта — один на 250 тысяч гривен от Программы развития ООН в Украине и два по 20 тысяч гривен от Международной организации по миграции.  

Открыть ферму только с помощью этих денег не удалось бы, считает Эльвира: «Это крошечная часть вложений. До этого мы продали две хорошие машины. Грубо говоря, на одну построили ферму, на вторую — купили коз. Гранты пошли на камеру созревания сыров, полочки, формы и доильный аппарат».

«Самый дорогой сыр — пармезан, которому больше двух лет, — стоит 420 гривен.  Да это же дорого, говорят местные. А я считаю, что просто нет культуры, — недоумевает Ян. — Бутылка самогона гривен 50, наверное, стоит. Пачка сигарет — 30 гривен. Вместе уже 80 гривен. Это можно каждый день брать 200 граммов самого дорогого сыра!».

«Самый дорогой сыр — пармезан, которому больше двух лет, — стоит 420 гривен. Да это же дорого, говорят местные. А я считаю, что просто нет культуры, — недоумевает Ян. — Бутылка самогона гривен 50, наверное, стоит. Пачка сигарет — 30 гривен. Вместе уже 80 гривен. Это можно каждый день брать 200 граммов самого дорогого сыра!».

Свою ферму Гатицкие пока не могут назвать окупаемой, она только развивается. Супругам нравится заниматься своим делом и жить в Студенке. Но и по дому в Макеевке семья скучает, признаётся Эльвира: «Там мы оставили фирму, офисы и большой красивый дом, которому был тогда только год». 

«Сложно сказать, как нас здесь приняли местные, — рассуждает женщина. — У нас здесь большая часть населения — это Донецк, Горловка, Краматорск». Население села Студенок Изюмского района — около 1700 человек.

«У многих переселенцев здесь дачи, поэтому зарегистрированы здесь около тысячи ВПЛ, но по факту живут человек 300, — рассказывают в сельсовете. — Остальные приезжают-уезжают».

Ситуация в регионе и поддержка ВПЛ

Всего в Харьковской области, по последним данным Департамента социальной защиты населения ХОГА, зарегистрированы 198 тысяч внутренне перемещённых лиц. Из 61 455 трудоспособных переселенцев 44 053 нашли работу, 17 402 человека всё ещё нуждаются в трудоустройстве. 

Согласно исследованию Международной организации по миграции, занятость, обеспечение жильём и поддержку местных громад переселенцы называют ключевыми факторами для интеграции на новом месте. Однако трудоустройство, от которого во многом зависит благосостояние семей ВПЛ, остаётся на низком уровне. Найти работу после вынужденного переезда смогли меньше половины ВПЛ — 41,5 % из числа опрошенных МОМ. Переселенцы указывают на низкую заработную плату и отсутствие возможностей на рынке труда в сельской местности и небольших городах.

Несмотря на описанное в исследованиях положение дел переселенцев, семья Гатицких смогла выбиться из статистики — не только построить собственный бизнес, но и обеспечить три рабочих места в глубинке. Достигнуть этого помогло сочетание обстоятельств: кроме финансовой стороны (грантовой помощи, собственных накоплений — пришлось продать имущество), началу бизнеса предшествовало изучение рынка и зарубежного опыта, постоянное самосовершенствование. Изо дня в день Ян вкладывает в содержание животных, Эльвира экспериментирует и уже поставила новую цель — закупку дополнительного оборудования. При этом основатели фермы ориентируются на современные тенденции — принимают заказы онлайн и могут отправить посылку в любую точку. Гатицкие не побоялись рискнуть. Их дело вдохновляет.

Бизнес переселенцев в Студентке требует немалых затрат, не у каждого ВПЛ найдётся для этого начальный капитал. Но в Украине по-прежнему действуют программы поддержки переселенцев для открытия своего дела. Такую информацию можно искать на страницах «Станции Харьков», «Ассоциации частных работодателей» и «Відродження» в Facebook, на сайтах «Каритас Харьков» и «Гурт». Волонтёры помогают с подбором программ. Специальные тесты на профориентацию — их проводят специалисты центра занятости, задействованные в совместных проектах с общественниками — дают возможность определиться, какое дело человеку ближе. 

Условия доноров, по оценкам координатора по вопросам трудоустройства благотворительного фонда «Станция Харьков» Екатерины Стрельченко, меняются: если раньше на открытие или развитие бизнеса можно было получить от 20-ти до 250 тысяч гривен, сейчас благотворители больше ориентируется на обучение (грамотное составление бизнес-планов), поиск льготного кредитования и инвесторов. Но даже такие условия, по её мнению, дают результат: переселенцы подходят к своим бизнес-проектам более ответственно.

Читайте также другие материалы проекта Переселенцы.LiveИз домохозяек в кофевары: как переселенцы находят работу в Харькове и Удочка, а не рыба

Фото: Павел Пахоменко

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.