В суде по делу о ДТП на Сумской изучили первые доказательства

На очередном заседании Киевского райсуда изучили ряд документов, в том числе выводы двух экспертиз и протокол следственного эксперимента с участием одного из свидетелей. 

«Сегодня стороной обвинения предоставлено два вывода экспертиз, в частности, технического состояния автомобилей — как автомобиля Lexus, так и автомобиля Volkswagen, в соответствии с которыми они находились в технически исправном состоянии до ДТП. Также была предоставлена экспертиза непосредственно механизма контактирования транспортных средств. В частности, какими частями произошло столкновение. Также исследовали протокол следственного эксперимента с одним из свидетелей и протокол осмотра места происшествия...», — рассказал прокурор Валерий Бухан. 

Эти доказательства, по мнению прокурора Валерия Бухана, подтверждают обстоятельства, изложенные в обвинительном акте. 

«Это, в частности, что автомобили были исправные, это не было причиной ДТП, протоколом осмотра зафиксировано их положение, место столкновения, экспертом подтверждено, какими частями автомобили контактировали... Фактически автомобиль Volkswagen ударил автомобиль Lexus, в связи с тем, что они оба проехали на запрещённые сигналы светофора», — сказал Бухан.

«Протокол следственного эксперимента — свидетель непосредственно на месте подтвердил обстоятельства, о которых он сообщал непосредственно суду», — добавил прокурор.

В протоколе следственного эксперимента указана скорость Lexus — 92 км/ч.

Адвокат Сергей Перепелица после заседания объяснил: скорость установлена экспериментальным путём исключительно по субъективному мнению свидетеля.

«Скорость должен устанавливать эксперт, а не свидетель. Он же писал, «считаю, что автомобиль двигался с такой скоростью». И это не означает, что это является исключительной правдой», — резюмировал Перепелица.

Материалы уголовного производства составляют около 9 томов, напомнил Перепелица. При этом, какой массив доказательств будет предоставлен суду со стороны обвинения, по его словам, ещё неизвестно.

«На данный момент ещё к основным доказательствам, автотехнической экспертизы, мы не дошли и не дошли до тех видеозаписей, которые использовались во время досудебного расследования, поэтому это только начало предоставления прокуратурой доказательств, — отметил он. — Мы посмотрим, что будет приобщено прокуратурой, соответственно, будем ещё приобщать свои доказательства».

Защитник Алёны Зайцевой Юлия Козырь в свою очередь считает, что ничего неясного в деле нет. «Из тех материалов, с которыми я ознакомилась по окончании досудебного расследования, для меня абсолютно ясно, что обвинение по данному делу обоснованное и обеспечено необходимыми доказательствами», —подчеркнула адвокат.

Аватар пользователя Александр Дудник
Александр Дудник
12 мая 2018 - 07:53

 Фактически автомобиль Volkswagen ударил автомобиль Lexus, в связи с тем, что они оба проехали на запрещённые сигналы светофора», — сказал Бухан /конец цитаты/. И в этих словах заключается вся суть и реформированного следствия, и реформированного суда, и очень глубоко реформированной прокуратуры... А куда ж без нее? Только если проанализировать видео ДТП, то четко видно, что Дронов выехал на пересекаемую проезжую часть НА ЗЕЛЕНЫЙ сигнал. А по поводу начала движения фольксвагена на желтый и его остановки не перед светофором-то это от лукавого. Если мажоры будут продолжать летать, как зайцева, то на месте Дронова вполне могут оказаться и другие водители, и, даже страшно подумать, судья с прокурором и следаком. Я о чем? Да о том, что подобная установка светофорного объекта со стороны движения Дронова провоцирует ДТП. С учетом геометрии перекрестка, к которому фактически примыкает площадь, там НЕОБХОДИМА установка двух светофоров: для тех, кто продолжает движение прямо и влево и для правой полосы. Принимая во внимание наличие подземного пешеходного перехода, светофор должен устанавливаться перед пересечением с поперечной проезжей частью. Это позволит водителю оценить ситуацию непосредственно перед началом движения через перекресток. При существующей схеме установки светофора, вызванной наличием правой полосы и желанием регулировать одним светофором весь поток, водитель, остановившись по правилам, лишен возможности оценить обстановку при трогании на зеленый, поскольку светофор установили за 25 метров от пересечения. И чтобы тронуться с места и доехать до пересечения нужно 3-4 секунды. А это много и за это время ситуация на перекрестке может измениться. С учетом реакции водителя, у него просто не останется времени на принятие мер. Собственно, это и произошло с Дроновым. Теперь о самом механизме ДТП.                                              Безусловно,  и досудебное следствие, и судебное рассмотрение должны быть объективными и тщательными. Имеющиеся факты и доказательства по делу необходимо внимательно и подробно проанализировать. Вот только не нужно затягивать процесс. В распоряжении суда есть видеоматериалы, по которым эксперт легко даст ответ на многие вопросы. Это и скоростной режим, и режим работы светофорного объекта, и привязка режима пересечения перекрестка обоими автомобилями. До десятых долей секунды можно просчитать интервал времени от момента трогания фольксвагена до момента столкновения. Это 4,3 секунды, и это очень много. Зная скорость лексуса, определяется его удаления от места ДТП в момент начала движения фольксвагена. Зная дорожные условия, легко определяем остановочный путь лексуса.  Привожу только выводы, кто сомневается, могу подтвердить расчетами: в диапазоне скоростей лексуса от 0 до 155 км/час в условиях данного ДТП удаление лексуса от места столкновения в момент трогания фольксвагена ВСЕГДА больше остановочного пути. А поскольку и зайцева, и пассажирка, и адвокат зайцевой утверждают, что мажорка видела момент трогания фольксвагена,-и это в момент загорания желтого той же зайцевой,-делаем вывод, что она имела техническую возможность избежать ДТП путем торможения, но вместо этого сигналила.  Только врут они все трое. При 90 км/час лексус находился от места ДТП в момент трогания фольксвагена на расстоянии 107 метров. А вот Дронов на ночной улице, освещенной множеством огней, видеть лексус на таком удалении не мог. И не мог расценивать его как какую-то опасность.  И судья, и прокурор, и следователь, окажись в положении Дронова, точно так же вляпались бы в зайцеву.  Не нужно забывать, что пересекаемую проезжую часть Дронов проехал на зеленый сигнал светофора. Это подтверждается видео. Все мои выводы основаны на объективных данных, которые невозможно опровергнуть.   Свидетельские показания, а это все больше о скорости автомобилей, есть вещь субъективная, как следствие этого субъективны и результаты следственного эксперимента. Тем более, что для расследования ДТП никаких новых данных, помимо тех, что можно извлечь из видео, ни эксперимент, ни показания свидетелей не добавляют.  Создается впечатление затягивания процесса. Посмотрим, какие выводы сделает эксперт в заключении по исследованию механизма ДТП. Это прояснит позицию и следствия, и суда.                          

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.