Аватар пользователя Татьяна Федоркова

В онкоцентре внимания

Уволенный решением облсовета директор Харьковского областного клинического онкоцентра Юрий Винник продолжает ходить на работу. На базе медучреждения действует кафедра онкологической хирургии, где опытный хирург Винник — заведующий. В кабинете профессора возле рабочего стола висят игрушки, похожие на домовят. Юрий Винник сумел создать здесь домашнюю атмосферу. В онкоцентре работает почти вся его семья.

Общественное расследование

В 2015 году директором онкоцентра заинтересовалось общественное движение «Харьковский антикоррупционный центр». Представитель этого движения, депутат Харьковского облсовета Дмитрий Булах выяснил, что на территории онкоцентра работают две фирмы-аптеки («Парацельс-2002» и «Аптека №288»), совладельцем которых является дочь руководителя коммунального учреждения.

«О существовании конфликта интересов я написал председателю облсовета Сергею Чернову. После этого, в конце 2015 года, дочь вышла из состава соучредителей этих фирм. Когда мы начали разбираться, нашли в кадрах ещё родственников Винника на разных должностях — как медицинских, так и технических», — рассказывает Булах.

В онкоцентре действительно работают близкие родственники Юрия Винника: дочь (хирург-онколог), жена (врач-рентгенолог), тесть (главный инженер) и тёща (инженер-радиолог). Со вступлением в силу закона «О предотвращении коррупции» директор должен был сообщить в вышестоящие органы о возможном конфликте интересов, но сделал это только после внимания общественности, говорит Булах.

«Я инициировал создание временной контрольной комиссии облсовета, потому что были ещё факты: больше 40% закупленных онкоцентром препаратов приобреталось у фирм, соучредителем которых была дочь Винника. Если сравнивать цены, по многим позициям они были завышены», — рассказывает депутат о результатах собственного расследования. 

Главным нарушением со стороны руководителя медучреждения Дмитрий Булах считает эпизод с передачей помещений онкоцентра в аренду.

«До 2010 года в «Аптеке №288» дочь не была в соучредителях, это было арендное предприятие, была такая форма: сотрудники аптеки брали в аренду помещение коммунальной формы собственности. В 2010 году директор онкоцентра подаёт на эту фирму в суд, чтобы расторгнуть договора аренды якобы из-за нарушения пожарных норм, но, я думаю, это была формальная причина. Он хотел её поставить под контроль», — предполагает депутат.

Суд первой инстанции руководитель онкоцентра проиграл, в апелляции — выиграл.

«Договора расторгнуты, и аптеку нужно выселить из этого помещения. Что происходит дальше? Аптека становится обществом с ограниченной ответственностью, то есть частной с тем же названием «Аптека №288» и туда заходит дочь Винника. Аптека остаётся, несмотря на то, что есть решение суда. И пять с половиной лет работает, хотя договор расторгнут. Винник не обращается в исполнительную службу, делает вид, что ничего нет. Я считаю, что это как минимум служебная халатность», — считает депутат.

Старое дело

Пока временная контрольная комиссия облсовета изучала работу онкоцентра, в «Харьковский антикоррупционный центр» обратился бывший оперуполномоченный областного Управления государственной службы по борьбе с экономической преступностью Олег Яковлев.

Десять лет назад Яковлев (сейчас оперуполномоченный облуправления фискальной службы) был одним из тех сотрудников милиции, которые расследовали дело о взятках в онкоцентре. У следствия, по его словам, были стопроцентные доказательства взяточничества со стороны Юрия Винника. Из милиции материалы передали в прокуратуру. Там они и остались.

«2006-2007 год. К нам поступила информация, в рамках которой мы проводили оперативные мероприятия по фиксации возможных фактов преступной деятельности. Десятки эпизодов, полгода всё фиксировалось! Два ящика видео, на котором он (Винник — ред.) постоянно получает деньги, изо дня в день. Пациенты, родственники пациентов дают деньги ему, а он их берёт якобы за лекарства или ещё за что-нибудь. Каждый новый факт получения — это новый факт преступной деятельности. Мы начали собирать свидетелей, допрашивать пациентов, а прокуратура говорит: ребята, не спешите, не спешите. Прокуратура — надзорный орган. И всё, мы ничего делать не можем, потому что они руководят ходом расследования», — рассказывает Яковлев.

По его словам, дело закрыли «из-за отсутствия состава преступления». Прокурор Харьковской области Василий Синчук (он возглавлял областную прокуратуру с 2004 по 2010 годы и несколько месяцев в 2014-м) пытался его «реанимировать», отмечает Яковлев. «МедиаПорту» удалось связаться с экс-прокурором.

«Вы спрашиваете у меня о деле десятилетней давности, я помню точно, что такое дело было. Те люди, которые говорят, что я не давал ему хода, пусть это будет на их совести. У меня позиция была тогда такая, что это дело должно было уйти в суд, и суд его должен был рассматривать», — без подробностей ответил Синчук.

До суда дело так и не дошло. «Из-за круговой поруки», — уверен Олег Яковлев. 

«У меня с ним (Винником — ред.) счётов никаких нет. Здесь есть коррупция, которая фигурирует с человеческой жизнью. Почему сейчас [выступил публично]? Я увидел, что Дмитрий (Булах — ред.) начал активно заниматься. Я и раньше пытался активистам написать, но я понимал, что не всем активистам реально хочется наказать негодяев, а многие используют это как пиар», — объясняет бывший оперумолномоченный. 

Трудовой конфликт

Экс-заведующий маммологического отделения онкоцентра Сергей Пушкарь с 2012 года судился с Юрием Винником. Он говорит, что был уволен по формальным причинам, а выжили его потому, что был неугоден.

«Я никогда не влазил в его преступные схемы. Когда я защитил докторскую диссертацию и стал профессором, я стал для него невыносимым человеком. Все вокруг него должны быть пешками. Уволить меня в профессиональном плане было невозможно. Поэтому он сделал очень интересную схему — в рамках реорганизации меня уволил», — рассказывает Пушкарь.

В судебных инстанциях бывшему заведующему отделения удалось доказать незаконность увольнения. Его восстановили, но, как говорит Сергей Пушкарь, к работе фактически не допускали. Полтора года назад его снова уволили.

«Винник создал комиссию по отсутствию меня на рабочем месте, которое у меня де-факто отсутствовало. Написал приказ о выговоре и об увольнении. Два суда я выиграл, но в Высшем специализированном суде он каким-то образом порешал вопрос. Таким образом, он меня уволил по статье «прогул», — говорит Пушкарь.

В апреле Сергей Пушкарь публично рассказал о «серых схемах», существующих в онкоцентре, в частности, о деятельности благотворительного фонда. 

Олег Яковлев, Дмитрий Булах, Сергей Пушкарь на пресс-конференции 21 апреля 2016 года.

Олег Яковлев, Дмитрий Булах, Сергей Пушкарь на пресс-конференции 21 апреля 2016 года.

«От пациентов требуют вносить деньги в благотворительный фонд, но деньги не поступают на счёт онкоцентра, чтобы осуществлять хозяйственную деятельность, не поступают на счёт областного департамента охраны здоровья. Этими деньгами единолично распоряжается Винник», — заявил Пушкарь.

Домогательства?

О том, что руководитель онкоцентра принуждал молодых подчинённых к сексуальным отношениям, также публично рассказал Олег Яковлев. Доказательством этому, по словам бывшего оперуполномоченного, служат видеозаписи, которые были приобщены к делу в рамках оперативной разработки в 2006-2007 годах. 

Экс-сотрудница медучреждения согласилась рассказать «МедиаПорту» свою историю на условиях анонимности.

«Я ещё когда туда устраивалась, знала, что он любвеобильный мужчина. Женский пол очень любит. Поначалу ничего такого, приставаний, не было. Через какое-то время он подойдёт, то за руку возьмёт, то ещё как-то. Я никак не реагировала. Потом это повторилось. Я стою в стерильном халате, а он подходит сзади, пытается под халатом, за бок меня схватить. Я угиналась, делала шаг в сторону. Слишком резко реагировать я побоялась, потому что он всё-таки директор. На другой день всё это продолжалось», — рассказывает девушка.

«После моего отказа, он мне ничего плохого не делал. Но это было одной из причин, почему я ушла, было неприятно. А вторая причина: я бы не хотела работать в такой больнице, где я бы сама не лечилась. Конечно, в любой больнице — есть хорошие врачи, есть не очень, но условия там плохие», — продолжает она.

В полицию экс-сотрудница онкоцентра не заявляла: «Если бы мы были в Америке, тогда, да, был бы смысл, говорить о домогательствах. А у нас, мне кажется, даже статьи такой нет».

Статья есть (ст. 154 — «Принуждение к вступлению в половую связь»), но никаких официальных подтверждений фактам домогательств в онкоцентре «МедиаПорт» не нашёл. В полицию никто не обращался.

Юрий Винник называет подобные обвинения «очередным враньём». 

Отчёт комиссии

Деятельность руководства онкоцентра изучали 12 депутатов — представители шести фракций. После трёх месяцев работы временная контрольная комиссия Харьковского облсовета подвела итоги. На сессию облсовета 23 июня комиссия представила отчёт.

Фото: Харьковский облсовет

Фото: Харьковский облсовет

На основе ответов из прокуратуры и полиции, собственного расследования, депутаты пришли к выводу: деятельность фирм, арендующих на территории онкоцентра помещения, свидетельствуют о «возможном существовании потенциального конфликта интересов».

После общественного резонанса в Единый реестр досудебных расследований правоохранители внесли информацию с предварительной квалификацией — ч. 1 ст. 364 (злоупотребление властью или служебным положением), подтвердила «МедиаПорту» заместитель начальника отдела коммуникации Главного управления Национальной полиции в Харьковской области Оксана Калмыкова. 

Пребывание близких родственников Юрия Винника на должностях в областном онкоцентре в Харьковской местной прокуратуре №2, которая процессуально руководит в уголовном производстве, расценили как «потенциальный конфликт интересов».

«Больше того, такие действия директора КУОЗ Винника Ю.А., как выдача премий своим близким родственникам, составление договоров от имени КУОЗ с субъектами хозяйственной деятельности, которые им принадлежат, могут рассматриваться, как действия, совершённые в условиях реального конфликта интересов», — сказано в представлении Харьковской местной прокуратуры №2 на имя главы Харьковского облсовета.

Директор онкоцентра «не имел права совершать данные действия и не позже следующего рабочего дня сообщить в Харьковский областной совет о конфликте интересов с целью его устранения».

Комиссия облсовета изучила информацию о судебном решении, по которому Арендное предприятие «Аптека №288» должно быть выселено.

«Постановлением Харьковского апелляционного хозяйственного суда от 25 октября 2010 года в деле №57/159-10 исковые требования Учреждения были удовлетворены, о чём Хозяйственным судом Харьковской области был издан приказ о принудительном выполнении судебного решения. Согласно положениям указанных договоров, срок их действия установлен до 1 июня 2024 года, а дополнительные соглашения, которыми вносились существенные изменения и дополнения к договорам, заключались, в том числе, после вступления в силу вышеуказанным судебным решением», — говорится в отчёте комисии.

«На протяжении длительного периода времени, а именно, с 25 октября 2010 года и по сегодняшний день, вышеуказанное решение остаётся руководителем Учреждения невыполненным. Арендатор продолжает использовать спорные помещения без законных на то оснований», — выяснили депутаты.

Причём всё это время арендная ставка находилась на уровне 2%, а должна была составлять 8%.

«Оплата арендного предприятия «Аптека №288» 2% за аренду коммунального имущества, как пример по договору №2 в областной бюджет за месяц составляет 212,76 грн, тогда как при оплате 8% эта сумма — существенно большая и составляла бы 851,06 грн за месяц. Разница начислений в областной бюджет за аренду нежилых помещений (договор аренды №2 коммунального имущества от 3.06.2003) за период с 01.01.2013 по 01.04.2016 составляет 18 193,70 грн. То есть при оплате 2% в областной бюджет поступило 6420,43 грн, в то же время при условии оплаты 8% по указанному договору в областной бюджет поступило бы 24614,14 грн», — подсчитали в комиссии.

Голосование

23 июня Харьковский облсовет большинством голосов досрочно расторг договор с директором онкоцентра. Руководитель профильной комиссии Владимир Святаш, по словам Дмитрия Булаха, был одним из тех, кто активно выступал на стороне директора онкоцентра. В голосовании, судя по результатам поимённого голосования, Святаш участия не принимал. 

«По моему мнению, комиссия подходила к работе объективно. Все те документы, которые нам предоставлялись, тщательно изучались. Почему я выступала против досрочного увольнения? Я считала этот вопрос неуместным для вынесения на сессию, поскольку комиссия, наработав определённые материалы, сделала выводы, но комиссия это не следственный орган, не юристы, не профильные специалисты, которые не могут констатировать нарушение законодательства, степень вины директора онкоцентра», — секретарь временной контрольной комиссии, член фракции «Батькивщина» Людмила Лаврова объясняет, почему голосовала «против». 

Она считает, что директор действовал неумышленно, допускает, что рядом «не оказалось грамотного юриста». 

«Они ничего не смогли доказать»

Юрий Винник говорит, что официально документов о расторжении контракта ещё не получал. Он продолжает работу заведующим кафедры онкохирургии, которая действует на базе онкоцентра. В разгаре скандала за руководителя вступился коллектив. 342 сотрудника подписали открытое обращение в поддержку.

«Профессор Юрий Винник — выдающийся ученый и хирург. Ежегодно выполняет более 500 сложнейших и высокотехнологичных операций при онкопатологии различной локализации. Ведёт педагогическую и научную работу, совмещает их с общественной и научно-организационной деятельностью, участвует в работе съездов, конгрессов онкологов и хирургов», — обращение коллектива ХОКОЦ опубликовал «Вечерний Харьков».

«Он может быть прекрасным хирургом, но плохим администратором», — в свою очередь настаивает депутат Булах.

«Вы же понимаете, что для того, чтобы доказать, должна быть проведена работа какими-то органами, которые имеют право на это работу. В облсовете — депутаты. Врачи, строители, они имеют на это право? Они ничего не смогли доказать», — заявляет Юрий Винник.

В разговоре с корреспондентом «МедиаПорта» он подтвердил, что его дочь была соучредителем фирм, закупающих лекарства у онкоцентра. Но никакого конфликта интересов, уверен Винник, в этом не было:

«Она вступала туда правильно, выходила оттуда правильно, облсовет признал, что нет конфликта интересов. Им же нужно о чем-то говорить, чтобы разорвать контракт!»

— Глава временной комиссии Виктор Коваленко с трибуны облсовета заявил, что помещения онкоцентра сдавались в аренду по заниженной ставке.
— Я не сдаю ничего в аренду, потому что сдаёт облсовет, и он же рассчитывает размер аренды. Я не считаю аренду и не умею это делать, у меня нет для этого людей. Фонд госимущества составляет договор, который я подписываю.

— А как руководитель вы не должны были реагировать, просчитывать?
— Вообще ничего не просчитываю.

— Инициаторы создания контрольной комиссии предполагают, что это было сделано умышленно. Ваша дочь входила в состав фирм.
— Договор на этот размер аренды заключался лет 15 назад, я тогда ещё не работал.

— Но и не предпринимали попыток, чтобы его пересмотреть.
— А почему я должен это делать, если этим должно заниматься держмайно!

Во время интервью в кабинет зашла жена Юрия Винника. Её попытки дополнить разговор заведующий кафедрой всячески пресекал, порой повышая голос. Несмотря на это, супруга решалась вклиниваться и прокомментировала вопрос об обвинениях в «домогательствах директора онкоцентра по отношению к подчинённым»: «Вы же понимаете, им нужно со мной посоперничать!». 

— Я так понимаю, у вас в учреждении работает вся семья. Дочь, жена, тесть, тёща...
— Все они работают по закону, всё это проверено. И на комиссии было и Булаху, и Коваленко (первый заместитель председателя облсовета, глава временной контрольной комиссии — ред.) сказали, что там нет конфликта интересов. Это называется клевета. Что тут комментировать? Я становился главврачом, когда моя жена здесь работала. Я что? Должен был на ней жениться и уволить с работы?

Винник отвергает обвинения в том, что препараты закупались у частных фирм «по завышенным ценам» («там завысить ничего нельзя, потому что все медикаменты закупаются по перечню МОЗ и в перечне указан размер цены»). На уточняющий вопрос, до какого момента дочь состояла в соучредителях фирм, Винник отвечает уклончиво:

«Я не помню. Потому что я не занимаюсь хозяйственной деятельностью чужих фирм. Это фирма, которую я не контролирую. Как она туда поступала, как она оттуда выходила, это уже сто раз проверили. Нашли бы что-то серьёзное, завели б уголовное дело, вопросов бы не было».

— По поводу уголовного дела: экс-оперуполномоченный Олег Яковлев заявил о том, что вы были уличены во взяточничестве. Было уголовное дело в 2006-2007 гг.
— ... Кто-то что-то писал. Им ответы писали. Где все эти дела? Где все эти яковлевы? Яковлева выгнали за взятки, это я точно знаю. А где дела? Покажите дела! Я Яковлева не знаю... 

— Но знаете при этом, что он «был уволен за взятки».
— Мне просто позвонили и сказали, что уволенный «мент» на тебя что-то в телевизор говорит. Пусть говорит. Я против них ничего не собирал, они выполняют заказ. Им надо заработать денег вот таким путём.

На вопрос, кому это нужно, Винник отвечает: «А вы думаете, они случайно так объединились, и это борьба за правду? Если в каждом слове — враньё. Пусть покажут уголовные дела, пусть покажут мои нарушения, результаты работы — они одни из лучших в стране». Скажите, почему сотрудники не жалуются, а жалуется Яковлев?  (Винник комментирует обвинения в сексуальных домогательствах — ред.) 

— Я допускаю, что они...
— Боятся!

— Да. Как обычно это бывает.
— Отлично. Посмотрите на меня. Мне надо домогаться или мне надо защищаться? А то я не найду, к кому мне поприставать.

Личную неприязнь Сергея Пушкаря директор онкоцентра объясняет тем, что «его выгнали за вымогательство денег с пациентов, за скандалы, неспособность работать в коллективе».

«Когда приехала комиссия МОЗ, единственное отделение, к которому было претензии, это к отделению Пушкаря. Да, по моей инициативе [была проведена реорганизация]. Мы перестроили полностью всю службу, причем это все делалось по решению совета, по согласованию департамента», — продолжает Винник. 

Благотворительный фонд получил помещение в онкоцентре на основании решения облсовета, подчёркивает Винник: «Облсовет дал ему у меня два квадратных метра аренды».

«Это отдельная структура, которая достаточно жёстко, потому что там есть деньги, проверяется. Как только вы начинаете заставлять кого-то сдавать, если появляется первая жалоба — на того человека, который заставлял, надеваются наручники...», — говорит Винник. 

— Деньги куда идут?

— Я могу их попросить письмом оплатите мне, пожалуйста, ремонт крыльца. Они говорят: хотим или не хотим. Чаще оплачивают. Примерные суммы — я понятия не имею. Ремонтировали оборудование, помещения.

— То есть это частная организация?

— Я затрудняюсь сказать, какой состав учредителей. Вот там точно нет ни меня, ни моих родственников. Благотворительные фонды работают в двадцати медучреждениях, если не больше. Повторяю: я балансодержатель, владеет всем громада, управляются помещения облсоветом, я не могу дать что-то в аренду или просчитать аренду, я только исполняю их распоряжения.

Корпуса харьковского онкоцентра давно требуют ремонта, это заметно. Вот только маленький эпизод: в коридоре отделения хирургии, где находится кабинет Юрия Винника, выбита плитка. Медикам, которые передвигают каталки, приходится преодолевать «ухабы». На все подобные претензии у руководителя есть ответ. 

«Мне за шесть лет на ремонт выделили ноль. Только за счёт фонда и тех 2,5 миллионов (Юрий Винник имеет в виду привлечение средств от всемирно известных компаний, занимающимися клиническими исследованиями на самом высоком уровне, — ред.) эти здания и сооружения могут выполнять свою боевую задачу. Обратите внимание: по онкологии много было скандалов? Кроме Булаха и Пушкаря... А их же нет. Где жалобы? Обворованных больных, изнасилованных. Где?» — продолжает он. 

«Было хоть одно заявление, что я с кого-то взял деньги? Ни тогда, ни сейчас. Я за жизнь никому не называл цен на операции и не просил денег. Пусть хоть кто-то, глядя мне в глаза, встанет и подаст заявление. Причём, наверное, я их также пугал, как тех тёлок, которых «пропускал» через свой кабинет», — добавляет Винник. 

Позиция главы Харьковского облсовета

Почему о нарушениях в медучреждении заговорили только сейчас и прав ли Юрий Винник, когда говорит о вине областной власти? Этот вопрос «МедиаПорт» адресовал председателю Харьковского облсовета Сергею Чернову, он возглавляет облсовет с 2008-го года. 

«Я бы перенёс разговор в юридическую плоскость и не поддавался бы здесь каким-то эмоциям или непроверенным высказываниям. Областной совет действовал на основании выводов рабочей группы, которая была создана совместно с областной администрацией, куда вошли и представители общественности. Она не один месяц работала и установила факты нарушения действующего законодательства и озвучила это в своём отчёте. Именно результаты работы этой комиссии и стали основанием для принятия решения», — говорит Чернов.

— До сих пор этих замечаний не было? 

«Были замечания. Были проверки со стороны управления имущества областного совета. Были проверки со стороны Департамента здравоохранения областной государственной администрации, материалы эти все направлялись в центр для того, чтобы замечания, которые были выявлены, были устранены. Нужно руководствоваться объективной информацией», — добавляет глава облсовета. 

Речь идёт не только о нарушениях в вопросах аренды коммунального имущества, но и о качестве оказания услуг и об условиях, в которые попадают тяжело больные люди, утверждает глава облсовета.  

— По словам директора, ни одной копейки из бюджета за шесть лет не получено. 

— А вы задайте вопрос директору, если он в этом обвиняет областной совет, пусть покажет хоть одно письмо, в котором он обратился в органы власти городской, обладминистрации, облсовета и представил проект развития, чтобы была оказана помощь, в том числе финансовая. 

Во время подготовки материала «МедиаПорту» неоднократно доводилось слышать версию о «высоком покровительстве» Юрия Винника — как со стороны профильного руководства во времена губернаторства Михаила Добкина, так и со стороны городской власти. Якобы именно по этой причине на нарушения в онкоцентре закрывали глаза. С Игорем Шурмой (в то время директором областного департамента здравоохранения, а затем вице-губернатором) связаться не удалось — на телефонные звонки он не отвечает. 

«Онкоцентр в подчинении области. К городу он не имеет отношения», — комментирует версию о «крышевании» директор Департамента по вопросам информации и связям с общественностью Харьковского горсовета Юрий Сидоренко. 

Что дальше?

Выводы комиссии облсовета передадут в прокуратуру. Бывший оперуполномоченный УБЭП Олег Яковлев считает, что правоохранители должны поднять материалы старого дела — о взяточничестве. Уголовным производством по факту злоупотребления властью или служебным положением сейчас занимается полиция. Общественники намерены следить, дойдёт ли оно до суда.

Будет ли оспаривать решение облсовета об увольнении, сам экс-директор онкоцентра прямо не отвечает. Говорит, что оперирует каждый день и своей деятельностью «как занимался всю жизнь, так и будет заниматься».  

«Я в комфорте», — оценивает своё положение Юрий Винник. 

До назначения нового руководителя в онконцентре будет исполняющий обязанности директора, пояснил Сергей Чернов. Он предполагает, что к проекту развития онкоцентра подключится общественность. 

Наблюдательные советы

При украинских больницах должны появиться наблюдательные советы, уверены представители общественного объединения «Реанимационный Пакет Реформ». Эксперты медицинской группы «РПР» работают над законопроектом об автономизации учреждений здравоохранения. 

«Больницы должны быть в определённой степени автономны. Тогда они смогут свободнее распоряжаться бюджетами, сами определять количество и каких именно сотрудников принимать на работу и распоряжаться собственными помещениями, конечно, в рамках своих полномочий. С одной стороны это даёт руководителям больше полномочий и больше возможностей эффективнее проводить работу, но с другой стороны это создаёт риски. Поэтому как противовес при больницах должны быть созданы так называемые наблюдательные советы», — рассказал «МедиаПорту» менеджер медицинской группы «РПР» Александр Ябчанка.  

Члены наблюдательного совета смогут мониторить финансовую деятельность медучреждений, персональный состав сотрудников. 

«Мониторить, кому и по какой сумме сдаётся в аренду помещение. Это будет орган контроля», — объясняет Александр Ябчанка. 

Эксперты «Реанимационного Пакета Реформ» призывают власть не откладывать вопросы медицинской реформы. Александр Ябчанка уверен: должна быть принята общая Концепция реформы финансирования здравоохранения. Но выполнять требования общественности власти не торопятся. Принятия парламентом законопроекта об автономизации инициаторы изменений ожидают уже почти год. 

Аватар пользователя Алина
Алина
13 июля 2016 - 07:03

Настоящий доктор держаться за эту должность не должен.Видно кормушка хорошая для всей семьи.В Померки страшно зайти в диспансер грязь и разруха.Гоните его с этой должности и пусть оперирует.Дыма без огня не бывает,а если такой хороший,сам бы ушел после таких обвинений.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.