Умер Антон Буслов — автор статей о своей смертельной болезни

В Нью-Йорке на 31 году жизни скончался журналист и блогер Антон Буслов. С 2012 года он писал колонки для российского журнала The New Times — рассказывал, как борется со смертельной болезнью: лимфомой Ходжкина.

Антон Буслов родился в Воронеже в 1983 году. По образованию инженер-физик, известность он получил как урбанист, занимающийся проблемами транспорта. В частности, добился отмены запрета на фотосъёмку в метрополитенах Казани, Самары, Екатеринбурга и Нижнего Новгорода.

В 2011 году медики поставили Антону Буслову смертельный диагноз — лимфома Ходжкина.

«У меня рак. Точнее, лимфома Ходжкина — это заболевание, поражающее лимфатическую систему и вполне гарантированно ведущее к быстрой, но очень мучительной смерти. Ещё год назад я в целом был доволен этим диагнозом, потому что именно этот вид рака сейчас умеют лечить лучше всего. Был шанс 95% быть вылеченным. Но не сложилось», — так описывал недуг сам Буслов.

С 2012 года Антон Буслов начал писать колонки для журнала The New Times, рассказывал о борьбе с заболеванием.

«The New Times понимает, что таких, как Антон, — тысячи, десятки тысяч. Мы можем попытаться помочь Антону, вы — всем другим, кто готов бороться за свою жизнь. Каждую неделю мы будем публиковать дневник Антона Буслова — о том, как он борется, не надеясь на помощь государства — только на себя. И на нас», — объясняла редакция решение публиковать материалы нового автора. 

Антон Буслов

Антон Буслов

За почти два года сотрудничества с журналом Буслов написал более 70 колонок. Каждая из них сопровождалась номерами счетов, на которые Антону можно прислать деньги. И читатели слали. Буслову удалось собрать деньги на лечение в лучшем госпитале Нью-Йорка, и болезнь на некоторое время отступила.

«Так вышло, что я всё же решил попробовать выжить. Тысячи человек скинулись на это дело небольшими деньгами, фонды посоветовали клинику (денег на взрослых пациентов, знаете, у них обычно не очень есть)... ну, в общем, немного забавная история там вышла, но меня вылечили в США», — писал автор в блоге в «Живом Журнале». 

«Вы прочитаете эту мою сорок вторую колонку в The New Times в день, когда мне исполнится 30 лет. Вероятность дожить до этого юбилея была минимальная. Я счастливый человек: у меня замечательная жена и десятки тысяч друзей, которые помогли и продолжают помогать  мне вести эту борьбу с раком. Так что спасибо большое всем моим друзьям. Дорогу осилит идущий!», — это уже отрывок из колонки Буслова в The New Times, вышедшей в ноябре 2013 года. 

«У меня хорошая новость: я жив. А ведь недавно исполнилось два года с момента, когда врачи мне объявили: «Осталось полтора-два года дожития». И сейчас я живу взаймы благодаря людям, решившимся помочь мне в совершенно безнадёжном деле. […] Сегодня я в устойчивой ремиссии. Впервые за всё время лечения рака. Результаты всех анализов — спинномозговой жидкости, крови, биопсии, ПЭТ (позитронно-эмиссионная томография, метод исследования внутренних органов — ред.) и т. д. — показали: в моем организме признаков лимфомы нет. Кроме того, результаты трансплантации костного мозга практически идеальные. Я не просто жив или «все ещё жив» — мы ПОБЕДИЛИ. А еще важнее, я думаю, то, что мы показали многим людям, ежедневно теряющим надежду и ищущим ее, — рак победим», — писал Буслов в мае 2014 года.  

В июне Антон Буслов написал открытое письмо российскому вице-премьеру Ольге Голодец. Чиновница, которая курирует здравоохранение, высказала недовольство, что многие фонды отправляют больных лечиться за границу, хотя их можно вылечить в России. 

«Мой тесть пару недель назад с другом выносил на одеяле мужика из другого подъезда дома в автомобиль реанимации. Была середина дня, город Иваново. Так вышло, что человек умирал, а его жена кричала во дворе и просила помочь. Она была в панике. Дело в том, что бригада реанимобиля сказала ей, что «вынос тела» в их обязанности не входит, а потому они тут постоят немного и уедут. Она предлагала дюжему водителю деньги, все, что у нее были, но, по его мнению, было слишком мало, чтобы всё делать самому. В итоге больного вынесли и погрузили мой тесть, его друг (как добровольцы) и водитель (деньги он таки взял)», — говорится в открытом письме

В июне же врачи нашли у Антона Буслова рак в центральной нервной системе и дали от двух месяцев до полугода на «дожитие». Антона снова отправили в нью-йоркский госпиталь, но медики помочь ему уже не смогли.

Перед смертью Буслов успел попрощаться со всеми своими читателями и жертвователями.

«У меня такие новости, с вероятностью 99% на следующей неделе я буду в холодном полумраке морга. А еще через неделю в ярком жарком пламени в крематории. Мы договорились и спланировали с Машей, что у нас будет двое детей следующим летом. Спасибо за поддержку, что вы мне оказали. Без неё мне было бы гораздо сложней. Еще раз спасибо! С такими друзьями можно думать о будущем. Буслов Антон, 17 августа 2014, 18:03, Нью Йорк, Пресбетериан госпиталь», — это его последняя запись в Facebook

Сердце Антона Буслова перестало биться сегодня около 19.00 по украинскому времени. О времени и месте его похорон пока не сообщается.

Аватар пользователя Юрий Кузнецов
Юрий Кузнецов
21 августа 2014 - 09:21

А ведь могли бы его спасти. И многих других. Только не захотел бы. Беда с раком, что исследователи ищут лечение там, где удобно, где не будут затронуты собственные "тараканы" в голове. Они едины в этом и с врачами и с пациентами, у которых тоже подсознательная негативная мотивация. Только не спорьте со мной, я знаю о чем говорю - раковый больной мотивирован на улучшение своей болезни,  а не на излечение, которое тянет за собой радикальную перемену мышления, очень и очень неприятную. В случае рака - лечение хуже болезни. Ментальная основа рака - отчуждение (ослабление отношений, подмену их внешней механикой, иногда трудно отличимой от реальных глубоких отношений). Вот подробнее эта сторона рака - http://ideo.ru/onco.html. В отчужденном мире ракового больного жить нравственно гораздо легче, нет нравственных страданий (хотя бы и есть физические, которые всё равно легче, чем нравственные). А если  мы отчужденного излечиваем, возвращаем его в мир реальных отношений, то там ему хуже, мы возвращаем его в мир нравственных страданий. Мы его на первом этапе как бы опускаем в "ад" из того "рая" отчуждения и механики вместо сущности отношений, где была нравственная эйфория. Вот, получается, и правильно, что он упирается, и в этом заговоре участвуют и лекари и исследователи, погрязшие в мифологии, что "вот-вот и найдем лекарство от рака", а меж тем, действительный системный подход к раку (это когда соматическая болезнь рассматривается как неотъемлемая часть всей пораженной системы личности человека, как отражение его ментальной болезни) стоит на месте, от него удается уворачиваться, а то и защищаться.
Грустно. Ничем не оправданные эшелоны трупов онкобольных - это не естественно умершие, это неоправданные жертвы нашей косности-упертости.
Вот мортиролог только известных наших артистов, умерших в послежднее время от рака (может быть это на что-то сподвигнет):
... А. Солоницын, А. Тарковский, М. Таривердиев, Р. Быков, В. Приемыхов, Э. Леждей, Е. Матвеев, А. Гомиашвили, Г. Жженов, Л. Полищук, Н. Крючков, А. Абдулов, Б. Хмельницкий, А. Толубеев, Н.Румянцева, Я. Арлазоров, О. Янковский, И. Дыховичный, П. Смеян, А. Самохина, В. Толкунова, М. Козаков, Ж. Прохоренко, Ия Саввина, Е. Жариков, Богдан Ступка, Илья Олейников, Валерий Золотухин, Ольга Аросева, Юрий Яковлев, Георгий Мартынюк, Александр Леньков...
 

Тема

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.