Тайные аресты и пытки: отчёт Amnesty International и Human Rights Watch

На этой неделе международные правозащитные организации обнародовали доклад «Тебя не существует», в котором описали 18 случаев незаконного задержания и пыток гражданских лиц в период 2015-начала 2016 года. Правозащитники зафиксировали нарушения как на территории самопровозглашённых «ДНР» и «ЛНР», так и на подконтрольной Украине территории. В докладе несколько раз упоминается Управление СБУ в Харьковской области. 

Совместный доклад Amnesty International и Human Rights Watch о незаконных задержаниях, насильственных исчезновениях и пытках на востоке Украины авторы представили 21 июля. 

  • В мае 2016-го правозащитники неделю провели на подконтрольной сепаратистам территории Донецкой области, дважды (в феврале-марте 2016-го) ездили на подконтрольные украинской власти территории Донецкой области. 
  • Исследователи провели 40 интервью с жертвами насилия, членами их семей, адвокатами, свидетелями и другими участниками событий, изучили документы, беседы, проведённые лично, по телефону или Skype.
  • Amnesty International та Human Rights Watch задокументировали 9 случаев незаконного длительного содержания гражданских лиц украинской властью и 9 случаев незаконного содержания гражданских лиц под стражей пророссийскими сепаратистами
  • Большинство случаев произошли в 2015 году и в первой половине 2016-го.
  • Доклад правозащитников детально описывает три истории незаконно арестованных украинской властью. Ещё две истории не обнародованы по просьбе жертв, которые боятся мести. Четыре истории не приводятся детально, так как относятся к периоду до весны 2015 года (об этом периоде правозащитники ранее делали доклад). 

В трёх описанных правозащитниками случаях арестованные украинской властью содержались в неволе от 6 недель до 15 месяцев — без связи с внешним миром и возможности встретиться с адвокатом. Задержанных подозревали в сепаратистской деятельности.

«Содержание под стражей включало периоды насильственного исчезновения пленных или их длительное удерживание без связи с внешним миром. Большинство опрошенных рассказали, что их пытали до передачи СБУ. Несколько из них также заявили, что и на территории СБУ их били, применяли к ним электрошок, угрожали изнасилованием, казнью и местью семье», — выяснили правозащитники. 

Дела большинства из арестованных украинской властью в конце концов были представлены суду и переведены в рамки системы общего уголовного права, отмечено в докладе. Тем не менее, задержанные не представали перед судом — в определённый момент их освобождали в рамках обмена пленными. Когда ранее арестованные лица возвращались на подконтрольную Украине территорию, их снова арестовывали. 

«Опрошенные  Amnesty International и Human Rights Watch бывшие пленные рассказали о зданиях СБУ в Харькове, Краматорске, Изюме и Мариуполе, где их содержали в таких условиях, что позволяют описать эти места, как зону незаконного содержания под стражей без официального признания факта задержания. Беспокойства о насильственных исчезновениях и задержаниях лиц Харьковским управлением СБУ обоснованные. Двое из тех, кого держали под стражей месяцами, независимо друг от друга составили списки 16 других (15 мужчин и 1 женщина), которые оставались под арестом к моменту освобождения опрошенных», — говорится в докладе. 

59-летний Константин Бескоровайный — житель города Константиновка Донецкой области, бывший депутат городского совета от КПУ. 27 ноября 2014 года его задержали, подозревая в том, что якобы он планировал отравить местную систему водоснабжения.

В отчёте правозащитников говорится, что 15 месяцев Бескоровайного незаконно содержали под стражей в учреждениях СБУ в Краматорске, Изюме и Харькове.

«Пять или шесть мужчин в масках, один из них с AK-47, пробили дверь в дом кувалдой и повалили меня на пол. Они не представились, зато обвинили меня в том, что я террорист и сепаратист. Кто-то прижал меня ногой и иногда бил по ребрам, пока другие обыскивали дом…», — рассказал Бескоровайный, как его задерживали. 

Экс-депутат рассказал, что его затолкали в фургон, надели наручники и пакет на голову. После недолгой поездки поместили в подвал, дали позвонить жене и зачитать подготовленную речь, что он задержится. Вечером был первый допрос.

«Четверо или пятеро в масках меня допрашивали. Всем было лет 30-35, судя по голосам, и у всех, кроме одного, был местный говор. Они сказали, что меня обвиняют в содействии террористической организации, но не предоставили никаких документов. Один из них ударил меня по лицу и пригрозил направить «бородачей с «Правого сектора» к жене и дочери... Меня ударили чем-то тяжёлым и угрожали, что изнасилуют и застрелят, если я не признаюсь», — рассказал Бескоровайный. 

После согласия Бескоровайного «следователи» продиктовали ему признание в том, что он планировал отравить местную воду и что он соглашается работать как информатор СБУ. Затем мужчину, исходя из его слов, заставили прочитать это под запись.

На следующий день он услышал, как на улице его жена говорила с охранником. Тот утверждал, что Бескоровайного здесь нет. 

Как потом сказали мужчине родственники, это было в здании СБУ в Краматорске. Фото: 06242.com.ua

Как потом сказали мужчине родственники, это было в здании СБУ в Краматорске. Фото: 06242.com.ua

Через несколько дней его перевезли в другое здание, где в подвале он провел ночь. Бескоровайный узнал знак Изюмской автобусной станции, когда его увозили оттуда.

Спустя несколько часов мужчина оказался в другом городе. Его и ещё двух людей завели в камеру. Один из сокамерников сказал Бескоровайному, что они находятся в здании харьковского СБУ.

«Бескоровайного держали в Харькове почти 15 месяцев. До освобождения в феврале 2016 его удерживали на втором этаже учреждения в пяти различных камерах за все время. Общее количество его сокамерников варьировалась от около 70 в начале пребывания в здании до 17, включая его самого, на момент освобождения. Людей держали в 8 камерах, в первых четырех размещали до 15 арестованных; другие были рассчитаны на меньшее количество — до трёх людей. С декабря 2014 году до мая 2015 Бескоровайный ни разу не выходил из камеры подышать воздухом или сделать физические упражнения. С мая 2015 года и в дальнейшем конвоиры позволяли задержанным недолго гулять в маленьком огороженном дворе дважды в месяц».

Охранники часто говорили Бескоровайному и другим задержанным: «тебя не существует» и «на тебя даже деньги из бюджета не выделяются».

Дважды в месяц Бескоровайному говорили, что его обменяют. В феврале 2015 года его и других заключённым с мешками на головах отвели на несколько этажей выше и приказали молчать. Когда их вернули обратно, в камерах было чисто, как будто там никто и не жил. Мужчина слышал, как в этот день охранники обсуждали визит представителей международной организации.

За несколько дней до освобождения Бескоровайного проинспектировал следователь, представившийся Андреем.

«Андрей» мне сказал, что необходимо рассказывать всем, что я уехал из Константиновки и скрывался 15 месяцев по личным причинам. Он угрожал прийти за мной и моей семьей, даже направить к нам «Правый сектор», если я кому-то скажу, что произошло на самом деле».

24 февраля 2016 года Бескоровайный повторил своё «признание» на камеру. Мужчину отвезли на автостанцию и дали ему 200 гривен на билет домой.

Всё это время родственники Бескоровайного обращались в различные государственные структуры, пытаясь его найти. Во всех инстанциях отвечали, что Бескоровайного не задерживали. Хотя однажды СБУ непрямо признала его арест.

«На пресс-конференции 19 декабря 2014 года тогдашний пресс-секретарь СБУ Маркиян Лубкивский сообщил, что контрразведывательные службы и СБУ задержали «сумасшедшего коммуниста, члена местного совета» из Константиновки, который планировал «террористические атаки». Почти не остаётся сомнений, что Лубкивский говорил именно о Бескоровайном, хотя он не называл его имени: по данным городского совета г. Константиновка, которые изучили в ходе исследования, он был единственным человеком-членом Коммунистической партии в городском совете того времени».

Скриншот sbu.gov.ua

Скриншот sbu.gov.ua

При этом власть официально отрицала задержание Бескоровайного.

«Реакцией на две жалобы жены Бескоровайного стали два уголовных производства: одно — следствие по делу незаконного лишения свободы, второе — злоупотребление властью сотрудниками правоохранительных органов. 13 апреля 2016 прокуратура г. Константиновка сообщила жене Бескоровайного, что два производства объединили и передали в военную прокуратуру Донецкой области. Ей не известна информация о прогрессе в деле».

В марте 2016 года двое мужчин, представившиеся следователями, пытались убедить Бескоровайного в том, что заявления против украинской власти могут добавить проблем. Уговоры на Бескоровайного не повлияли. По его мнению, правоохранители пытались закрыть производство. 

Ещё одна история, в которой упоминается управление СБУ в Харьковской области, касается про-сепаратистского активиста из Мариуполя. В докладе его имя изменено на «Артём». Мужчину задержали в январе 2015 года. 11 дней он провёл в подвале, где, как он утверждает, его пытали. Уже в СБУ ему официально предъявили обвинение в пособничестве террористической организации. 

«Прошёл ещё 31 день досудебного содержания и суд освободил его под подписку о невыезде. Демонстративно, что запрос освободить Артёма из-под стражи был направлен от СБУ. Но вместо того, чтобы отпустить его, работники СБУ перевели его в Харьковское управление СБУ, где его и держали без связи с внешним миром на протяжении 11 месяцев до обмена пленными в феврале 2016-го».    

Артём рассказал, что встретил в харьковском СБУ Константина Бескоровайного, и описал камеру, в которой находился в течение всего этого времени. 

«Камера была где-то восемь на восемь, с решётками на окнах и листом пластика за решёткой — чтобы мы ничего не увидели на улице. Когда меня привели, в камере уже было 11 задержанных. Там я находился до 20 февраля 2016. Нас кормили трижды в день: две ложки овсяной каши, тоненький кусочек хлеба, чай. На выходные на завтрак давали только чай. В конце августа 2015 года столовая отказалась готовить для нас, поэтому мы начали готовить самостоятельно... Врача разрешалось вызывать только в чрезвычайных случаях. Хотя один раз у человека был инсульт, парализовало половину тела, а врача не вызвали. Диабетику кололи инсулин только раз в две недели. Если происходили ссоры, охрана распрыскивала в камерах перцовый спрей. Нам не разрешалось связываться с родственниками или кем-то другим».

Никаких жалоб украинским властям Артём не предъявлял — говорит, что боялся расправы над женой и сыном, которые живут в Мариуполе.

В июне правозащитники получили ответ на запрос из СБУ. В ведомстве отрицали руководство какими-либо местами досудебного содержания, кроме изолятора временного содержания в Киеве, в отношении которого в Amnesty International или Human Rights Watch не поступало никаких заявлений о насильственных исчезновениях.

Также в письме утвержалось, что в СБУ никогда не задерживали Бескоровайного или рассматривали его дела. Нестыковки между публичным призанием пресс-секретарём СБУ ареста человека, чьи данные совпадают с данными Бескоровайного, в ответе проигнорировали. Отвечая на вопросы об Артёме, в СБУ подтвердили только то, что действительно расследовали его дело, и что он оставался под арестом с 7 февраля до 12 марта 2015 года. 

В 2014 году после задержания Игната Кромского, известного по позывному «Топаз», его адвокат Александр Шадрин заявлял, что Кромской в течение 95 суток удерживался в управлении СБУ. Об этом в суде говорил и сам Топаз. 

До конца не ясно, где после депортации из России находится харьковчанин Андрей Бородавка, подозреваемый в посягательстве на территориальную целостность Украины. 3 июля его задержали в аэропорту «Борисполь». В СБУ сообщили, что после задержания Бородавка даёт «разоблачительные показания» против сепаратистов. В интервью «ТСН», которое появилось в эфире 10 июля, он рассказал, что пророссийские протестные акции в Украине «действительно поддерживаются, планируются и финансируются из Москвы».

На вопрос, где находится Бородавка, тогдашний начальник управления СБУ в Харьковской области Александр Пивовар не ответил, при этом сообщил, что суд не избирал ему меру пресечения и он является на допросы в облуправление СБУ. 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.