Аватар пользователя Татьяна Федоркова

Судили сами: как арестовали Максима Корниенко

В Волчанском отделе полиции, похоже, не очень рады аресту Максима Корниенко. Он привлекает внимание, жалуется во все инстанции и даже несколько раз вызывал скорую в изолятор временного содержания.

Полиция

У Максима Корниенко всё хорошо, не сомневается начальник Волчанского отдела полиции Игорь Зиненко: в комнате с койкой и тумбочкой в помещении ИВС он один, есть огороженный решётками дворик (раз в день полагается прогулка) и трёхразовое питание.

А вот у полиции с его появлением забот прибавилось. Каждый день на пороге — гости: вчера встречали представителей Уполномоченного по правам человека, сегодня — работников Управления обеспечения прав человека Национальной полиции и вот ещё — журналистов.  

«У нас один из лучших ИВС в Харьковской области!» — радуется начальник отдела.

Обстоятельства инцидента с участием Корниенко Игорь Зиненко пересказывает со слов подчинённых. Уверен, что действовали они правильно, к квалификации админнарушения «Злостное неповиновение законному распоряжению или требованию  полицейского...» вопросов нет. 

«Поступило сообщение от Волчанского суда о том, что в открытом заседании при рассмотрении дела происходит нарушение общественного порядка. Туда выехали сотрудники группы реагирования патрульной полиции и сотрудники участковых инспекторов. По прибытию на место было установлено, что молодой человек, находясь в открытом заседании, начал снимать на мобильный телефон судью. Судья ему сделала замечание, он не реагировал, в итоге произошёл конфликт, который перерос в более серьёзный конфликт. Он выражался в том, что этот молодой человек ходил по залу и снимал всех и со всеми конфликтовал», — описывает хронологию начальник отдела. 

— Но снимать же можно?

— Снимать можно в том случае, если он перед заседанием обратился с заявлением к судье, и она дала ответ — разрешаю.

— Ну как это? По закону открытые заседания (если нет ограничений, установленных судом, стороны не против, не было отдельного постановления) могут сниматься, мы точно так же работаем! 

— Судья вызвала наряд полиции. Помощники судьи в это время написали заявление в отношении этого молодого человека. Нами он был приглашён в отдел полиции и для дачи пояснений по вновь поступившему заявлению. Он в категорической форме отказывался, тоже всё пытался снимать, не хотел покидать ни открытое заседание, ни проследовать с нами. В итоге начал конфликтовать не только с работниками суда, но и с сотрудниками полиции.

— Как это было?

— Вырывался. Пытался быстрым шагом уходить в другую сторону, вернуться опять в судебное заседание.

— На основании чего вы его силой вывели?

— Мы силу к нему не применяли. Впоследствии просто-напросто взяли под руки, провели к машине и доставили сюда. Не было ни наручников, ни спецсредств.

— Взяли под руки. Вы ведь можете так делать только есть какая-то угроза? Была какая-то с его стороны угроза?

— У нас было первое: необходимо было его пригласить в райотдел, чтобы разобраться по вновь поступившему заявлению и разобраться в административном правонарушении.

— Какое административное нарушение? В какой момент?

— Он отказывался в категорической форме идти.

— То есть вы уже возле суда решили, что это административное нарушение.

— Нет. Уже как его доставили сюда, по тому, как он себя вёл, по итогу собрали материал о неповиновении. После чего материал был отправлен в суд.

Из рассказов причастных к ситуации можно сделать вывод: Корниенко получил «по совокупности». 

— Почему неповиновение, почему тогда, например, не мелкое хулиганство?

— Мелкое хулиганство чуть другое. Мы-то знаем.

— Ещё разок. От момента с судом до отделения полиции. Если я не хочу идти в отделение, меня всё равно задержат?

— Ну, в этом, наверное, нет состава правонарушения. Тут ведь ещё был вопрос, что открытое судебное заседание. Здание суда.

— Ну и?

— Это административное здание.

— По-Вашему, 15 суток — адекватное наказание? Я спрашиваю Вас как гражданина. Вот для сравнения: по статье о попытке незаконного пересечения границы обвиняемому в массовых беспорядках Логвинову дали трое суток (позже взяли под стражу, уже по новому обвинению —​ ред.). А здесь 15 суток для человека, который ходит по судам и представляет интересы людей, каким бы он сам по себе ни был.

— Я не имею права этого комментировать.

Суд

На часах время обеда. За десять минут до перерыва в Волчанском районном суде ищу и. о. председателя Ирину Уханёву. Двое судей Волчанского райсуда недавно ушли на пенсию, ещё один судья, как пояснили работники суда, утратил полномочия. С тех пор Уханёва рассматривает все дела района сама. На её заседании Корниенко снимал процесс на камеру мобильного телефона, и она же постановила его арестовать — за неповиновение полицейским. 

Деловод в канцелярии подробно переписывает мои данные: журналистского удостоверения мало, листает паспорт. Раздражается, когда в ожидании ответа, смогу ли пообщаться с судьёй, увязываюсь на улицу: «Вы со мной и в магазин пойдёте, девушка?»

«Комментарии постановления, почему оно принято, судья не даёт. И кто-либо, я или другой сотрудник, сказать ничего не может. Поймите, судья не должна кому-то отчитываться», — объясняет в коридоре работник суда Елена Бородай.  

— Судья или представители суда могут объяснить, как именно Корниенко мешал в судебном заседании?

«Вы можете изложить в письменном виде, и суд вам ответит. Судья, видимо, усмотрела в действиях этого гражданина неуважение к суду», — добавляет она. 

На информационном стенде — общий список назначенных к рассмотрению дел. На сегодня у единственной в районе судьи пять заседаний. Успеваю на последнее — о краже.

Елена Бородай настаивает на письменном предупреждении о съёмке. Выполняю просьбу помощницы — нужно сфотографировать судью. Деловод заново переписывает мои данные и вдобавок делает копию удостоверения.

На планшет в зале судья не реагирует. Зато делает замечание участнику процесса в первом ряду. 

«Підозрюваний, ви не в трезвому вигляді?» — заметила подвыпившего судья. 

«Ну трошки, сто грам, пішком йшов», — отвечает он. 

Cудья предупреждает мужчину об административной ответственности, обещает принять меры, если такое повторится ещё раз. Само заседание переносят — не все потерпевшие пришли. Присутствующие потерпевшие возмущены: в пятый раз приезжают из Харькова, а заседания то и дело переносят. Материалы всё время передают от одного судьи к другому. О том, что кто-то не явится и, скорее всего, заседание не состоится, потерпевших не предупреждали. 

«У меня это дело находится три недели! До этого это дело было у другого судьи. Я не отвечаю за ту деятельность, которая была в предыдущем суде. Ко мне перешло сейчас триста дел, понимаете? И каждый день заходит до пяти дел», — срывается на крик Ирина Уханёва. 

«Посоветуйте, что нам делать? В какую нам обратиться газету!» — просят потерпевшие уже меня.

У Ирины Уханёвой нет времени. Поддерживая мантию, она торопится на второй этаж. Коридор, ведущий к кабинету, начинается с решётки. 

— Я вижу, у вас триста дел, вот на эту тему давайте пообщаемся.

— Я не буду с вами общаться! 

— По поводу Корниенко — почему такое строгое наказание? И что произошло? 

— Давайте вы не будете за мной идти. Вот этот пришёл пьяный. А тот вообще внаглую себя вёл! 

Судья, как и предупреждала помощник Елена, неразговорчива, рекомендует посмотреть видео с камер наблюдения из суда. По словам судьи, запись уже истребовала полиция. В Волчанском отделе это подтвердили, только, говорят, ещё не успели отсмотреть. 

Читайте также: Арест Максима Корниенко: опубликовано видео из зала суда

Активист-правозащитник 

Согласно распоряжению замгубернатора Харьковской облгосадминистрации от 2015 года, Максим Корниенко состоит в Общественном совете при ХОГА как представитель общественной организации Альянс «Квириты». Был членом Общественного совета при ГУМВД (до момента его упразднения).  

При этом официально он неработающий. Не «на камеру» противники таких активистов, как Корниенко, пытаются намекнуть: появление общественников в судах происходит не просто так. Мол, в данном случае якобы история глубже, чем кажется на первый взгляд. Впрочем, доказательств такому предположениию в ситуации с волчанским инцидентом не приводят. 

Корниенко известен участием в разных процессах: вместе с представителями Чугуевской правозащитной группы добивался освобождения из-под стражи несовершеннолетнего рома-переселенца, представлял интересы молодой матери с армянскими корнями, которой отказывали в получении паспорта из-за отсутствия гражданства, уроженца Узбекистана, обвиняемого на родине в участии в экстремистских организациях и посягательстве на конституционный строй. 

Люди, знакомые с Корниенко, говорят, что он экспрессивен. На первый взгляд может показаться, что повышает голос, но на самом деле это не так: своеобразная манера разговора.

Система

По закону на обжалование постановления отводится 10 суток. Адвокат Корниенко подал апелляцию в Волчанский райсуд 17 ноября. В канцелярии суда уверяют, что материалы отправят в Апелляционный суд как можно скорее. Впереди — выходные, почти половину срока админнарушения Максим Корниенко уже «отсидел».

Эта история уже не только о Корниенко, а о работе системы — и правоохранительной, и судебной. Достаточно ли было правовых оснований у полицейских для задержания человека, ведь, по словам адвоката, документы он предъявлял? О каком качестве, оперативности рассмотрения дел в суде (а в данном случае ещё и законности, когда налицо «конфликт интересов») может идти речь при такой нагрузке? Настроение судьи объяснимо. 

Напряжённая ситуация с кадрами не только в Волчанском районе, судей не хватает в других районах области (к примеру, в Кегичевском райсуде тоже один судья). С началом судебной реформы массовые увольнения судей происходят по всей стране. 

В Апелляционном суде Харьковской области ожидают, что проблема кадрового пополнения судебного корпуса разрешится до конца января. 

«Вступил в силу закон «О судоустройстве и статусе судей», в котором предусмотрена специальная процедура, прекратил существование Высший совет юстиции. Кроме того, создаётся Высший совет правосудия, который будет заниматься вопросами кадрового обеспечения. Пополнение судейского корпуса зависит от того, как скоро будут функционировать на полную мощность соответствующие органы (законопроект «О Высшем совете правосудия» 3 ноября 2016 года принят в первом чтении — ред.)», — объясняет ситуацию пресс-секретарь Апелляционного суда Харьковской области Евгения Бондаренко. 

Защитники и родственники Корниенко тем временем настаивают на привлечении к ответственности Ирины Уханёвой и даже требуют отстранения единственной в Волчанском районе судьи. 

Аватар пользователя Арсений
Арсений
20 ноября 2016 - 13:04

Так и надо, молодец судья, так и надо с этими псевдо деятелями общественниками, достали уже раздувать эту тему

Аватар пользователя Илья
Илья
22 ноября 2016 - 09:31

Ст 27 ч 6 КПК Кожен, хто присутній в залі судового засідання, може вести стенограму, робити нотатки, використовувати портативні аудіозаписуючі пристрої. Проведення в залі судового засідання фотозйомки, відеозапису, транслювання судового засідання по радіо і телебаченню, а також проведення звукозапису із застосуванням стаціонарної апаратури допускаються на підставі ухвали суду, що приймається з урахуванням думки сторін та можливості проведення таких дій без шкоди для судового розгляду.
Что вы тут расказываете на лицо правонарушение , написано черным по белому нужно Определение только тогда можно снимать(видео) КПК, в законе о судоустройстве и статусе судей написано общее правило, но там же и написано что ограничения могут устанавливаться законом,в нашем случае Криминольно процесуальным кодексом Украины,так что во-первых этот липовый правозащитник неправ на 100% ,во вторых вы журналюги левые если так работаете(я думаю наврали на эмоциях, такого б вам не позволили) это незаконно!! 

Аватар пользователя Татьяна Федоркова
22 ноября 2016 - 12:58

Судья не выносила никакого определения, Илья. Поэтому она не могла просто так запретить снимать. Как мы работаем? Обычно на первом же заседании, если судья видит в зале человека с камерой, а он заранее не предупреждал о своём приходе, поднимается вопрос - без скандалов - можно ли проводить съёмку. Бывает, в начале заседания журналистов просят назвать своё имя и издание. Суд спрашивает мнение о проведении съёмки у всех сторон процесса и принимает решение. Здесь этого не было вообще, хотя, по словам адвоката обвиняемого, никто не выступал против видеосъёмки. 

Не ясно, чем руководствуется судья. На совершенно постороннем заседании (о котором идёт речь в статье) мне не запретили съёмку. Да, по просьбе помощников судьи я письменно предупредила, что буду присутствовать и буду снимать. Но в начале заседания судья не поднимала вопрос на обсуждение - могу ли я проводить съёмку или нет. Выходит, тому разрешаю, этому не разрешаю. 

Аватар пользователя Илья
Илья
22 ноября 2016 - 14:21

Татьяна внимательно читайте законодательство! Ст 27 ч 6 КПК Кожен, хто присутній в залі судового засідання, може вести стенограму, робити нотатки, використовувати портативні аудіозаписуючі пристрої. Проведення в залі судового засідання фотозйомки, відеозапису, транслювання судового засідання по радіо і телебаченню, а також проведення звукозапису із застосуванням стаціонарної апаратури допускаються на підставі ухвали суду, що приймається з урахуванням думки сторін та можливості проведення таких дій без шкоди для судового розгляду. тримання дозволу на зйомку можливе лише при надходженні до суду відповідного клопотання, яке повинно бути приєднано до матеріалів справи.

Враховуючи це, можна порекомендувати журналістам, які мають намір проводити в суді зйомку, звертатись до суду з відповідними письмовими клопотаннями, в яких ретельно обґрунтовувати суспільну значимість розгляду тієї чи іншої справи в суді, щоб переконати суд в необхідності надання дозволу фотографувати чи проводити відео зйомку.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.