Аватар пользователя Дмитрий Булах

Спасти памятник архитектуры

Весной 2017 года, вдохновлённый положительным решением суда об отмене конкурса проектов памятника на площади Свободы, я увидел информацию в соцсетях, что на крыше по улице Пушкинской, 19 с неизвестной целью возводят строительные конструкции. Поначалу я надеялся, что речь идёт о ремонте крыши, но, увидев работы своими глазами, понял: планируется что-то более весомое.

К тому времени харьковский сегмент «Фейсбука» вовсю гудел, но никаких официальных комментариев не было.

Понимая городские реалии, я отправил обращение директору Департамента градостроительства и архитектуры Харьковской облгосадминистрации, главному архитектору Харьковской области Михаилу Рабиновичу — спросил, давал ли департамент, как того требует закон, разрешение на проведение работ на памятнике архитектуры, и, если нет, требовал принять меры.

Июнь 2017-го. Фото, присланное читателем

Июнь 2017-го. Фото, присланное читателем

Из государственного реестра недвижимого имущества мы с коллегами из «Харьковского антикоррупционного центра» узнали, что квартиры на верхнем этаже этого дома принадлежат директору КП «Подземный город» Александру Ганусу. В этот момент стало понятно, что угроза реальная, ведь люди, приближённые к городской власти, особыми сентиментами в сторону памятников архитектуры не страдают. Как доказательство — дом Сурукчи, бывший Дворец новорожденных (дом Бузескула) и другие разрушающиеся особняки в центре города.

Ответ из обладминистрации не был неожиданным — никто работы не согласовывал. В ответе также указывалось, что департамент уже обратился в правоохранительные органы. И, забегая вперед, скажу, что совокупность этих действий была эффективной: стройка на несколько месяцев прекратилась. Было ли это из-за уголовного производства, открытого прокуратурой, неизвестно, но факт остаётся фактом.

Фото: Павел Пахоменко, сентябрь 2017

Фото: Павел Пахоменко, сентябрь 2017

Однако работы возобновились, и уже ничто не могло их остановить. Ни заявления прокуратуры, обладминистрации или кого-либо ещё.

Фото: Сергей Бобок/Facebook, 13.02.2018

Фото: Сергей Бобок/Facebook, 13.02.2018

В целом этот кейс — очень показательный. Собственник позволяет себе плевать не только на историческую ценность здания, но и на соседей, прокуратуру, которая рапортует, что подала в суд и вот-вот остановит работы, обладминистрацию, которая публично заявляет, что работы остановлены, но позже понурив голову признаёт, что они продолжаются.

Когда власть не может остановить человека в явно незаконном действии, что говорить о каких-то более серьёзных задачах?

Очевидно, пришло время менять подходы к мониторингу состояния памятников архитектуры.

Орган охраны в этой сфере явно требует перезагрузки и должен выйти из состояния анабиоза. Вместо пассивного наблюдения функционеров необходима активная позиция небезразличных людей.

Мы обращались о создании подобного механизма, но ответ был очень простой — работаем в рамках закона. Расшифровываю — чиновников всё устраивает. Но нас, тех, кому небезразлична судьба города и его облика, нет. 

От редакции: Остановить строительные работы на Пушкинской, 19 может только суд, заявил в эфире программы «Тема дня» на «ОТБ» директор Департамента градостроительства и архитектуры Харьковской облгосадминистрации Михаил Рабинович. По его словам, собственник игнорирует предписания о прекращении работ, демонстрируя разрешение Государственной архитектурно-строительной инспекции, выданное с нарушением. Его оспаривает прокуратура. 

«Сегодня мы наблюдаем законодательные казусы. Люди работают на крыше, с молотком бегает человек. К нему приходит исполнитель и говорит: «Вот распоряжение о прекращении работ». Человек отвечает, грамотный строитель с молотком: «Пока я не увижу решение суда об аннулировании… А у меня разрешение ГАСК». И всё», — прокомментировал Рабинович.

Все попытки «МедиаПорта» связаться с инициатором строительства не удались.  

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.