Аватар пользователя Вадим Шевякин

Роман Пец: о свободном «Маккаби» и «Металлисте» Фоменко

Воспитанник харьковского футбола, экс-защитник «Металлиста», один из лидеров команды на рубеже веков Роман Пец рассказал в интервью «МедиаПорту» о своём харьковском начале, заграничном продолжении и о том, чем занят сегодня. 

«Металлист» на сборах в Сочи, 1990-й год. Роман Пец в верхнем ряду третий справа

«Металлист» на сборах в Сочи, 1990-й год. Роман Пец в верхнем ряду третий справа

Роман Пец имеет 19-й показатель по количеству сыгранных за «Металлист» матчей. Это если брать всю историю харьковского клуба, в том числе и времена, когда многие игроки проводили всю карьеру в одной команде. В чемпионате независимой Украины Роман Пец восьмой по такому же показателю, хоть он и провёл четыре года в Израиле и ещё один сезон в одесском «Черноморце». Всего за «Металлист» он сыграл 234 матча и забил 11 мячей. Из ныне играющих футболистов только двое перепрыгнули эти цифры: вратарь Александр Горяинов и коллега Пеца по цеху центральных защитников Папа Гуйе.

«Служил в «сапогах», играл в «Маяке»

Как Вы попали в футбол?

Вместе со сверстниками летом играли в футбол, зимой — в хоккей. Потом начал заниматься в детской школе «Алмаз» — это в районе Одесской. Я жил недалеко оттуда, на Мерефянском шоссе. После этого, в 13 лет, я поступил в харьковский спортинтернат.

Вы сразу стали центральным защитником?

В «Алмазе» я играл центральным нападающим до 13-ти лет. А уже в спортинтернате меня поставили в оборону.

Команда спортинтерната 1969-го года рождения. Справа сидят Андрей Канчельскис и Роман Пец (крайний)

Команда спортинтерната 1969-го года рождения. Справа сидят Андрей Канчельскис и Роман Пец (крайний)

После спортинтерната вы попали в «Маяк». Что это была за команда, где играла?

После четырёх лет в спортинтернате мы ездили на просмотры в «Металлист». Ездили с командой на сбор, как и наши ровесники из СДЮШОР «Металлист». Потом мне и ещё нескольким юным футболистам поступило предложение из «Маяка». Это была вторая лига СССР, украинская зона. Команда «Маяк», как и «Металлист», была заводской, завод имени Шевченко её курировал. Мы играли и на Баварии, и на «Локомотиве», где сейчас Дворец Спорта имени Кирпы.

Насколько я понимаю, уровень был серьёзнее, чем сейчас во второй лиге Украины.

Не знаю, что сейчас за вторая лига. Но в «Маяке» были футболисты, поигравшие и в элите. Уровень был приличным: «Волынь» Луцк, «Нива» Тернополь и многие другие команды, которые сейчас в Премьер-лиге и в первом дивизионе, тогда играли во второй лиге.

Потом была служба в армии. Многие советские спортсмены проходили службу в Спортивных клубах армии (СКА). Были такие коллективы в Ростове, Львове, Одессе, Киеве. Но вы поехали аж за Байкал, в Читу.

Я в армию вообще попал в «сапоги». Полгода был в «сапогах», а потом пробился в спортроту и там продолжал службу. Так что армейским инвентарём у меня был не только мяч, но и гранаты, автомат и т.д. Готов к труду и обороне хоть сейчас. (Смеётся.)

В 89-м году я вернулся со службы и снова начал играть за «Маяк». В конце сезона нас с вратарём Валерием Дудкой, который, увы, уже не с нами, пригласили в «Металлист». Тренировал главную команду Харькова тогда Леонид Ткаченко.

Перейдя из «Маяка» в «Металлист», вы не только сразу заиграли в основе, но и в дебютном сезоне в высшей лиге чемпионата СССР забили два мяча.

Всякое бывает…

Кого удалось огорчить?

Эх-х, не помню, уже. (Дубль в ворота донецкого «Шахтёра». Игра закончилась со счётом 2:2ред.)

Были в чемпионате СССР матчи, которые особенно запомнились?

Тогда вообще все матчи были запоминающиеся. Хоть у нас в команде и прошла смена поколений, но уровень был очень приличный. Та лига, в которую я вернулся уже в конце 90-х, и чемпионат СССР — это две большие разницы. А то, что я сразу влился в команду… Происходило омоложение коллектива, и я как раз стал одним из тех молодых, кто заменил ушедших триумфаторов Кубка СССР-88.

Что случилось с «Металлистом» после распада СССР? Одна из лучших украинских команд начала валиться уже в чемпионате независимой Украины.

У нас была хорошая молодая команда, хотя были и опытные футболисты: оставались Иван Панчишин, Гурам Аджоев. То есть был сплав опыта и молодости. Но такие были времена, что многие уезжали. Процентов 50 тогда покинули Харьков: мы с Кандауровым уехали в Израиль, Призетко ушёл в «Динамо», Помазун — «Спартак» и т.д. Не знаю, с чем это связано. Руководство с лёгкостью отпускало ведущих игроков.

Насколько финансирование тогда соответствовало? Футболист мог себе позволить, например, машину?

Нет, конечно. Это сейчас футболист может заработать за какой-то период времени и купить машину, квартиру. Тогда мы квартиру получали в клубе, машину — тоже в клубе. Купить на зарплату мы всего этого не могли.

1991-й год. Роман Пец второй слева в верхнем ряду

1991-й год. Роман Пец второй слева в верхнем ряду

«В 93-м сел за коробку автомат».

Вы перешли в «Маккаби» из Хайфы. Сложно было из родного города переезжать в чужую страну? Наверняка подход к работе и быт очень отличались.

Что было очень непривычным — это обилие свободного времени. В Украине мы за день или два перед игрой заезжали на базу и там готовились. А в Израиле это всё оставляли на профессионализм людей. Игра в 18.00? В 16.30, пожалуйста, будьте на стадионе. Как вы спите, что вы делаете, что кушаете — это всё ваши проблемы.

По условиям контракта (кстати, первого в моей карьере, ведь в «Металлисте» мы играли как спортивные инструкторы завода Малышева) клуб снимал квартиру и оплачивал автомобиль. «Хонда Цивик» с коробкой автомат. С 93-го года я сел за коробку автомат и после этого на механике не езжу, привык.

В футболке «Маккаби»

В футболке «Маккаби»

И команда там была хорошая. Мы с Кандауровым в неё хорошо влились, а Иван Гецко играл там и раньше. Тогда в Израиле на поле могли выходить максимум три иностранца, и к ним были требования очень жёсткие. Мы должны были быть хотя бы на полголовы выше местных футболистов. Правда, и уровень заработной платы был в десятки раз выше, чем здесь, в Украине.

И вы попали с корабля на бал — из зарождающегося чемпионата Украины в Кубок Кубков, где «Маккаби» дошёл до 1/4 финала. Сначала вы легко прошли команду из Люксембурга, а потом началось самое интересное…

Да, мы в 1/8 финала играли с московским «Торпедо» — неплохим коллективом. В Москве мы проиграли со счётом 1:0, ответная игра была в Израиле. Сначала мы повели, но москвичи сравняли счёт, и нам нужно было забивать уже дважды. Ближе к концу игры я подключился к атаке и забил один мяч, а уже под занавес игры мы забили ещё. Радость была ещё та…

Потом была грозная итальянская «Парма»…

Первую игру с «Пармой», в Израиле, я пропустил из-за перебора жёлтых карточек, и мы проиграли со счётом 0:1. В Италии была хорошая игра, мы выиграли с таким же счётом, но уступили в серии послематчевых пенальти. Везение было на стороне «Пармы».

Роман Пец, Иван Гецко и Сергей Кандауров — трио украинцев в «Маккаби»

Роман Пец, Иван Гецко и Сергей Кандауров — трио украинцев в «Маккаби»

За «Парму» тогда выступал Джанфранко Дзола (знаменитый форвард «Наполи», «Пармы», «Челси» и сборной Италии, ученик Диего Марадоны). Против него играли?

Да. Хороший футболист, но конкретно какими-то супердействиями он не запомнился. Это когда вы сверху сидите, то всё видите, а мне некогда было рассматривать соперников.

Наверняка в «Маккаби» вы были на пике карьеры. Вы становились чемпионом Израиля, брали серебро чемпионата, выигрывали Кубок страны, регулярно играли в Европе…

Возраст был золотой. Я приехал — мне было 24 года, уезжал в 28. Один негатив — перелом ноги. Не хочу гадать, но, думаю, он мне помешал в спортивной карьере.

Как случился перелом?

Была принципиальная против «Маккаби» из Тель-Авива и мне специально сделали подкат с нанесением травмы.

А если всё-таки загадать. Без перелома могли бы продолжить играть в более сильном первенстве?

Не знаю. Были шансы уехать в европейскую страну. Пусть не в Италию или Англию, но Голландия, Бельгия, Австрия — это было вполне реально. Тот же Кандауров продолжил играть в Португалии.

Всё ещё в «Маккаби» Хайфа

Всё ещё в «Маккаби» Хайфа

После «Маккаби» вы выступали за «Хапоэль» Цифририм. Что это была за команда?

В «Маккаби» начали приезжать другие футболисты. А я уже отыграл два с половиной года, да ещё и получил такую серьёзную травму. Поэтому я принял решение перейти. Если сравнивать, то уровень «Маккаби» намного выше.

Вы играли за «Маккаби» с Кандауровым и Гецко. В других командах тоже были постсоветские футболисты?

Да. Были из Белоруссии ребята, из Литвы, России. Много было футболистов. Страна небольшая, а как таковых друзей среди израильтян не было, поэтому мы встречались все вместе в Тель-Авиве или в Натане с жёнами, подругами. Отдыхали, отмечали вместе праздники.

Как вы уехали из Израиля?

Я был летом 97-го в отпуске в родном Харькове. Ходили слухи, что есть интерес со стороны «Металлиста», но ничего конкретного не было. Зато было предложение от Леонида Буряка, который позвал меня в «Черноморец». Я съездил в Одессу, дал добро и поехал в Израиль, чтобы закрыть там все вопросы. Потом погрузил вещи на пароход и поплыл в Одессу.

В «Черноморце»

В «Черноморце»

«Украинские форварды дали бы фору бразильцам»

В «Металлист» вы вернулись в 98-м, когда харьковчане вышли в высшую лигу.

Да, мне наконец поступило конкретное предложение, и я решил, что везде хорошо, но дома лучше.

Вы работали под руководством Фоменко, Ткаченко, ездили на сборы с Лемешко все они исповедовали силовой футбол. Для вас не стало откровением, что сначала в 2004-м Литовченко, а через год и Маркевич поломали в корне стиль игры «Металлиста». Начались комбинации и чуть ли не «тики-така».

Каждое время по-своему интересно. В 98-м году другой футбол был. Я был на сборах ещё молодым с Лемешко. Его я тоже неплохо знаю. У Ткаченко немного по-другому было. При Фоменко было больше атлетизма, исполнительское мастерство стандартов, фланговые атаки… Было больше физики.

Правда, что Фоменко каждую тренировку записывал на видео?

Да. Другие тренеры в основном записывают игры, но Михаил Иванович смотрел записи тренировок и потом указывал нам на ошибки.

На свой юбилей, 30 лет, вы сделали себе подарок, забив два мяча в ворота «Карпат»…

Тогда у нас было много мастеров игры на втором этаже, были и хорошие исполнители стандартов. Поэтому из каждого стандартного положения мы пытались выжимать максимум. Вы же видите, и сейчас с различных подач залетает много голов.

«Металлист»-1999

«Металлист»-1999

В нынешнем сезоне «Металлист» исключил из еврокубков УЕФА, но и вы, как футболист, сталкивались с подобной ситуацией. 2002-й год, «Металлист» занимает четвёртое место в чемпионате, которое даёт право играть в Кубке УЕФА. Но потом «Металлург» Запорожье, который набрал столько же очков, отправил протест в высшие футбольные органы страны, и четвёртое место отдали Запорожью…

Это было на местном уровне, поэтому я бы не стал сравнивать с нынешней ситуацией. А вообще, как вы думаете? Когда всё время хорошо, то и жить хорошо. А когда начинаются какие-то трения, как тогда, или когда клуб исключают из Лиги Чемпионов за дела пятилетней давности, то, конечно, остаётся осадок. Тем не менее жизнь продолжается.

«Металлист» тогда регулярно занимал пятое, шестое места. Могли на большее замахнуться?

При тех соперниках это был хороший показатель для того «Металлиста».

Вы играли в такое время, когда в «Динамо» и «Шахтёр» заезжали первые бразильцы. Насколько отличается типичный украинский форвард от бразильского? Например, против сегодняшнего «Шахтёра» вам было бы удобно играть? Там же сплошь Бразилия в атаке.

Если защитник хочет остановить форварда, то он найдёт противоядие на бразильца, аргентинца и кого угодно. Я не играл против нынешних бразильцев, но и против наших нападающих тоже не было легко. Некоторые ещё бы дали фору легионерам.

Кстати, вы противостояли многим известным нападающим Шевченко, Реброву, Саленко, Леоненко, тому же Дзоле. Кого вы бы выделили?

Все по-своему сильны. Один, как Иван Гецко, — форвард таранного типа, хорошо играет корпусом, хороший удар. Другой, как Сергей Ребров, более техничный, юркий, против него мне было тяжелее играть внизу, хотя вверху проблем никогда не было.

То есть не было такого форварда, кого действительно боялись, мол, неужели опять «отвозит»?

Нет, такого не было. В зрелом возрасте. А в начале, я помню, мы проиграли на кубок киевскому «Динамо» и мне в 20 лет пришлось играть против Протасова. Тяжело было. Ещё и «Динамо» тогда бежало так…

«​Тяжело заиграть молодым, когда столько легионеров»

Вы закончили карьеру в 2004-м в «Металлисте», когда команда вылетела в первую лигу. Приблизительно тогда в клуб пришёл Александр Ярославский. Можно было представить, что команда так быстро из середняка превратится в одного из лидеров?

Я будущего не вижу. Знал бы прикуп — жил бы в Сочи, как говорится. Но я рад, что так произошло. Сейчас мы видим, как клубы исчезают — «Кривбасс», теперь «Арсенал». А в Харькове создался сильный клуб в плане команды, академии, стадиона, базы… Это развитие харьковского футбола. Я рад за них.

Сложа руки вы долго не сидели. Поработали в СДЮШОР «Металлист» и практически сразу начали тренировать молодёжный состав ФК «Харьков»…

Было время, я занимался юношами, которые играют на Украину. Отсматривал молодёжь, выбирал перспективных… Но потом, когда образовался ФК «Харьков» летом 2005-го, меня пригласили работать в дубль. Я видел для себя перспективу и принял это предложение.

Вы достаточно долго тренировали дубль «Харькова», но я даже не знаю, что спросить об этом периоде. Поэтому спрошу о своём. Я играл на юношеском уровне в начале двухтысячных (футболисты 91-го года рождения), и только один парень моего возраста из всех харьковских команд заиграл прилично  это ваш подопечный в ФК «Харьков» Александр Скляр, ныне игрок полтавской «Ворсклы». Почему такая маленькая отдача от харьковской футбольной школы?

Тяжело сказать, это целая философия. Как они развиваются, какой ведут образ жизни. Заиграть им тяжело, когда столько иностранцев. Обоснуем так: есть неплохая молодёжь, с которой нужно работать, работать и ещё раз работать.

Потом вы работали спортивным директором футбольной школы «Арсенал». 10 лет назад «Арсенал» на юношеском уровне составлял конкуренцию «Металлисту» и спортинтернату и где-то даже превосходил их. Что случилось потом?

Какое-то время «Арсенал» был самостоятельным футбольным клубом, потом клуб исчез, а школа обеспечивала молодёжью ФК «Харьков». Существует она и сейчас как частная школа, базируется там, где и раньше, — на стадионе «Спартак». Школа функционирует, но финансирование оставляет желать лучшего. Сейчас в «Арсенале» в основном все воспитанники — харьковчане, и то, только те, которые не подошли «Металлисту». Вы же видите, сейчас в академию «Металлиста» идёт отбор со всей страны. Почувствуйте разницу между словами: «отбор» в «Металлисте» и «набор» в «Арсенале».

Вы не собираетесь вернуться к тренерской карьере?

Не буду загадывать. Сейчас я работаю директором стадиона «Металлист». Посмотрим, что будет дальше.

Что входит в обязанности директора стадиона?

Моя работа заключается в том, чтобы стадион жил, команда играла и как можно больше выигрывала.

Такие казусы, как выключение света на «Днепр-Арене»,  это ваша сфера?

Конечно. Есть отдел энергетики, который отвечает за освещение от А до Я, контролирует полностью систему. Всё, что касается стадиона, — это моё.

Роман Пец на нынешней должности

Роман Пец на нынешней должности

Редактор: 
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.