Аватар пользователя МедиаПорт

Реформатор, врач и «санитар медиа». Коротко о главном

Как добиваться от властей решений и можно ли помочь чиновнику? Почему папа не должен сидеть в коридоре, когда его ребёнок с матерью на приёме врача? И где найти противогаз для информационного поля? Прямая речь трёх спикеров конференции TEDxKharkiv — в формате «Коротко о главном». 

Путь от жалобы к действию. Анастасия Леухина

«Нет жалоб — нет проблем. Когда мы молчим о том, что делает нам больно, то не помогаем системе меняться. Каждая жалоба — это сигнал, а гражданин как нерв. Его голос важен телу под названием «страна». Когда-то мой знакомый повредил нерв на руке. И эта рука отличалась от здоровой — на ней было много порезов, ожогов. Болевой сигнал из-за нехватки нерва не доходил до мозга. Мозг не мог адекватно реагировать и защищать руку. Точно так же — и наше молчание.

Как быть этим нервом и не особо тратить на это свои нервы? Я выделила два уровня.

Первый — это требовать и жаловаться. Второй — когда ты предлагаешь чиновнику решение и помогаешь его внедрять. 

Первая история о том, как 15 лет назад я только начинала этим развлекаться. Я ехала по трассе в аэропорт в Киеве и увидела, что одна часть дороги освещённая, а другая — абсолютно тёмная. Явно были какие-то перебои в энергоснабжении. Я подумала, что, если я не скажу, этого не сделает никто. Я позвонила в контактный центр, сообщила о поломке. Через два дня, когда я снова ехала в аэропорт, обе дороги были освещены. Меня такие маленькие вещи очень вдохновляют.

В прошлом году была история с памятником Быкову в Киеве. Он находится в красивом месте с видом на левый берег. Я обратила внимание, что машины, на которых туда приезжают на свидания, очень портят газоны и кирпичную кладку возле памятника. Я написала официальное обращение городским властям. Здесь путь был не таким простым — мне нужно было несколько раз с ними переписываться. В итоге я убедила, что нужно поставить не просто знаки, а клумбы, чтобы люди не могли туда заехать. Для того, чтобы зажечь свет или поставить клумбы, тебе не надо быть юристом, не нужны деньги. Не нужно реально ничего, кроме ручки, бумаги и желания.

Третья история про туалет. Вы же понимаете важность туалета для человека. Приехали мы как-то с мамой в одну большую поликлинику Национального института, который занимается онкологией. Там на девять этажей был открыт всего один туалет. О его состоянии я промолчу. И туда должны ходить больные, которые сидят в очередях со своими проблемами. Это глубоко затронуло моё человеческое достоинство. Пока мы ждали в очереди, я написала заявление главврачу. Через пару дней туалеты открыли. Прошло несколько лет, и они открыты до сих пор. Поэтому такая простая вещь, как заявление, иногда открывает даже туалеты.

Анастасия Леухина, Глава аттестационной комиссии Национальной полиции Украины, советник по внедрению проектов Департамента Юстиции США

Анастасия Леухина, Глава аттестационной комиссии Национальной полиции Украины, советник по внедрению проектов Департамента Юстиции США

Второй уровень. Поделюсь опытом коллеги, которая провела велодорожку от Троещины в центр города. Велодорожки власти строили не так, как нужно. Моя знакомая решила не дать властям проколоться, а помочь, чтобы потом не критиковать. Она добилась исследования о том, как люди пользуются велосипедами, куда ездят. Потом сопровождала их в процессе строительства дорожек, отслеживала, чтобы придерживались всех нормативов. Благодаря ей деньги, которые были потрачены на велодорожки, оказались очень хорошей инвестицией. Теперь это дорожка через половину Киева. Действительно качественная. И всё благодаря готовности человека брать ответственность в свои руки, а не требовать готового от власти.

История друга из Ивано-Франковска. Там запустили полицию. Сначала была волна «селфи», потом волна битых машин. Он решил помочь. Организовал команду волонтёров, которые провели полицейским несколько мастер-классов по безопасному движению. Оценили каждого патрульного и потом равномерно распределили их по сменам.

Третья история самая болезненная — про доступ в реанимации. Она касается моего сына, который умер в реанимации 11 лет назад. Самое драматичное воспоминание о реанимации — она как тюрьма. У родителей нет доступа. Ты не можешь видеть ребёнка, ребёнок не может видеть тебя. Это очень сложно. Мой ребёнок провёл в реанимации полжизни. И эти полжизни мы не могли видеться. И вот прошлой осенью одна журналистка написала статью об этом. И я подумала: почему бы сейчас не попробовать что-то с этим сделать. Я «репостнула» эту статью и «затэгала» замминистра здравоохранения. К моему удивлению, он ответил. Предложил встретиться и пообещал сделать всё возможное, чтобы это изменить. Стране это не стоит никаких денег. А для людей, которые оказываются в реанимации, и их родственников это бесценно. Мы несколько месяцев вели переписку с министерством, привлекали общественные организации. Три дня назад министерство выпустило проект приказа о доступе родственников в реанимацию.

Сформулируйте своё обращение в письме. Определите, кому его отослать. Идите напрямую. Не откладывайте свою проблему на завтра. Завтра будет новая проблема, которую тоже придётся решать».

Социальная безотцовщина. Евгений Комаровский

«Представьте себе, родился ваш первенец. Вы пришли домой, уложили его в кровать. И вот вы вдвоём, два специалиста, которые сделали ребёнка, стоите и смотрите на него. Понимаете, что большей красоты вы ещё не видели. И вот на этом уже этапе возникает проблема — вы оба понятия не имеете, что с ним делать дальше. Но женщина уверена в том, что она знает. Даже если женщина сомневается, ей никто не может помочь. Она понимает, что никуда от детёныша она не денется и будет нести этот крест до конца своих дней. Он сомневается. Когда он начинает протягивать к нему руки, прибегает старая самка с криком «Уйди! Ты ничего не понимаешь. Иди зарабатывай деньги». И он счастлив, потому что нашёл повод уйти.

Девочки, даже если у вас три высших образования, вы исполнены здравого смысла, пишете без ошибок и знаете английский, когда в роддоме вы услышите плач первенца, вам на голову упадут два страшных инстинкта. Первый — он не должен умереть с голоду. Второй — он не должен замёрзнуть. Женские инстинкты нуждаются в преодолении. Природой задумано, чтобы рядом с ней был мужчина, который возьмёт на себя всю полноту обязанностей. Через два месяца гормональный фон стабилизируется, и она сможет адекватно реагировать на крики ребёнка.  Но эти два месяца могут быть критичны для всей семьи.

Он плачет — она его кормит. Он съедает больше, чем надо. В доме жарко, он потеет, хочет пить. Но она начиталась кучу книжек о том, что ребёнка нельзя поить, надо только кормить. Авторы книжек не могут догадаться, что температура воздуха 38 градусов. Она знает только одно — его надо кормить и накрыть. Он орёт. Мужчина уже спит в соседней комнате. Уходит на работу. Приходит — его встречает невыспавшееся зомби с нулевым либидо. Женщине кажется, что, когда она стала мамой, жизнь кончилась. Она теперь думает о другом. А он ничего не знает и уходит. И после этого семья очень часто распадается.

Евгений Комаровский, детский врач, телеведущий

Евгений Комаровский, детский врач, телеведущий

Стать мамой — это не перестать быть женщиной и социально активным человеком. Вот этому я и пытаюсь научить. Мальчики упорно считают, что это не для них информация, что им здесь не место. Почему они так считают?

В Финляндии, если женщина идёт на осмотр к врачу или с ребёнком к педиатру, в этот день работодатель обязан дать папе отгул. То есть не может финская семья представить, что беременная пойдёт к доктору, а папа — на работу. Они обязаны идти вдвоём. И вот ситуация, когда из Киева ко мне приезжает семья. Мама с ребёнком заходит в кабинет, а папа в это время сидит в коридоре. Я готов задушить этого папу. Хотя в то же время осуждать это тяжело. Потому что в каждого ребёночка заложен инстинкт копирования взрослого. Если мальчик никогда не видел, как его папа занимается детьми, он не будет знать, как это делать.

Решения принимает женщина. Роддом — женщина. Детский врач — женщина. Детский сад —женщина. В Финляндии 50% работников детских учреждений — мужчины. У нас же все решения, от температуры в комнате до места учёты ребёнка, решают женщины. Потом они жалуются, что мужчины не могут принимать решения, что они врут, не умеют нести ответственность за семью. В этом виноваты женщины со своим самопожертвованием, готовностью нести свой крест. Образ матери-героини имеет серьёзнейший побочный эффект — социальную безотцовщину. Мужчины не видят страну через призму детства. Они вообще не знают слов «беременность», «акушер», «детский врач». Посмотрите на нашу страну.

Мы не думаем о детях на уровне бытовом. Мы не можем решать эту проблему и на уровне государства, потому что оно использует мощнейший побочный эффект. Чтобы его понять, нужно вспомнить о таком лекарстве, которое называется «сульфат магния», или «магнезия». Его обожают врачи скорой помощи. Если у вас сильно болит голова, приезжает скорая и делает укол в попу. Через 15 минут у вас так сильно болит попа, что обо всём другом вы уже забыли. Эффект магнезии в политике используется постоянно. У нас всё время болит, куда идти, на каком языке говорить, какому богу молиться, как относиться к предкам, какие памятники ломать. Почему нам не болит наша школа, наш детский сад? Мы настолько увлечены побочным эффектом, что истинного положения не видим.

Я хотел бы, чтобы мы построили киндероцентрическое государство. Государство, в центре которого будет ребёнок. Для того, чтобы ребёнку было хорошо, нужно сделать хорошо его маме и папе. Без этого не получится ничего. Каждый раз, когда вы слышите очередную, извините, хрень по телевизору, подумайте. Если сегодня перестанут летать самолёты из Харькова в Москву, как это отразится на наших детях? Если мы сегодня переименуем эту улицу, как это отразится на наших детях?

Нужно менять образ успешного человека. Для меня это образ мужика, который понимает, что без счастья его ребёнка ничего в этой стране не получится».

Санитария в медиа. Александр Костенко

«Расскажу вам сказку о том, как новости убивают нас, как едят наш мозг. Мы этому не препятствуем, а, наоборот, собственными руками приближаем дату смерти. Сначала был Советский Союз с его колоссальной пропагандистской системой и его линейной прямой от источника информации к конечному потребителю. Это не позволяло потребителю по дороге к источнику информации куда-то податься, куда-то свернуть. Потом пал железный занавес, и начали отстраиваться новые медийные рынки. Это были настолько бешенные по своей скорости процессы, что народ не успевал реагировать. И оставался в парадигме газетного потребления информации. Но прошло два года, пять лет, середина 90-х. Уже Интернет, уже медийные рынки сформированы. А потребитель мыслит по старинке, в моногамной парадигме. То есть я прочёл один источник информации — и норм. Человек всё так же идёт на шорох и не смотрит по сторонам.

Этой ситуацией незамедлительно воспользовались два вида специалистов, работающих на этих рынках, — рекламщики и политтехнологи, то есть люди, которые продают политику и которые продают всё остальное. Они завладели этим рынком. И владеют им до сих пор.

Александр Костенко, журналист, блоггер

Александр Костенко, журналист, блоггер

Информационное поле — это такое гнилое болото, куда вообще нужно заходить в противогазе, потому что ты зашёл — и умер. Сразу. Это, казалось бы, простая вещь, но люди не понимают. Они говорят: «Я вот только на полшажочка». Нет, ты границу переступил и умер. Либо тебе нужен противогаз.

Расскажу о медийной аптечке «скорой помощи», которая поможет вам зайти и сдохнуть не сразу. Вы каждый день заходите в новости. Прочли заголовок. Если он вызывает эмоцию или в нём есть оценка, плюньте, закройте и больше не заходите. «Рада приняла антинародный закон». Как это возможно? То есть возможно, но журналист не может так писать. Смотрите прилагательные. Оно не может быть оценочным, не может вызывать у вас сердечный «йок». Ещё не должно быть наречий ухода от ответственности («видимо, вероятно»). Вы доходите до конца новости. Если там стоит вывод автора — вышли.

В аналитике мы смотрим на источник. Кто это сказал, авторитетность источника. Это количество фолловеров, но не всегда. Просмотрите хорошо его страницу. Многие говорят: «ну, что я буду этим заниматься». Не занимайся. Опусти голову в бочку с известно чем.

Заходя на любой текст, вы должны понимать не только, что там говорится, но и зачем. Зачем мне это попалось на глаза. Потому что манипуляций в интернете — 99%.

Смотрите на дату, потому что бывают и вбросы. Смотрите на ресурс. Если известные вам ресурсы об этом не написали, это может быть «фейк». Есть ресурсы, рассчитанные на продажу вирусных новостей.

«Погуглите», кто является владельцем ресурса. Нужно понимать, почему именно эта новость на этом ресурсе.

Ты зашёл и поверил — умер. Не умер, но передал дальше — ты инфицирован».

***

На конференции TEDxKharkiv в минувшую субботу выступили 16 спикеров. Видео выступлений организаторы готовят к публикации, следите за обновлениями на страницах TEDxKharkiv в соцсетях. 

Редактор: 
Аватар пользователя Кадя,
Кадя,
20 апреля 2016 - 07:22

Уважаемые журналисты МП! Очень нужна ваша помощь . Пропал Артём Васльевич Корниенко, житель Южного, муж и отец троих деток. Нормальный мужик, непьющий. Выехал на работу на стареньких жигулях из Южного в Песочин и до работы не доехал. Машину нашли под Волчанском, с ключами и документами, брошенным отключенным телефоном. Полиция ищет, свидетели вроде его видели, вроде как не в себе был . Кто-то подвозил. Если именно его, конечно. Семья в шоке, ничего не известно, местность прочёсывали, безрезультатно. Версий несколько - от лихих попутчиков до потери памяти. Тему на форуме я открыла. Время идёт и не в пользу Артёма и его семьи. Жене звонили уроды, требовали выкуп или вернут его по частям. Оказалось - типа шутники. Подзаработать.  Детёнышу младшему три месяца.  Вот как можно так....

Аватар пользователя Татьяна Федоркова
20 апреля 2016 - 09:51

Спасибо за информацию, Кадя. 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.