Аватар пользователя Анна Соколова

«Приглашаю в гости мэра — у меня есть пандус и лифт»

На прошлой неделе человек в инвалидной коляске устроил в Харькове одиночный протест. Почти 20 минут простоял на проезжей части возле облгосадминистрации. Акция привлекла внимание, но её цель почти никто из случайных свидетелей так и не понял. Водители недовольно сигналили и объезжали чудака, а кто-то из прохожих даже пытался сунуть деньги. 

За несколько часов до акции на дороге Леонид Балдин был на встрече с правозащитником из Финляндии Калле Конколой. Мужчина в инвалидной коляске приезжал в Харьков, чтобы рассказать о личном опыте противостояния системе. По словам правозащитника, регулярными протестами общественники добились значительных изменений в Хельсинки  за последние 30 лет город стал более удобным для людей с инвалидностью.

«На этих круглых столах я бываю часто. Слушаем, обсуждаем, но ничего не делаем, — рассказывает Леонид. В интернете я увидел ролик, как в Вене в 96-м году ребята в колясках перекрыли улицу. И тогда это сработало. Сейчас Вена достаточно удобная для перемещения в коляске. Вот это меня и сподвигло».

Мероприятие с Калле Конколой закончилось, и Леонид озвучил идею протеста другим присутствующим на встрече людям с инвалидностью. На пикет он позвал всех, кто был, — восемь человек. Присоединиться не захотел никто. 

«Почему не захотели? Не знаю. Просто поехали домой, — пожимает плечами. — Но мы же можем что-то сделать, хотя бы заявить о себе!»

За 20 минут, которые Леонид провёл посреди проезжей части, ни одна машина не остановилась. Водители сигналили и объезжали мужчину в коляске.

«Мне очень понравился чувак, который подошёл и попытался всунуть мне гривну. Я говорю, спасибо, но мне не надо, я тут не за этим. Если хочешь помочь, постой рядом. Он немного постоял», — смеётся Леонид.

Он считает, что акция не совсем эффективна. Зато добавилось друзей в «Фейсбуке» — «стало на 20 друзей больше».

Леонид родом из Луганска. Учился и жил в Киеве, работал в Житомире. В Харьков приехал почти три года назад — на реабилитацию после операций. По неосторожности Леонид выпал из окна седьмого этажа: «Алкоголь, дуристика, тут нечего рассказывать». До операций он совсем не мог пошевелиться.

«Вот руки и сейчас не идеально работают. Но я и так паршиво на гитаре играл», — смеётся Леонид.

Первое время он жил в институте протезирования. Когда решил остаться в Харькове, стал искать жильё. Подходящее — с удобным заездом — найти было сложно. Сначала арендовал частный дом. В Харькове женился. Теперь вместе с женой снимает квартиру в центре. В доме есть пандус и грузовой лифт.

«Харьков значительно удобнее Житомира, но менее удобный, чем Киев. В Киеве лучше метро, там можно перемещаться, — сравнивает Леонид. — Харьковское метро для меня недоступно. У меня была одна попытка спуститься, но это тяжело. К тому же, я большой. Тяжело не мне, а тем ребятам, которые носят. Возможно, был бы я хрупкой девушкой, это не было бы такой проблемой».

По городу Леонид передвигается или в коляске, или на такси: «Я пользуюсь обычным такси. В основном водители адекватные, коляска складывается, кладётся в багажник. Редко бывают ситуации, когда водители ворчат».

Проблемы с доступностью Харькова решаемы, уверен Леонид: «Чего мне бы хотелось — это собрать ребят в колясках, показать, что мы есть и что с нами нужно считаться. Хотелось бы объединиться с мамами с колясками, потому что им тоже неудобно в городе, и велосипедистами. Отдельная велосипедная дорожка, например, решит очень много. Я часто передвигаюсь по проезжей части, потому что дороги хоть как-то ремонтируют, а по тротуару бывает сложно проехать».

Прежде всего, доступным нужно сделать транспорт, считает Балдин: «Обычно все заведения, в которые я хочу попасть, частные. С ними можно говорить, но решать они будут сами. А транспорт — это государственное. Он должен быть доступным».

Леонид работает программистом — из дома: «Мне повезло, что не нужно выходить на улицу каждый день, куда-то добираться. В случае чего могу вызвать такси — зарплата позволяет. Но не у всех же так!»

В городе должно быть больше пандусов и общественных туалетов для людей с инвалидностью, уверен Леонид: «Вот говорят, что нужно убирать мэра, и тогда всё будет хорошо. Семь бед — один ответ. А я приглашаю его к себе домой — у меня есть пандус, грузовой лифт. У нас с ним общие проблемы. Мы бы попили чаю, обсудили их».

Он планирует провести ещё одну акцию, только уже не один: «Если что, я готов проверить на доступность и автозаки, и полицейские участки».

«У нас классное общество, люди, которые, если к ним обратиться, помогут. Вряд ли кто-то оказывался в ситуации, когда ты просишь, а тебе не помогают, — рассуждает Леонид. — Просто хочется меньше просить о помощи».

Десять лет назад людям с инвалидностью в Харькове приходилось обращаться за помощью гораздо чаще, считает вице-президент общественной организации инвалидов «Креавита» и член исполкома Харьковского горсовета Елена Шингарёва, которая тоже передвигается в коляске.

«Харьков был тотально недоступным городом. За это время произошли большие изменения, и все активные люди в колясках это видят и знают. Конечно, говорит о том, что город стал доступным, ещё рано, но и ожидать, что за такой период будут адаптированы все здания в городе, метро, общественный транспорт, пешеходная зона, тоже наивно, — отмечает Шингарёва. — У нас доступные практически все административные здания, районные администрации, социальные службы, суды, центры админуслуг, поликлиники и больницы только на уровне пандусов при входе, около 150 низкопольных автобусов и троллейбусов, служба «Инватакси», половина театров, кинотеатров. Из частных объектов — кафе, магазины, рестораны, банки, крупные супермаркеты и торговые центры — доступны, среди небольших пока с доступностью слабо».

Самой болезненной темой для людей с инвалидностью в Харькове Шингарёва называет недоступность пешеходной зоны: «В городе действительно очень сложно передвигаться в коляске по улицам. В остальных аспектах постепенно происходят позитивные изменения».

Одиночный протест Леонида Шингарёва считает неэффективным. Она рассказывает, что в каждом районе есть комитет доступности с участием людей с инвалидностью. Члены комитетов, люди в колясках, проверяют доступность улиц и зданий в разных районах города и подают предложения в администрацию: «Если человек хочет изменений, необходимо подготовить предложения, что конкретно в первую очередь необходимо изменить — адаптировать какие здания, улучшить обслуживание в низкопольном транспорте, открыть какую-то услугу — и добиваться от власти этих изменений».

В то же время, соглашается Шингарёва, «чем больше активных людей с инвалидностью будут говорить о доступности, тем больше этому вопросу будет уделяться внимания и тем быстрее наш город станет полностью доступным для всех горожан».

«Каждый человек имеет право проявлять свою гражданскую позицию наиболее подходящим для него способом. Если Леонид считает, что так он добьётся изменений и привлечёт внимание власти к вопросу доступности, он имеет на это право», — добавляет вице-президент общественной организации инвалидов «Креавита».

В 2009 году Украина ратифицировала Конвенцию о правах лиц с инвалидностью. Согласно документу, государство признаёт, что людям с инвалидностью важна доступность «физического, социального, экономического и культурного окружения, здравоохранения и образования». В декабре 2016 года Президент Украины Пётр Порошенко подписал Указ «О создании условий для реализации прав людьми с инвалидностью», в котором органам местного самоуправления «предлагается усилить внимание к решению актуальных проблем людей с инвалидностью»: учитывать их потребности при реконструкции и строительстве зданий, объектов благоустройства и дорожно-транспортной инфраструктуры, обеспечивать реабилитационные и социальные услуги, в том числе людей с инвалидностью из числа участников АТО и внутренне перемещённых лиц.

По данным Всемирной организации здравоохранения по состоянию на конец 2016-го года, в мире живут около миллиарда людей с инвалидностью. Это 15% всего населения Земли.

Фото: Павел Пахоменко

Аватар пользователя Sergey
Sergey
17 марта 2017 - 10:23

Я как велосипедист и как отец ребенка, который пользуется коляской и санками для перемещения по городу, и как ответсвенный гражданин, который хочет чтобы люди с ограниченными возможностями могли пользоваться инфраструктурой города и вести полноценную жизнь - солидарен с Леонидом

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.