Аватар пользователя Татьяна Федоркова

Отвод экспертов: пять тезисов защиты Дронова

13 ноября защитник обвиняемого Геннадия Дронова Сергей Перепелица заявил суду об отводе четырёх экспертов Научно-исследовательского института судебных экспертиз им. Н. С. Бокариуса, которые проводили автотехнические экспертизы по делу о ДТП на Сумской. Чем мотивирует свою позицию защита? 

1. «Ни одна экспертиза не установила скорость Lexus Зайцевой». По мнению защиты Дронова, это имеет важное значение, поскольку «влияет на определение удалённости автомобиля от места столкновения, что в свою очередь влияет на видимость и скорость реакции водителя автомобиля Volkswagen Touareg».

2. «Дополнительная экспертиза проведена экспертами, которые делали предыдущие выводы». Защита Дронова сомневается в компетентности авторов автотехнических экспертиз, а их выводы, по мнению адвокатов, базируются на предположениях. В доказательство этому Перепелица ссылается на различие в ответах экспертов при допросах в суде: «Эксперт Варлахов на вопрос защитника ответил, что перекрёсток на месте, где произошло ДТП, образуют две дороги, тогда как его коллега Ольхов отметил, что указанный перекрёсток образован четырьмя дорогами».

3. «Эксперты проигнорировали факт наличия дублирующего светофора». Защита Дронова настаивает, что водитель Volkswagen руководствовался дублирующим светофором. В проведённых исследованиях до назначения в октябре этого года дополнительной экспертизы эксперты никак это не оценивали. В дополнительном исследовании сказано: в условиях отсутствия «стоп-линии» Дронов должен был остановиться перед основным светофором, а «необходимость установки дублирующего светофора (СТ3), который размещён за границами перекрёстной части ул. Сумской относительно направления движения автомобиля Volkswagen Touareg, определена планировкой указанного перекрёстка».

«При этом в выводе не указано, о какой же «необходимости» идёт речь и в чём же особенности перекрёстка, ведь, судя из факта существования дублирующего светофора и такого утверждения экспертов, планировка перекрёстка является не типичной», — комментирует Перепелица.

4. Несоответствие, по версии защиты, фототаблицы схематическому изображению Volkswagen на перекрёстке. Суд просил экспертов обозначить границы перекрёстка и расположение автомобиля Дронова относительно этих границ. В дополнительной экспертизе приводятся фототаблица (стоп-кадр записи с камеры видеонаблюдения) и графическая схема расположения Volkswagen. Оба изображения относятся к одному отрезку времени — «20:43:41», это момент перед началом движения авто.

Эксперты пришли к выводу, что автомобиль Дронова передней частью пересёк ближнюю границу перекрёстка. Но защита обращает внимание: проведённая на фототаблице линия не «задевает» Volkswagen, в отличие от схематического изображения.

«Вывод не содержит никаких других замеров, определения масштаба относительно приобщённой фототаблицы и угла съёмки, как и не содержит никаких расчётов по этому вопросу… Эта линия не проходит поверх изображения автомобиля и не затрагивает его переднюю часть. Единственное, что можно утверждать 100%, это то, что тень правой части автомобиля Volkswagen действительно находится в границах перекрёстка», — оценивает вывод экспертов Перепелица.

5. «Эксперты не отобразили факт наличия на перекрёстке дорожной разметки, не установили её характера и назначения, не учли, что дороги находятся на разных уровнях, что также имеет значения для определения границ». Всё это, по мнению защиты Дронова, свидетельствует о «некомпетентной предвзятости судебных экспертов». 

Судья Виктор Попрас спросил у Сергея Перепелицы, почему, заявляя отвод, он сначала не попросит экспертов дать разъяснение: «Вы задаёте очень много вопросов: почему эксперт нарисовал так, почему сделал то-то. Почему вы не хотите сначала вызвать эксперта для того, чтобы он разъяснил? Может, он сможет ответить на вопросы?»

Защитник Дронова ответил, что не видит в этом смысла: «Мы уже вызывали этих экспертов и задавали им вопросы по другим экспертизам, допрос проводился по два-три часа. И что они нам объяснили? Ничего. [...] Невозможно, чтобы мы получили экспертизу и догадывались, что это такое. А как это нарисовали? А как это оценивать? В экспертном исследовании должно быть всё указано: методы, каким образом нарисовали, замеры, если угол, то какой угол, каким образом определялся этот угол, поэтому, я считаю, что эксперты уже допустили ошибки. Их вызвать? Они же нового ничего не могут сказать. Они могут разъяснить, что написано, а там ничего не написано».

По Уголовному процессуальному кодексу Украины отвод должен рассматриваться в присутствии тех, к кому заявлен, пояснил судья Виктор Попрас и объявил перерыв для вызова экспертов до 20 ноября.  

Читайте также

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.