Анна Багряна: «Этимология крови» или плохая наследственность?

Общеизвестно, что каждый человек в своей жизни заново открывает «вечные истины». В личном опыте индивидуума эти открытия занимают важное место, и возникает закономерное желание поделиться ими с окружающими. В сучукрлите это явление приобретает иногда угрожающие масштабы. Я не буду говорить сейчас о своем любимом писателе Артеме Чехе, который мужественно доносит до современного читателя идею о том, что бухать – это плохо. Я предлагаю поговорить сегодня об Анне Багряной и ее романе «Этимология крови», героиня которого «открывает для себя кармическую связь поколений, всем своим существом познает память крови, незримо закодированную в каждом из нас», а попросту – осознает, что она похожа на сестру своей бабушки.

Несмотря на то, что дети в основном бывают похожими на своих старших родственников внешне или характером, Багряна придает этому обстоятельству мистическое значение: главная героиня Ярка слышит загадочный голос, который, как догадывается смышленый читатель, принадлежит ее «пращурице»; события, описанные под названием «Хроники чужой жизни», рассказывают о местности с характерным названием Страхолесье; в анамнезе у предков Ярки находим адюльтеры на грани инцестов, попытку растления несовершеннолетней, убийство топором и – для идеологической выверенности и соответствия духу времени – мужественного воина УПА с сакраментальным вопросом: «Аннычка, а ты выйдешь за меня… когда война закончится?»

С одной стороны, принимая во внимание такую память крови, не удивляешься, почему описанная в романе жизнь Ярки сконцентрирована в основном на ее отношениях с мужчинами, с другой же – бедноватой выглядит биография девушки по сравнению с ее темпераментными предками. В пользу Багряной могло бы сработать то, что она пытается раскрыть тему секса, с которой недостаточно хорошо справляется сучукрлит, но никто не подсказал молодой писательнице, что «пружні перса» и «стужавіла плоть» вряд ли возбудили бы даже читателей Панаса Мирного, а уж сегодня могут быть разве что образами для пародий. Психология любви раскрывается в не менее затасканных фразах: «Я люблю Андрея, и мне очень тяжело без него, так тяжело, что я сама начинаю захлебываться в не отданной никому – за все то время, что мы не вместе – нежности. Ну почему он не шлет мне даже скупых (будто мужская слеза) эсэмэсок? Почему?!!.. Смелею» (с. 105)

Последний глагол касается уже не Андрея, а Назара, а впрочем, какая разница для девушки, которая всем существом познает память крови? Тем более что замуж она скоро собирается выходить за Орчика: «Конечно. Мне скоро – тридцать. Сколько ж можно – в девках?.. Орест будет мне неплохим мужем. Уверена в этом» (с. 150).

Будто осознав, что с кармической связи поколений сбилась на эти такие же вечные, но не такие загадочные темы, Багряна завершает свой роман страшно потусторонней и глубоко укорененной в национальной традиции сценой макабрического венчания: «Останавливаемся там, где горизонт. Я всегда считала, что горизонт существует только издалека. …Перед нами, будто из-под земли, вырастает величественный храм. Роскошный. В стиле барокко. Входим. «В имя Отца и Сына, и Святого Духа, - вдруг начинает петь невидимый хор. Где-то высоко над нами. Это какие-то неприятные визгливые голоса, которые переходят в лягушачье кваканье» (с. 151).

Венчает героиню с Назаром (ну да, с Назаром, но, во-первых, ей это снится, а во-вторых, никто и не говорил, что будет легко, вы еще даже не пытались разобраться с тем, кто кому в этом романе бабушка-сестра-мачеха!) доктор-стоматолог Дюмин, который был ее первым мужчиной (опять же ничего интересного типа секса в стоматкресле – сплошная «влажность лона и упругость плоти» и «казалось, что я никогда не смогу насытиться этой любовью»).

Наконец, к этой смеси семейной саги и слабоэротических пассажей Багряна добавляет пафосный вывод в последнем разделе «Все»: «Смерть – это так же естественно, как и рождение… Мы не исчезаем, если наша кровь переходит в других» (с. 153).

Это очень хорошо, подумалось мне, когда ребенок познает мир и открывает для себя вечные истины… Жаль только, иногда этот процесс слишком затягивается :).

Анна Багряна. Етимология крови. – К.: Факт, 2008.

Редактор: 
шиномонтаж петербург
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.