Стриптиз, мораль и милиция. Кто кого?

Харьковские милиционеры взялись за стриптиз. Правоохранители утверждают: чуть ли не все местные ночные клубы нарушают закон – «О защите общественной морали». Все подобные шоу должны быть согласованы в комиссии по моральности, а еще – обязательно иметь сценарий, распределение ролей, реквизит – и только после того, как члены комиссии согласуют всё это – стриптизеры имеют право выступать.

Вадим Кононихин: «Просматриваем, да... Не снимаем, естественно, на камеру - не считаем это нужным...»

Этот человек знает чуть ли не всех порнорежиссеров. В кабинете у него - не только распечатанные версии законов и Уголовный Кодекс, но и диски для взрослых. Из новинок – порно-аниме. Такая у него работа: Вадим Кононихин – заместитель начальника областного управления по борьбе с преступлениями, связанными с торговлей людьми. Милиционер стоит на защите общественной морали.

Тренер по стриптизу: «Пошире ножки – и поменяли! Ниже!..»

Вика – тренер по стрип-пластике в единственной в городе подобной школе. Сама – профессиональный хореограф, раздеванием не зарабатывает – учит других.

Вика Галищева, тренер школы стриптиза показывает каблуки: «Ну это маленький еще, есть больше, еще больше!»
В ее школе - около двухсот желающих профессионально раздеваться. Есть даже мужчины. Большинство, говорит, приходит, чтобы при случае удивить свою половинку.

Виктория Галищева, тренер школы стриптиза: «Девочки-стриптизерши – это обычно девочки с улицы, которые пришли с улицы и хотят заработать много денег. Непрофессиональные. Да, 80% это непрофессиональные танцовщицы».

Главное в стриптизе – движения и пластика, уверена Виктория. Раздевание здесь – вещь последняя. Поэтому, мол, и большинство шоу низкопробные. В этом тренер согласна с милиционерами.

Виктория Галищева, тренер школы стриптиза: «А то просто конкретно девочка подходит, садится на мужчину – и всё, давай мне денег, вот я такая голая и красивая!...»

Вадим Кононихин, заместитель начальника управления по борьбе с преступлениями, связанными с торговлей людьми: «Будет сценарий, будет определенная хореографическая постановка. Тогда, естественно, можно будет получить какой-то определенный положительный высновок. А когда это действо происходит без никакого сценария, и артисты на сцене могут меняться по три раза в неделю, то о каком положительном высновке может идти речь?»

Но кто именно должен оценивать профессионализм стриптизеров? И разбираются ли в раздевании милиционеры, члены комиссии по моральности?

Виктория Галищева считает: оценивать сценарий, движения и сценические костюмы стриптизерши должны профессиональные режиссеры, хореографы и педагоги.

Виктория Галищева, тренер школы стриптиза: «Одному милиционеру это может понравиться, другому - не понравится. Одному девочка станцевала приватный танец – а ему понравилось, почему бы и нет?..»

Вадим Кононихин, заместитель начальника управления по борьбе с преступлениями, связанными с торговлей людьми: «Мы проводим проверки, составляем акты о том, что данные владельцы заведений нарушают общественную мораль, закон, сообщаем об этом в экспертную комиссию по защите общественной морали, пишем письма в исполком...»

Но Вадим Кононихин – хоть, говорит, уже и разбирается, как никто в эротике и порнографии – не возьмется оценивать: моральны ли танцы, которые исполняют харьковские стриптизерши. Если и появится подозрение – позовет на помощь специалистов-искусствоведов.

Редактор: 
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.