Год назад 22 пациента клиники «Эксимер» частично или полностью потеряли зрение

Год назад 22 пациента харьковской клиники «Эксимер» частично или полностью потеряли зрение. Как позже выяснили медики, причиной стала синегнойная палочка — инфекция, которую врачи занесли во время операций по замене хрусталика. Сегодня делом «Эксимера» занимается новая следственная группа. Предыдущая, говорят пострадавшие, специально затягивала следствие.

Сейчас в этом здании — мебельный магазин. Хотя ещё два месяца назад здесь находилось харьковское отделение клиники «Эксимер». Эксимеровской таблички на здании уже нет. Нет и результатов следствия, утверждают два десятка бывших пациентов клиники. Год назад они пришли сюда, чтобы вернуть зрение. А ушли отсюда инвалидами.

История с «Эксимером» — это два дела: кроме уголовного — ещё и гражданское. Одна из двадцати двух пострадавших — ей после операции удалили один глаз — подала на клинику в суд. Её адвокат говорит, что женщина хотела получить около пятидесяти тысяч гривень морального ущерба и добиться пожизненного содержания — пятьсот гривень каждый месяц. Но после нескольких заседаний адвокат забрала иск из суда. Объясняет, что сейчас получить от «Эксимера» хоть какую-то сумму нереально: в Харькове уже нет ни офиса, ни оборудования.

Наталья Василенко, адвокат пострадавшей: «Это составляли в основном оргтехника, некоторые предметы мебели. И как нам стало известно, в связи с тем, что они покинули арендованное помещение, были вывезены, соответственно, эти предметы, хотя они и находятся на ответственном хранении, то потом исполнять и разыскивать эти вещи было бы весьма затруднительно».

Зоя Борисенко и Татьяна Чепорова год назад друг друга ещё не знали. Единственное, что их объединяло,  очередь на операцию в клинике «Эксимер». Для обеих поход к врачу закончился трагедией: Зоя Борисенко ослепла на один глаз, а мать Татьяны Чепоровой потеряла зрение полностью. Сейчас они пытаются вернуть хотя бы деньги — а это около тысячи долларов за одну операцию. За год, который прошёл после неудачного лечения, уголовное дело до суда так и не дошло, а следствие, утверждают пострадавшие, топчется на месте.

Зоя Борисенко, пострадавшая: «Та группа затягивала следствие. Никаких результатов небыло. Уже должен быть суд. А они не могут найти ещё виновных».

Татьяна Чепорова, дочь пострадавшей Нины Благовещенской: «Все документы, которые доставали мы, все ответы на наши запросы, просто не приобщались к делу. Ни одно ходатайство не было удовлетворено. Вообще ни одно! До сих пор не допрошены многие пострадавшие...»

Николай Желяков — уже второй следователь по делу «Эксимера». В сентябре пострадавшие добились смены следственной группы, чтобы начать расследование «с чистого листа».

Николай Желяков, старший следователь Харьковской областной прокуратуры: «Проверяются полностью версии потерпевших. Их доводы. Те, которые они высказывают в ходе следствия. Полностью мы пытаемся отработать те нарушения, которые они указывают, для этого очные ставки проводятся, их дополнительно опрашивают».

На протяжении всего года представители «Эксимера» отказываются общаться с прессой. Хотя сразу же после операции в клинике заявляли: синегнойная палочка была в растворе, который медики закупают совсем у другой фирмы.

Сегодня, по иронии судьбы, на месте таблички клиники «Эксимер», в которой 22 человека потеряли зрение, вывеска мебельного салона — с изображением слепого крота.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.