Пострадавшему от взрыва на Салтовке 26-летнему Максиму Владимирову нужна донорская кровь

44-летнюю Надежду Шевелеву, пострадавшую от взрыва в доме на улице Академика Павлова, сегодня выписали из больницы. Взрыв в пятиэтажке прогремел в прошлый понедельник и до сих пор не ясно, что стало его причиной. Несколько семей остались без жилья, два человека были ранены. 26-летний Максим Владимиров, сегодня все еще в больнице и по-прежнему в тяжелом состоянии, он очень сильно обгорел. Чтобы поддерживать жизнь Максима, врачам нужна донорская кровь.

Полдень. Девятнадцатилетняя студентка Наташа - пока единственная, кто сегодня пришел сдать кровь для Максима. Четыреста грамм - но этого хватит, говорят врачи, чтобы в течение суток поддерживать жизнь молодого человека. Пострадавшего девушка не знает. Говорит, просто решила помочь.

Наталья, студентка-донор: Узнала из новостей. Решила помочь, потому что неизвестно с кем и что завтра будет, и кто будет кому помогать. Я сама была в ситуации - не такой, но тоже нехорошей, и нашлись люди, которые мне помогли, а теперь Я хочу помочь.

Около часа дня возле пункта приема крови собрались люди в форме. Двенадцать курсантов из военного училища пришли сдать кровь для Максима Владимирова. Теперь у врачей, которые лечат пострадавшего от взрыва, есть кровь еще на десять дней.

Сам Максим - сегодня весь в повязках. Говорит, раны болят, но врачи хорошие, и потому он быстро идет на поправку. Рядом - сестра и отец. Дежурят в палате круглые сутки. О происшедшем Максим, спустя неделю после взрыва, рассказывает уже спокойно. Говорит, несмотря на сильные ожоги, сознание не терял ни на секунду.

Максим Владимиров, пострадавший: Я закурил, я с газом никогда не сталкивался, у нас везде электроплиты. Все время был в сознании, не терял сознания. Услышал - двери ломают, потом замок заел, не получилось открыть. Потом пожарные уже поднимались, чтоб они дальше не поднимались, сам начал спускаться.

Врачи говорят, раны у пациента начнут заживать только через неделю. Тогда уже можно будет делать пересадку кожи - на руках и частично на туловище. Медики жалеют, что в отделении неисправна специальная кровать для ожоговых больных. Здесь под простынью - что-то вроде песка или муки. И лежа на такой кровати, пациенты не чувствуют боли.

Кровать появилась в больнице случайно. В девяносто первом году, после ЧП на одном полтавском заводе в ожоговое отделение неотложки привезли руководителя предприятия. И специально для него эту кровать выписали из Франции. По инструкции служит такая кровать не больше года, потом ее нужно менять. Но новое оборудование больнице даже не обещают. Такая кровать стоит тридцать тысяч долларов.

Донорскую кровь любой группы для Максима Владимирова можно сдать в больнице скорой и неотложной помощи.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.