MediaPost on-line. Кино под наркозом

У вас когда-нибудь такое было: вот вы все понимаете, а сказать не можете? И даже руки не двигаются. Остается только открывать рот в немом изумлении. Например, пришли за вами с постановлением суда, и вы вроде ждали, и вроде в бумаге все правильно, и выполнять надо… Но ведь не хочется? И что тут скажешь? Это синдром, названный в народе «собачьей болезнью», не такое уж редкое явление, потому что современная жизнь - штука такая: все меньше того, что хочется, и все больше того, что надо. А все, что хочется, еще и вредное. И проходит жизнь, как во сне. Или как под наркозом: за тебя все решают, и за тебя уже все спланировали. А тебе остается одно: лежать и ждать результат. Если он будет.

«Упал, потерял сознание, очнулся - гипс»
Фильм «Бриллиантовая рука»

«Упал, потерял сознание, очнулся – гипс» - это почти полное содержание фильма режиссера-дебютанта Джоби Харольда «Наркоз». Вообще-то, фильм называется Awake - пробуждение, что довольно точно отображает, если не всю фабулу, так ее финал. Но наши переводчики как всегда оказались на высоте, и, выудив из фильма самое малозначимое с точки зрения сюжета, но зато самое яркое и впечатляющее из происходящего на экране, ничтоже сумняшеся прилепили это определение на афишу. Да и остались довольны. В результате этого обстоятельства, а также благодаря буквально «блестящей» по своей вразумительности аннотации из официального релиза, зритель попадает в зал, полный уверенности, что увидит нечто психоделическое вроде «Лестницы Джейкоба», или хотя бы «Блуберри». А видит банальный детектив.
Правда, с невероятно затянутым прологом.

Главный герой картины, некто Клейтон Бересфорд-младший, является наследником, как нетрудно догадаться, весьма богатой и аристократичной семьи. Мы застаем его наслаждающимся: а) головокружительной деловой карьерой и перспективой, б) молодой и обаятельной любовницей. В исполнении Джессики Альбы, кстати. Ну, кто отказался бы?
И все у него замечательно, и впереди только фанфары и яхты с дорогими вечеринками. Одна беда: любовница, она же секретарь мамы Клейтона, явно не тот вариант, который мать планировала для своего сына. Это невероятно мучительное обстоятельство (а мучаются в фильме все, даже швейцары в гостиницах и водители лимузинов), не дает покоя молодому Бересфорду. Но на помощь ему приходит верный друг, кардиохирург с афроамериканской внешностью Джек Харпер (который тоже традиционно чем-то мучается, с его «мучений» и начинается фильм), и предлагает влюбленным тайно венчаться с его помощью. Параллельно он убеждает Клейтона лечь на операцию по пересадке сердца. Как вы понимаете, совпадения этих двух действий по времени совсем не случайно…

Вообще умышленное убийство с помощью «неудачной трансплантации сердца» (граждане, спокойно, никакой тайны, которая может испортить просмотр фильма, я вам не открываю), это «еще то» изобретение. С ним может конкурировать разве что «случайно упавший на голову рояль». Представить себе, что один случайно подвернувшийся врач может убедить своего друга, имеющего достаточно денег, для получения консультации в любой, самой лучшей кардиологической клинике страны, на трансплантацию сердца?! Без консилиума врачей?! Это что, исправление формы ушей? Между тем, главная детективная интрига сюжета заключается именно в этом. На ней базируется весь фильм, и будь моя воля, я бы вообще назвал бы его «Несчастный случай на операционном столе». Производственная драма.

Но нелепость сценария, это еще полдела. Пожалуй, главное в фильме, это нечеловеческой силы психологизм, который буквально сочится от избытка по краям экрана. Герои фильма страдают и переживают, переживают и мучаются, мучаются и боятся, страхам нет числа, а неуверенность становится фирменным признаком главных героев фильма. Если появился в кадре и неуверен в себе – значит, мы еще его увидим.

И кроме того, они все постоянно думают, думают, думают… О чем, спросите вы? Тема проста и извечна: «Быть или быть?». Сюжет буквально наводнен гамлетами в самых разнообразных упаковках: в вечерних платьях, военных мундирах, докторских халатах. Перед нами просто какой-то парад гамлетов, эдакий праздник поисков философского содержания бытия. По атмосфере фильм легко может соперничать с «Фаустом» и «Жизнью Клима Самгина». А главное в таком деле, как показывает классика литературы, это, конечно же, сопереживание читателя/зрителя.

Но беда в том, что его героям совершенно не хочется сопереживать. Одни из них такие мажористы, и в их жизни все так замечательно, что счастье скрипит уже на зубах. Другие столь омерзительно хитры и подлы, что их нужно казнить, не дожидаясь финала. Третьи столь аморфны, что про них вообще думать не хочется. А ведь судя по тому, как рвут они все тельняшку в кадре, именно на сопереживание рассчитывал режиссер в первую очередь.

И что остается в финале операции на сердце? Остается тот простой факт, что сердце у сюжета создатели фильма успешно удалили, но ничего стоящего взамен туда не вставили. Вот только когда у главного героя грудную клетку крупным планом вскрывают, что-то у зрителя екает. А потом успокаивается.
Даже под наркозом, любите кино.

Автор: Олег Денежка.

Редактор: 
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.