Основоположнику украинского авангарда Лесю Курбасу – 120 лет

Лесю Курбасу – основателю театра «Березіль» и основоположнику украинского авангардного театра - 120 лет. В Харькове Курбас жил на улице Культуры, 9, в доме писателей «Слово», на мемориальной табличке его имя наряду с именами других его коллег. Курбаса называют режиссером выдающимся и даже гениальным, однако в Харькове, похоже, кроме шевченковцев и литературоведов, память о Курбасе никому не нужна.

Сейчас такое время, когда сердца людей закрыты, уверен главный режиссер театра Шевченко, наследника «Березіля», Степан Пасичник.

Степан Пасичник, гл. режиссер театра им. Шевченко: «Людина, яка жила в епоху тоталітаризму, її пам'ять потрапила в епоху тотальної байдужості. Ми сьогодні живемо в байдужий час, і це є проблема. Байдужий по відношенню до болю, до екології, перепрошую, до слова, до самого себе і, передусім, до ближнього».

В первый день весны молодые актеры театра Шевченко устроили «Курбасовские чтения». Без помпы и пафоса, для своих. Почти домашнее чествование. На фоне старой хроники они читали воспоминания тех, кто знал Курбаса, работал с ним.

«Він стільки давав акторам зі скарбниці своїх знань і обдарованості, що його жадання мимоволі ставали і нашими. Поліна Самійленко».

В украинском театре фигуры, равной Курбасу, после него так и не появилось. Нет ее и сейчас. Режиссер, который свободно говорил на нескольких иностранных языках, он не только следил за новинками мировой драматургии, но и сам переводил пьесы, ставил их, часто играл главные роли. Еще один гений - Всеволод Мейерхольд называл Леся Курбаса лучшим режиссером Советского Союза.

В начале 30-х Курбаса обвинили в национализме, формализме, еще каких-то грехах и отстранили от работы в «Березілі». Лесь Курбас уехал в Москву, где его арестовали и отправили на Соловки.

«Березіль» фактически распался и стал Харьковским театром украинской драмы. Как погиб Курбас и где похоронен - неизвестно. В Харькове великого режиссера вспомнили только шевченковцы. Принесли цветы на символическую могилу и провели чтения в театре.

Вісокий, статний, з блідим обличчям и сивим скуйовдженим чубом, він сам чомусь був схожий на віковічне дерево, перед яким стояв і яке неминуче, не сьогодні-завтра, паде під ударом сокири.

Редактор: 
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.