Истории последнего харьковского ветерана-подпольщика

Николай Корж, пожалуй, единственный человек в Харькове, у кого при жизни есть памятная доска, и единственный, говорит сам ветеран, кто остался живым из харьковских подпольщиков. В годы Великой Отечественной войны Николай Корж прятал людей и совершал диверсии.

 

Когда началась война, 22-летний Николай был с «белым» билетом и не подлежал призыву. Однако, рассказывает ветеран, пошел с другом проситься на фронт.

Николай Корж, ветеран подполья: «Направьте нас в военкомат журналистами. Я редактор многотиражки ХЭТИ «За электрификацию», журналист, он спортсмен знаменитый, хотя и очкарик».

Секретарь Киевского райкома партии сказал, что ребят все равно не возьмут в армию и предложил остаться в Харькове в резерве ополчения. Если город оккупируют немцы, Николай Корж должен был вести подпольную работу. Вскоре так и случилось. В оккупированном Харькове стали создавать явочные квартиры.

Николай Корж, ветеран подполья: «Я принимал часто тех, кто помогали сжигать электростанцию, еще не будучи партизаном, еще не имея связного. А когда были облавы днем, ко мне забегали люди, чтоб спастись».

Однажды, вспоминает Николай Александрович, его нашли. На Воробьева, 5, где он жил у родственников, пришел друг и попросил карту Харькова для подпольщиков. Взамен оставил револьвер и приказал принимать тех, кто постучит в его двери и назовет пароль.

Николай Корж, ветеран подполья: «Можно у вас отдохнуть или водички попить? - А кто вас прислал? - Добрые люди».

Лишних вопросов задавать было не положено. Как правило, людей, которые приходили к нему, Николай Корж видел в первый и последний раз.

Николай Корж, ветеран подполья: «Человек мог поспать, ничего мне не сказать, только передать листовки или какую-нибудь еще бумагу для передачи туда-то и туда-то и уходил».

Много явок подпольщиков в Харькове провалились, вот по этим адресам: Артема, 23 или Чайковского, 11. Конспиративную квартиру Николая Коржа немцам так и не удалось раскрыть, хотя под подозрение он попал.

Довелось Николаю Коржу побывать и диверсантом. На территории нынешнего ХПИ была экспериментальная электростанция, рассказывает бывший подпольщик. Немцы пытались ее восстановить, чтобы ремонтировать технику, которая вышла из строя - двор института был забит ею, вспоминает Николай Корж. Председатель подпольного обкома партии Иван Бакулин, он руководил подпольем, приказал уничтожить станцию.

Николай Корж, ветеран подполья: «Мне доверили подпилить маслопровод турбины. Я это сделал успешно, и когда пускали станцию в ночь пробного пуска, то место, где надпил был сделан, прорвало».

Электростанция сгорела дотла, до сих пор с гордостью рассказывает Николай Корж. А вскоре он, наоборот, спас ГЭС от подрыва фашистами.

После окончательного освобождения Харькова Николай Корж возобновил учебу в институте, работал энергетиком. О его подвигах стало известно уже после войны. А удостоверение партизана Николай Корж получил почти через полстолетия после Победы - в девяносто первом.

Со временем на доме, где он прятал подпольщиков и тех, кто вырвался из лап гестапо, установили памятную доску. Но боец, изображенный на ней, не похож на Николая Александровича. Он сам попросил художника не делать портрет. В конце мая последнему ветерану-подпольщику из Харькова исполнится девяносто.

Редактор: 
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.