Летчики учатся летать

Впервые за последние два года курсанты Института военно-воздушных сил начали проходить летную практику, и уже в 2004 году вооруженные силы Украины пополнятся новыми летчиками. Два предыдущих выпуска летчиков остались на земле - не было горючего, чтобы курсанты могли летать, поэтому их переподготовили на наземные специальности.

В минувшем апреле в институт приезжал президент Украины Леонид Кучма и пообещал проблему с горючим решить. И уже в июне в этом году керосин у летчиков появился, но в очень ограниченном количестве. Поэтому было решено сократить практику, и сегодня боевым летчиком в Украине можно стать за шестьдесят часов пребывания в воздухе.
Сегодняшний праздник первого полета для курсантов двойной - мало кто из будущих летчиков верил в то, что все-таки подберется к штурвалу. Перед глазами был пример их старших товарищей, которые пришли в институт с мечтой о небе, а вышли из него в реальность, которая называется наземной штабной работой. Этим третьекурсникам посчастливилось больше.
Сергей Додух, будущий летчик: До самого конца не верил. Мне советовали друзья уходить в запас, но я дождался. Это неповторимые ощущения.
Самолетный парк, на котором рвутся в небо будущие летчики, не обновлялся с конца восьмидесятых. У каждого самолета и вертолета свое прозвище. Вертолеты здесь окрестили "миксерами", а грузовые Ан-26 - "сараями". На более современные машины, типа Су-27 или Миг-29, курсанты смогут попасть лишь по окончании института, на курсах переподготовки в Николаеве.
Чтобы овладеть таким истребителем, как Л-39 (летчики называют его «свистком»), способному курсанту нужно сорок восемь полетов. В институте утверждают, что лет пятьдесят, поэтому такое не было по силам даже Чкалову.
Еще десять лет назад для того, чтобы курсанта допустили к самостоятельным полетам, ему надо было осуществить с инструктором не меньшее девятисот вылетов. Тех, кто садился за штурвал после восьмидесяти, называли вундеркиндами. Сегодняшних курсантов здесь классифицируют, как гениев. Но их одаренность - результат жесткого отбора, усиленной теоретической подготовки и обнищания армии. Один час в небе одного самолета стоит институту одну тысячу двести долларов.
Сергей Макацеба, заместитель командующего Института ВВС: Проблема не в количестве , а в качестве. Маленькое количество полетов по вывозной программе говорит о том, что мы не выпускаем слабых и неподготовленных в небо.
Сегодня курсанты счастливы. Вместе с ними радуются и их наставники. Но если руководство института верит в свое начальство, которое, по их мнению, уже никогда не оставит институт без горючего, то у будущих летчиков такие опасения все же есть. Если керосин вдруг закончится, сегодняшним третьекурсникам будет больно вдвое - они уже коснулись своей мечты и разводиться с небом не хотят.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.